Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

сила меьшинства

Глупцы те, кто не верят в чудо возрожденного Израиля

Три года назад в День Поминовения павших в войнах Израиля мы вместе со всем Израилем, выйдя из машины, стояли на шоссе, опустив головы в память о наших мертвых. И в тот же день «после звезды» уже веселились («утром плачут,  вечером скачут») на перекрытой от движения улице Яффо, где иерусалимцы с особым размахом отмечали 70-ый День Независимости Израиля. Израиля, восозданного всем смертям назло и во исполнение древнейших библейских пророчеств, еще до вавилонского пленения предсказавших,  что мы потеряем Израиль, и что мы его снова обретем.

Одно из них,  пророчество Исайи - 8-ой век B.C. 

Да, да, того самого, который изрек великое, но еще несбывшееся о народах замли: «перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать»

А вот это из Книги Пророка Исайи, гл.66, сбылось, что называется, как по писанному: 

8 Кто слыхал таковое? кто видал подобное этому? возникала ли страна в один день? рождался ли народ в один раз, как Сион, едва начал родами мучиться, родил сынов своих? 

9 Доведу ли Я до родов, и не дам родить? говорит Господь. Или, давая силу родить, заключу ли утробу? говорит Бог твой. 

10,11 Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем, все любящие его! возрадуйтесь с ним радостью, все сетовавшие о нем, чтобы вам питаться и насыщаться от сосцов утешений его, упиваться и наслаждаться преизбытком славы его.

Глупцы те, кто не верят в чудо возрожденного Израиля. Или хуже того, пытаются извести его шантажом; навредить ему бойкотами, угрозами, подлыми резолюциями ООН.  И все это, вместо того, чтобы «возрадоваться с ним радостью».  Самое снисходительное,  что можно о них сказать — 

Collapse )
сила меьшинства

Рождественское от Саши Черного

Ангел будит волхвов, спящих под одной рогожкой: один из них уже проснулся. Сейчас они встанут и отправятся вслед за звездой в Иерусалим, а оттуда в Вифлеем (по легенде, волхвы узнали о предстоящем Рождестве задолго до рождения Иисуса).Собор Сен-Лазар, Отён, Бургундия, XII в.
Ангел будит волхвов, спящих под одной рогожкой: один из них уже проснулся. Сейчас они встанут и отправятся вслед за звездой в Иерусалим, а оттуда в Вифлеем (по легенде, волхвы узнали о предстоящем Рождестве задолго до рождения Иисуса).Собор Сен-Лазар, Отён, Бургундия, XII в.

Поздравляю всех своих друзей, кто празднует  Рождество, этим милейшим стихотворением: 

В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен Его волос…

Бык дохнул в лицо Младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.

Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.

Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть Дитя бочком…

Присмиревший белый козлик
На чело Его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:

«Посмотреть бы на Ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине…

А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!»

сила меьшинства

Давно ли покупали календарь, а вот уже почти перелистали...

Большинство американских семей избавляется от рождественских елок накануне Нового Года. Ведь Новый Год в Америке — это скорее завершение Рождественского сезона, который длится чуть не весь декабрь, чем отдельный праздник. Не то в России, где к наступлению «самой волшебной ночи в году» готовятся загодя, а отмечают — истово, с неослабевающим раблезианским размахом. Удивительно, что культовое отношение к Новому Году в России не изменилось и к 21-му веку, когда празднование двунадесятых праздников, главный из которых — Православное Рождество, устойчиво и повсеместно укоренилось на необъятных российских просторах «от потрясенного Кремля до стен недвижного Китая». 

В Израиле, каких-то 30 лет назад, до прибытия «большой русской алии», 31 декабря — 8-ой день от «Рождества Христова» — отмечался маргиналами из местных христиан как день «обрезания Господне», а смена года по еврейскому календарю — Рош ха-Шана — праздновалась осенью, и предшествовала «десяти дням трепета». И все это не имело, разумеется, никакого отношения к квази таинственной бессмысленности «новигод'а», с которым теперь  поздравляет русских репатриантов никто иной, как Премьер Министр Израиля. Все идет к тому, что «на четверть бывший наш народ» вот-вот добьется, чтобы 1-ое января было объявлено в Израиле, как и в России, нерабочим днем. Кстати, в России этот почетный статус народ только что выбил из своих законодателей и для 31-го января.

Вообще, над загадочной привязанностью человечества к переходу через календарную отметку между 31-ым декабря предыдущего года и 1-ым января следующего, задумывались многие из великих. Вот что, в диапазоне от циничной насмешки над «самой волшебной ночью в году», до философского обоснования полной ее неотличимости от других ночей, писали в свое время знаменитые литераторы самого разного толка.

Самым беспощадным образом высказался об этом рационально непостижимом явлении наш Чехов: 

«Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже… По-моему, при встрече нового года нужно не радоваться, а страдать, плакать, покушаться на самоубийство. Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег…»

Не отстал от Чехова и печальный скептик из сатириконцев - Саша Черный:

«Родился карлик Новый Год, 

Горбатый, сморщенный урод, 

Тоскливый шут и скептик, 

Мудрец и эпилептик...»

Американец Марк Твен как всегда блистательно остроумен:

«Новый год является безвредным праздником, в частности потому, что он не приносит никакой пользы, и может быть использован в качестве козла отпущения за беспорядочную пьянку и дружеские драки...»

А голос немецкого гения Томаса Манна - привычно философичен:

«Время не имеет никаких делений или отметок, указывающих на его течение; ни гром, ни молнии, ни рёв труб не оповещает о наступлении Нового года. Даже когда начинается новое столетие, лишь только мы, смертные, звоним в колокола и стреляем из пистолетов...»

Ну, почему же непременно звонить или стрелять... Можно просто под гитару, вполголоса, как Сергей Никитин в «Диалоге у новогодней елки...» на слова Юрия Левитанского. 

К слову, все, что можно сказать всем нам на стыке 2020 и 2021, давно сказано все тем же Юрием Левитанским в другом великолепнейшем его творении, первая строка которого стала заголовком этих несерьезных новогодних ламентаций.  

Давно ли покупали календарь,

а вот уже почти перелистали,

и вот уже на прежнем пьедестале

себе воздвигли новый календарь

и он стоит, как новый государь,

чей норов до поры еще неведом,

и подданным пока не угадать,

дарует ли он мир и благодать,

а, может быть, проявится не в этом.

Ах, государь мой, новый календарь,

три с половиной сотни, чуть поболе,

страниц надежды, радости и боли,

спрессованная стопочка листов,

билетов именных и пропусков

на право беспрепятственного входа

под своды наступающего года,

где точно обозначены уже

часы восхода и часы захода

рожденья чей-то день и день ухода

туда, где больше нет календарей,

и нет ни декабрей, ни январей,

а все одно и то же время года…

Так вот, други мои, пусть из календаря 2021-го, - «три с половиной сотни, чуть поболе, страниц надежды, радости и боли, спрессованная стопочка листов»… Пусть из этой стопочки вам, каждому из вас, выпадет возможно больше надежды и радости, возможно меньше боли.

Постскриптум: 

Сознательно, чтобы не мешать сладкое с соленым, не упомянуто о трех главных печалях «отступающего» года:

Китайская Чума. Из-за нее, проклятой, у полутора миллионов, с которыми мы вместе «гостили на земле», 2020-ый год стал последним . На фоне этой страшной арифметики обо всех остальных разорениях, которые она привнесла в нашу жизнь, к примеру, об уродливых намордниках, о невозможности обнять друга друга, об отнятии привычной свободы перемещаться по миру, стыдно даже упоминать. В 2021 частота употребления слова «вакцина» возрастет экспоненциально среди «всих языцей».

Разбойничья победа. В начале ноября 2020-ого сбылось «реченное через Екклесиаста»: «И ещё довелось мне увидеть под солнцем, что не быстрым — удача в беге, не разумным — богатство, не храбрым — удача в битве...». Быстрый, разумный и храбрый — это Президент Трамп. Но очевидную «удачу в битве» украли у него умело сговорившиеся разбойники. Вернее, не у него. У нас. У 75 миллионов его выборщиков. Прошло чуть не два месяца со дня «выборов». Но оставленная ими воронка не затягивается, и невзирая на все самоуговоры, никак не хочет заживать. 

(Между тем, аппетиту моему эта незаживающая душевная рана никакого видимого ущерба, сука, как, впрочем, и все прежние нравственные мучения, не нанесла. Так что, вечную в своей неизбывности мечту (или, как говорят locals – resolution) сбросить хотя бы… сколько-то фунтов, благополучно переношу на 2021 год. Это так, к слову)

Особенно невозможно примирить сознание с тем, что посильную помощь Злу оказали те самые служители Фемиды, в чьи безукоризненно чистые ризы, в чью абсолютную верность закону мы вместе с Трампом так по-детски наивно верили. Министр юстиции и три последних назначенца в Верховный Суд, с таким нечеловеческим трудом введенные туда Президентом, по-иезуитски лицемерно и расчетливо предали наше и его доверие... Клятвопреступники в черных робах, клявшиеся на Библии стоять на защите Конституции, они не приняли к рассмотрению иск Техаса, зная, что сделай они это, им самим и пришлось бы вынести обвинительный приговор грязным махинациям разбойников. Но  тогда  Трамп на законных основаниях вступил бы во вторую свою каденцию, а это вызвало бы негодование тех, кто уже второй месяц уверенно держит  в руках украденную у Трампа победу. Получается такой расклад:  у одной стороны — ничего кроме правды и честных выборов, а вот у другой, разбойничьей,  имеются штурмовые отряды в лице BML, Антифы и прочего, с коими шутки плохи. Называя вещи своими именами: те, кто  должны  быть последней линией обороны for the law of the land,  трусливо отступили перед угрозой внутреннего террора, бросив и Закон и нас вместе с ним, на произвол судьбы. Но дальше об этом нельзя. А то совсем не по-новогоднему получится.

Мартиролог 2020-го. Зловещий этот список страшен чуть не еженедельным пополнением его в течение года легендарно прославленными по всему русскому миру именами. Мир этот оплакивал Жванецкого, Джигарханяна, Гафта, Виктюка как близкую родню. Впрочем, у каждого в этом скорбном списке есть тот, чья потеря кажется наиболее невосполнимой. Я, к примеру, сильно горевала об уходе Бориса Фрезинского, уникального знатока истории литературы и политической истории России XX века, никому, практически, если сравнивать с другими, чуть не религиозно почитаемыми покойниками 2020-го, неизвестного. Но если вы закачаете и прочтете его книги, то вам непременно откроется, «кого потеряла страна» в начале декабря «нехорошего», как та булгаковская квартира, 2020-го года.

***************************************************
Другие посты по тагу «Новый Год» и Пандемия:

Новый год во Флориде: tuchiki — LiveJournal

Когнитив эпохи "корона вируса". Жизнь человека vs. его гражданские права?



сила меьшинства

Еврейские корни Дня Благодарения

Don Feder. Оригинал здесь 

Перевод Сони Тучинской 

Какая картина возникает в нашем воображении, когда мы в День Благодарения думаем о Пилигриммах, впервые отметивших когда-то этот праздник?  Мы видим их за обильно накрытым столом, (неважно, что на первом году их прибывания в Новой Англии свирепствовал голод). Или вот еще другая картинка: снежным ноябрьским днем первые поселенцы идут в церковь с мушкетом в одной руке и Библией – в другой. 

А вот что наверняка не придет нам в голову при слове  «Отцы-Пилигриммы», так это зажигание  меноры или кручение дрейделс.

А между тем, Thanksgiving - День Благодарения, имеет очевидные еврейские корни, которые легко обнаружить в Библии. В философском смысле, истоки этого праздника восходят к самым истокам Иудаизма.

Дело в том, что  первый День Благодарения на самом-то деле имел место не в 17 веке, и не в Плимуте Новой Англии,  а более 3000  лет назад, на земле Израиля. 

Во Второзаконии (26:1-4)  Моисей  обращается к народу Израиля: 

«Когда ты придешь в землю, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней; то возьми начатков всех плодов земли, которые ты получишь от земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе, и положи в корзину, и пойди на то место, которое Господь Бог твой изберет, чтобы пребывало там имя Его».

Кому возносили благодарность Пилигриммы?  Не Королю Иакову, от преследований которого они и бежали сначала в Голландию, а потом,  в Новый Свет. Ну, и уж, разумеется, не капитану судна, который доставил их туда, причалив Мэйфлауэр с английскими переселенцами в Кейп-Коде. Они благодарили Бога, который указал им путь в  эту «добрую и обширную» землю. 

Первопроходцы неизменно ощущали свою неразрывную связь с предыдущими поколениями своих предков.

Подобно израильтянам, они верили, что бродили по пустыне (англиканская Англия), пересекли пустыню (бурную осеннюю Атлантику), приняли  верховную власть Бога (признанную в Соглашении Мэйфлауэр) и заселили дикую землю, чтобы обустроить ее не только для себя, но и для грядущих поколений.  Как и иудаизм, вера пуритан была основана на идее завета с Богом. Так Джон Уинтроп, первый губернатор плимутской колонии, предупреждал, что при сохранении веры  в Него, «мы обнаружим, что Бог Израиля находится среди нас, но если мы отвернемся от него,  то будем истреблены из доброй земли, в которой поселились». 

Что касается израильтян, отвернувшихся от Бога, то Тора говорит о земле, «извергающей» их. 

От Синайского Откровения  и Торы проходит непрерываемая нить, связывающая их с  Мэйфлауэрским Договором (начало республиканского правления в Америке). А оттуда и до Декларации Независимости, и до Конституции США рукой подать. 

Сегодня все мы, каждый по-своему,  должны благодарить,  - не Macy’s за ежегодные парады, не  индустрию откорма вкусных и сочных индюшек, не  фермеров, выращивающих клюкву, а ту Высшую Силу, которая поддерживала нас на протяжении всех этих  400 лет. Выражение благодарности - это очень еврейское дело. 

Многие из наших праздников состоят из благодарения Богу за спасение - Пурим (от Амана), Пасха (от фараона и рабства в Египте), и Ханука (от сирийской греческой оккупации). В Рош ха-Шана евреи возносят благодарность Всевышнему  за акт сотворения Им человека, за Его отцовскую любовь к своему созданию. 

Грех начинается с неблагодарности. Когда первый человек съел плод с запретного древа, он косвенно обвинил в совершенном им грехе своего Создателя: «Женщина, которую Ты дал мне быть со мной - она дала мне с дерева, и я ел». 

Вакханалия разрушения и насилия на наших улицах – это тоже  проявление неблагодарности. Склонные к криминальным действиям анархисты, громят наши города, дестабилизируя общественную жизнь и экономику. От них родятся страх и хаос, хотя сами они родились в самой свободной и богатой стране мира. 

Однако, комфортное существование, к которому они привыкли с детства, возникло не на голом месте.  

Collapse )
сила меьшинства

...чтобы отменить самый опасный из всех еврейских праздников – Хануку.

Этот текст  завораживает своей мощью. Так мог бы говорить Моше Рабейну, вернись он к нам сегодня. В еврейском мире отстаивать свои взгляды в таких категориях давно уже почитается неприличным.  
Об авторе нижеприведенного первоисточника догадайтесь сами.

-------------------------------------------


Будь я реформистским рабби, лидером истеблишмента с деньгами, престижем, влиянием и правом озвучивать точку зрения американского еврейства, будь я членом правящей команды в израильским правительстве, просвещенным, утонченным, современным еврейским интеллектуалом, я бы залез на все баррикады, чтобы отменить самый опасный из всех еврейских праздников – Хануку.

Только по причине тотального невежества мирового еврейского сообщества «Праздник огней» все еще остается самым популярным. Это также показатель интеллектуальной нечестности и лицемерия еврейского руководства. Потому что этот праздник – олицетворение и воплощение всего, что массы мирового еврейства и их руководство презирают всеми фибрами души. Этот праздник глубоко укоренен в том, что современные евреи со своими лидерами презрели и решительно отвергли. В мире нет праздника более «нееврейского» с точки зрения убеждений и образа жизни современных евреев, чем Ханука.

Та Ханука, что вторглась на мировую еврейскую сцену со всем своим инфантилизмом, маразмом, примитивизмом, невежеством и обманом – это не настоящая Ханука. Нынешняя гламурная Ханука вошла в моду потому, что ее еврейским родителям нужно было срочно чем-то заменить Рождество. Так появился спектакль «у нас тоже лампочки, как и у наших соседей-гоев». Так мы нашли себе повод тоже дарить нашим детям подарки, причем не один, как у нищих христиан, а сразу штук восемь. Так наши синагоги со своими обанкротившимися раввинами превратились в школьную показуху, чтобы довольные родители видели, что все это действо успешно и эффективно, а не трагическая ошибка и пустая трата времени. Так у нас появились еврейские Патрики Генри Пирсы, твердящие «свобода или смерть!» под аккомпанемент великих либералов Маккавеев, чтобы население кибуцев могло и дальше проповедовать Маркса и кушать ветчину, обитатели спальных районов могли и дальше нарушать Шабат, а реформистские и консервативные синагоги могли и дальше бороться за гражданские права негров, пуэрториканцев и Джейн Фонды. Такая Ханука не имеет ни малейшего отношения к действительности.

Это не Ханука наших предков, евреев Восточной Европы, Йемена, Марокко, Испании и Барселоны. Это совсем не та Ханука, за которую погибли Маккавеи. Если бы те, кого мы так рьяно чтим, увидели, во что превратилась Ханука сегодня, они наверняка начали бы второе восстание Маккавеев. Ибо тот образ жизни, который мы, евреи, сегодня ведем, и был настоящей причиной восстания евреев в те дни.

Что в действительности произошло 2000 с лишним лет назад? Что заставило горстку евреев восстать против врага? Кто был этим врагом? За что и против кого они сражались?

Collapse )
сила меьшинства

Новый год во Флориде

Семь лет назад я участвовала в одном необычном для себя  мероприятии:  отмечании Нового Года в компании практически незнакомых мне людей, каковое событие и было увековечено в документальном очерке " "Новый Год" во Флориде".  Две недели назад  навестив те же места с той же целью купанья в "бирюзовой воде Атлантики",  я обнаружила  в холле точно тот  же постер, что и семь лет назад. Он в тех же игривых  выражениях  призывал владельцев кондоминиумов вместе по-соседски отметить  Новый Год. В центре постера, как и семь лет назад,  сиял нестареющий лик Аркадия Гомельского, руководителя вокально-инструментального ансамбля, судя по всему, из года в год нанимаемого администрацией на время  "самой волшебной ночи в году". Единственное отличие состоит в том, что 2012 был  годом Черного Водяного Дракона, и все должны были быть в чешуйчатых блестках. А 2019 - и того хуже, - год какой-то (не к ночи будет помянута)  Желтой Земляной Свиньи, и во что надо быть прикинутым,  - мне, лично, неизвестно, да и ни к чему. В момент прихода этой химеры, навевающей мысли о "Зверях  Апокалипсиса",  я буду крепко спать в своей постели на берегу другого, Тихого Океана.
******************************************************

«И люди людям в этот час бросали:
«С Новым Годом вас!»…
Кто честно заикаясь,
Кто кисло ухмыляясь…»
Саша Черный

Каждый год к середине января начинают приходить поздравления со «Старым» Новым Годом. Отправители электронных писем не в курсе, что я и «Новым» то его не «справляю». Как-то так сложилось, с юности еще – не мой праздник. В Новый Год надо быть пьяным, нарядным, радостно-возбужденным. Ну,…платье, там, на лямках, каблуки, бессмысленные тосты, безудержное веселье до утра. Kаждая позиция – не моя. Впрочем, в этих тусовочно-юбилейных делах я, вообще, можно сказать — фрик, урод то есть полный. Не то что Новый Год, или серебренные и прочие свадьбы, но и дни рожденья то свои давно уже не «справляю». Фактически, сразу по выходу из нежного отроческого возраста. Как ни странно, но именно в этот день как-то особенно остро чувствуешь необязательность своего появления на свет.

«Дома они жили какою-то странною смесью церковных и советских праздников; «перед праздниками», «после праздников»; да еще истово «справляли» именины и дни рожденья…». Ключевое слово в этом замечательном отрывке-наблюдении, сделанном 86 лет назад — «истово».

И, вот,  решила вдруг, что пора и мне встретить Новый Год так, как встречают его все нормальные люди — то есть — истово.

Канун Нового Года. Южная Флорида, многоквартирный дом. Среди «всих языцей», от испанского до японского, чаще и громче прочих звучит «великий и могучий». За неделю до 1-го января на входе объявление на русском:

«Все жильцы приглашаются, 2-ой этаж, над фитнесс клубом,
холодные закуски, лотерея, новогодний концерт силами жильцов,
танцы до 2-х ночи в сопровождении эстрадного коллектива».

Пойду, — думаю, — познакомлюсь с новыми соседями. Понаблюдаю соотечественников в родной среде обитания. А, возможно, и выступлю под елкой с чтением новогодних стихов. Недаром же я в детстве посещала кружок «Чтец-Декламатор».

Пошла. Жалеть- не жалею. Но больше — ни-ни.

По фотографиям не скажешь, что мы пришли встречать Новый Год с нечистыми намерениями. Но на самом деле это было именно так.

Впервые за последние 15 или даже 20 лет я в полночь не спала и энергично чокалась с соседями по столу липким пластиковым стаканчиком: «давайте проводим Старый», «давайте выпьем за Новый «. То есть «проводила» и «встретила», как полагается.

Фотографии есть, но они не передают тот зоопарк, который удалось наблюдать с позднего вечера вплоть до… «Уже бьет полночь -Новый год», после чего, я, как Золушка, спешно покинула «бал», который, надо заметить, как раз подходил в это время к наиболее прекрасной своей фазе — феерически-непринужденного пьяного веселья едва знакомых между собой людей.

Самая популярная песня на этом новогоднем вечере в припеве звучала так:

"Танцуй Россия!
И плачь Европа!
А у меня самая, самая, самая, красивая
Попа!"

Песня про попу (на бис) и другие «шлягеры» звучали в исполнении солистки ансамбля, нанятого администрацией для увеселения жильцов.

Каждый раз на слове «попа», солистка  Наталья резким движением выдвигала влево/вправо свой довольно-таки обширный круп и звонко, с оттяжкой по нему шлепала под одобрительные выкрики танцующих. Наталья, в отличие от меня, вообще вела себя на Новогоднем Балу необычайно расковано и шаловливо. Ну, ей по штату полагается. Как артистке.

Средний возраст танцующих под «попу» — 75-85 лет, хотя тут и там виднелись представители следующих поколений: дети, внуки и даже правнуки. Быстрые, стремительные танцы сменялись медленными, романтичными. Есть фильм с танцами. Он еще не обработан. Фильм напоминает подпись Гойи к Капричос: Сон разума рождает чудовищ. Вообще-то, на еврейских стариков я всегда, даже на таких диковатых сборищах, как это, смотрю с умилением и грустной любовью. Просто я всегда помню, что лишь по счастливой случайности им не пришлось разделить участь своих земляков, соседей и сверстников, сгинувшим без следа и без счета 70 лет назад…

Сережа одел блескучий колпачок, но остался грустным.



А потом  по моей просьбе сфотографировался с очаровательной Снегурочкой. Больше с ней поставить было некого.

Collapse )

сила меьшинства

9 мая — «Память, трепет, пепел: не забудь!»

На прошлой неделе возвернулась из моего 13-го (за 28 лет эмиграции) набега на Израиль. Есть искушение описать  Праздник Дня Независимости, который счастливо застал нас в Иерусалиме. Или черкнуть эссе короткое о незабываемом обеде в ресторане «Караван» в арабской деревне Абу Гош. И как там сбылась наша с Левушкой  мечта, «чтобы люди не мучили, не убивали, а любили бы друг друга». Ну, за евреями-то, положим,  дело никогда и не стало. Но в Абу Гош и арабы-мусульмане с этим не подкачали.

И как за три дня в Тель-Авиве мы наконец сделали то, на что не оставалось времени в предыдущие 12 наездов.  Обошли прекрасные дома- музеи имени тех, с кем «повязаны» любовью к их стихам, картинам, публицистике, или борьбе за рождение и защиту  Израиля.

А после Израиля, как обычно, был быстрый проезд по какому-то куску Европы, на сей раз тщательно отобранному по определенному критерию.

А именно: возможно низкая зараженность местности бородатыми сиротками, в миру — беШенцами. Северные провинции Франции, Пикардия и Нормандия, оказались вполне приемлемыми в этом отношении регионами.

На севере Франции было осмотрено рекордное количество готических соборов и замков. Даже в мало популярных у туристов, но от этого не менее прелестных, Амьене, Байо, Кане, Дьеппе, — свои громадные соборы и замки невообразимой, почти времен Ледового Побоища, древности, а значит — красоты.

Не стану я сейчас расспостраняться и о том, что подъезжая к Руану, столице Верхней Нормандии, мы уже безошибочно отличали «ланцетовидную готику» от «пламенеющей», отдавая предпочтение первой из-за ее большей древности.

Я напишу обо всем этом потом. А сегодня не стану, потому, что сегодня — канун 9-го мая.

В День Поминовения павших в войнах Израиля мы вместе со всем Израилем, выйдя из машины, стояли на шоссе, опустив головы в память о наших мертвых. И в тот же день «после звезды» уже веселились («сегодня плачут, а завтра скачут») на перекрытой от движения улице Яффо, где иерусалимцы отмечали День Независимости Израиля. Израиля, восозданного всем смертям назло и во исполнение древнейших библейских пророчеств, еще до вавилонского пленения предсказавших,  что мы потеряем Израиль, и что мы его снова обретем.

На пляжах Нижней Нормандии, где произошла высадка союзников в июне 44-го, забравшая столько цветущих жизней молодых европейцев и американцев, что страшно назвать цифру потерь даже  одного только первого дня операции. В городке Байо Нижней Нормандии на месте страшных кровавых боев  есть музей «D-Day» и есть военное кладбище, самое большое во Франции. Этот самый «D-Day» и решил окончательно судьбу Победы над общим врагом человечества — нацизмом. Удалось это благодаря не только мудрости командования и беспримерному героизму солдат сознических войск, но и тому бесспорному факту, что Гитлер был к тому времени обескровлен страшными поражениями, нанесенными ему Красной Армией.

И сегодня — только об этом, о нечеловеческом жертвоприношении на алтарь Победы, включающем и жизни 20 миллинов солдат Красной Армии, только о боли, скорби,  о благодарственной памяти можно говорить сегодня.

Потом, пожалуйста, обо всем другом. Об усатом вурдалаке, возмечтавшем поделить мир с другим нетопырем в коротких усиках-щеточке. О «вяземском котле», об изнасилованных немках, о чем угодно. Потом.

Но сегодня только о них. О тех, кто не вернулся.

Без Сталинградской битвы, без победы на Курской Дуге, переломивших ход войны, не было бы  и  победного "D-Day".  Мы увидели, что  это обстоятельство никаким образом не было отражено в  экспозициях музея Байо, прекрасном во всех прочих отношениях.  Осмотрев вслед за нами экспонаты музея, среднестатистический  европейский школьник не  только не узнает  о  громадной  роли России в разгроме нацизма. Он вообще останется в неведении, что Россия принимала  в этом какое-либо участие.

Без этого победоносного участия и Дня Независимости Израиля бы не было. Некому было бы драться в войнах Израиля, отстаивать его Независимость.

Collapse )

сила меьшинства

Маца вечна, как вечны жующие ее евреи...

Наш Песах, "праздник Свободы",  всегда казался мне настолько  понятным и общечеловечьим, что поздравить с ним не зазорно всех,  без различий на  "эллинов и иудеев".

Делаю это не декларативно, а с помощью крошечного, но не устающего поражать  своим совершенством, шедевра Эдуарда Бормашенко, написанного пять лет назад в канун  праздника, который мой народ, читая Агоду за пасхальным столом, будет праздновать, пока на земле останется хоть одна (God forbid!) еврейская семья.

"Песах — праздник времени. Маца от хлеба отличается главным образом временем выпечки, компоненты — почти те же. Но и испеченная маца во времени ведет себя совсем не так как хлеб. Пухлой, румяной, восхитительно дразняще пахнущей булочке предстоит вскорости заплесневеть, а раздирающей десны, с трудом переворачивающейся в желудке маце — хоть бы хны. Маца вечна, как вечны жующие ее евреи. Но ведь время и вечность «две вещи несовместные», не так ли?

Первой заповедью, полученной евреями, было освящение времени (новомесячья); сам Исход был не в последнюю очередь исходом из времени, чужого, тесного, египетского времени. Каждую неделю в Субботнем Киддуше мы освящаем время. Исход из времени таки удался, евреи выпали из истории и поселились в вечности. Местечко, если задуматься, не слишком удобное, ибо вечность противоестественна, противна человеческой природе и попросту несовместима с жизнью. Снежная Королева не зря заставляла Кая складывать слово «вечность». Человек, кажется, может представить себе все кроме вечности, настолько его бытие неотделимо от времени.

Антисемитизм — среди прочего питается ненавистью к вечности. Ты знаешь, что умрешь (и это единственное, что ты знаешь твердо), и видишь из окошка еврея, бегущего в синагогу, прикрывающего от дождя, нелепо отклячясь, сверток с талесом и тфилин. И знаешь, что он будет так бежать вечно; нет, это вынести невозможно.

Collapse )

сила меьшинства

"И люди людям в этот час бросали: "С Новым Годом вас!" "...

В 2012 "старый новый год" тоже пришелся на черную пятницу, 13 января. Использую этот факт как повод повторить старый пост.
******

"И люди людям в этот час бросали:
«С Новым Годом вас!"...
...Кто честно заикаясь,
Кто кисло ухмыляясь..."

По электронной почте начинают приходить поздравления со «Старым» Новым Годом. Отправители не в курсе, что я и «Новым» то его не «справляю». Как-то так сложилось, с юности еще – не мой праздник. В Новый Год надо быть пьяным, нарядным, радостно-возбужденным.  Ну,…платье, там,  на лямках, каблуки, бессмысленные тосты, безудержное веселье до утра. Kаждая позиция – не моя. Впрочем, в этих тусовочно-юбилейных делах я,  вообще, можно сказать - фрик, урод то есть полный. Не то что Новый Год, но и дни рожденья свои давно уже не "справляю". Фактически, сразу по выходу из нежного отроческого возраста.  Как ни странно, но именно в этот день как-то особенно остро чувствуешь необязательность своего появления на свет.

«Дома они жили какою-то странною смесью церковных и советских праздников; «перед праздниками», «после праздников»; да еще истово «справляли» именины и дни рожденья…». Ключевое слово в этом замечательном отрывке-наблюдении, сделанном 86 лет назад - "истово".

И, вот, год назад, решила вдруг, что пора и мне встретить Новый Год так, как встречают его все нормальные люди — то есть — истово.

Южная Флорида, многоквартирный дом.  Среди «всих языцей», от испанского до японского, чаще и громче прочих звучит «великий и могучий». За неделю до 1-го января на входе объявление на русском: все жильцы приглашаются, 2-ой этаж, над фитнесс клубом, холодные закуски, лотерея, новогодний концерт силами жильцов, танцы до 2-х ночи в сопровождении эстрадного коллектива.

Пойду, -  думаю, - познакомлюсь с новыми соседями. Понаблюдаю соотечественников в родной среде обитания. А возможно и выступлю под елкой с чтением новогодних стихов.  Недаром же я в детстве посещала кружок "Чтец-Декламатор".

Пошла. Жалеть- не жалею. Но больше  - ни-ни.

Фотографии есть, но они не передают тот зоопарк, который удалось наблюдать с позднего вечера вплоть до… «Уже бьет полночь -Новый год», после чего, я, как Золушка, спешно покинула «бал», который, надо заметить, как раз подходил в это время к наиболее прекрасной своей фазе — феерически-непринужденного пьяного веселья едва знакомых между собой людей.

Кстати, по фотографиям не скажешь, что мы пришли встречать Новый Год с нечистыми намерениями. Но на самом деле это было именно так.

Впервые за последние 15 или даже 20  лет я в полночь не спала и энергично чокалась с соседями по столу липким пластиковым стаканчиком: "давайте проводим старый", 'давайте выпьем за новый ". То есть "проводила" и "встретила", «как полагается».

Самая популярная песня на этом новогоднем вечере в припеве звучала так:

"Танцуй Россия!
И плачь Европа,
А у меня самая, самая, самая, самая
Красивая попа"

Песня про попу (на бис) и другие «шлягеры» звучали в исполнении солистки ансамбля, нанятого администрацией для увеселения жильцов. Вот, члены этого дружного эстрадного коллектива  на постере:

Collapse )

Память, трепет, пепел: не забудь!

И в этом году, как и в прошлом, накануне этого дня русская блогосфера изнывает от смрада "героицеских" признаний: "Почему я не буду праздновать День Победы". Душно делается, тошно и гадко делается на душе от этих "исповедей".

Мне не по душе барабанный бой, который год от года все громче в этот день. Но страна, заплатившая за победу ценой целого выбитого поколения, сама решает, с какой громкостью, на каких децибелах ей отмечать этот день.

А я воспомню выжившего в аду войны отца, мальчиком ушедшего на фронт, и его ровесников, не вернувшихся с войны, вот этими двумя стихотворениями двух моих любимейших поэтов.
Лидия Корнеевна и Илья Эренбург пометили эти стихи - Май, 1945.

Слово «мир» — а на душе тревога.
Слово «радость» — на душе ни звука.
Что же ты, побойся, сердце, Бога,
Разумеешь только слово — «мука»?

Все стучишь: крута зима в Нарыме.
Бухенвальд, Тайшет, Норильск, Освенцим.
Если б можно было память вынуть,
Не рассказывать про это детям!
Но без ладанки стучится в грудь —
Память, трепет, пепел: не забудь!

Лидия Чуковская
-----------------
В мае 1945

1

Когда она пришла в наш город,
Мы растерялись. Столько ждать,
Ловить душою каждый шорох
И этих залпов не узнать.
И было столько муки прежней,
Ночей и дней такой клубок,
Что даже крохотный подснежник
В то утро расцвести не смог.
И только — видел я — ребенок
В ладоши хлопал и кричал,
Как будто он, невинный, понял,
Какую гостью увидал.

2

О них когда-то горевал поэт:
Они друг друга долго ожидали,
А встретившись, друг друга не узнали
На небесах, где горя больше нет.
Но не в раю, на том земном просторе,
Где шаг ступи — и горе, горе, горе,
Я ждал ее, как можно ждать любя,
Я знал ее, как можно знать себя,
Я звал ее в крови, в грязи, в печали.
И час настал — закончилась война.
Я шел домой. Навстречу шла она.
И мы друг друга не узнали.

3

Она была в линялой гимнастерке,
И ноги были до крови натерты.
Она пришла и постучалась в дом.
Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.
«Твой сын служил со мной в полку одном,
И я пришла. Меня зовут Победа».
Был черный хлеб белее белых дней,
И слезы были соли солоней.
Все сто столиц кричали вдалеке,
В ладоши хлопали и танцевали.
И только в тихом русском городке
Две женщины как мертвые молчали.

Илья Эренбург