Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

сила меьшинства

Школа Голдберга и ее обитатели

Goldberg School

Еврейская некоммерческая организация, под крышей которой мы приобретали профессию кассира, называлась Jewish Employment Agency – Еврейское Агентство по трудоустройству. Оно находилось в самом центре Сан-Франциско и помогало в поиске работы всем желающим. Эмигрантам из России услуги предоставлялись бесплатно, всем же остальным страждущим – за плату, впрочем, вполне умеренную. Содержали эту богадельню богатые калифорнийские евреи с небольшой добавкой дотаций от государства на каждого эмигранта. Хрупкий баланс между двумя категориями клиентов, которые пользовали услуги Агентства, стал нарушаться с конца 80-х, когда повалила последняя, постперестроечная волна эмигрантов. 

С финансированием проблем не было, но начались проблемы со временем и пространством. Однообразно затянутые в черную кожу люди, в возрасте от восемнадцати до шестидесяти, в большинстве своем почти не говорящие по-английски, с утра и до вечера обретались в Агентстве, заполоняя своей массой его классы, проходы и компьютерные комнаты и изнуряя русскоговорящих сотрудников Агентства дикими вопросами типа: "Можно ли найти для меня позицию менеджера в Сан-Франциско, если я работал менеджером в Одессе?" 

В самом конце 80-х "русские" стали прибывать в столь угрожающих количествах, что Барбара, со дня основания этого учреждения проработавшая в нем секретарем-телефонисткой, пригрозила увольнением, если ей в помощь не наймут русскоговорящего ассистента. Как раз в это время один местный еврей, с привычной русскому уху фамилией Голдберг, преподнес Агентству сказочный подарок – оплатил наперед шестилетнюю аренду дома как раз в том районе города, где почти все мы жили в то время на своих первых съемных квартирах. Это был обычный, в два этажа жилой дом на одну семью с кухней, гостиной, столовой и четырьмя просторными спальнями. По желанию дарителя в этом здании Агентство должно было открыть школу для новоприбывающих из Союза эмигрантов. Открытие школы, которую так и назвали Goldberg School, по времени совпало с окончанием моих пятимесячных курсов. 

Я забыла сказать, что на курсах "Rabota", где нанятые Еврейским Агенством молодые слависты учили нас базовому английскому и простейшим навыкам обращения с компьютером, но где конечной целью было выучить нас «на кассира», компьютер давался мне лучше, чем практические занятия на кассовом аппарате. Этот совершенно ничтожный факт решил мою судьбу. Мне предложили должность секретаря в новой школе. Позиция была временная, до тех пор, пока Агенство не подыщет более подходящей кандидатуры, зарплата – мизерная, почасовая. Тем не менее перспектива похудеть на мытье чужих унитазов отодвинулась на неопределенное время. Вообще-то, на вполне определенное. На шесть лет. Имя неведомого мне Ларри Голдберга до сих пор вспоминаю с дочерней нежностью. 

Мои обязанности в новой школе были причудливо разнообразны. Тайпистка, телефонистка, связная с главным офисом. А также швейцар, завхоз и охранник.  В девять утра я отпирала дверь и сразу, с улицы, едва переступив школьный порог, попадала в свой офис, то есть небольшую квадратную прихожую, где стоял мой стол с компьютером, факсом и телефоном. Утром прихожая моментально наполнялась табачным выдохом учеников-курильщиков, которые еще до начала занятий успевали коллективно предаться своей пагубной привычке. Не так давно ко мне обратился в бакалейной лавке человек с усталым и чем-то смутно знакомым лицом. – Меня зовут Володя, я учился в Голдберг Скул. – Простите, не припоминаю, – ответила я. – Ну как же, вы еще нас учили: "Глубокий выдох на улице – потом заходим". Больше всего в этом диалоге меня порадовало, что через двадцать лет Володя смог без труда опознать меня. …

Collapse )
сила меьшинства

Американские Павлики Морозовы монетизируют сетевой донос на родителей-республиканцев

А Павлик хотел бы с ним рядом, шагать, посветлев лицом, хотел бы перед отрядом гордиться своим отцом.
А Павлик хотел бы с ним рядом, шагать, посветлев лицом, хотел бы перед отрядом гордиться своим отцом.

Вот здесь по линку  — как сказала бы одна моя френда, — «любовацца подано»! 

На втором  (предпоследнем для него) году обучения в советской школе Илюша пришел домой и с возмущением (ведь дети тоже знали про «перестройку») поведал  мне о проишествии в школе:

 «Нонна Моисеевна (классная его) хвалила перед классом  Павлика Морозова и учила чтоб мы были  верными Советской Стране. А я ей сказал, что на родителей доносить нельзя, плохо, и, вообще, неправильно.» 

После этого эпизода Нонна Моисеевна пришла без звонка к нам домой «проверить, не прививают ли ребенку в семье антисоветские настроения».

Collapse )
сила меьшинства

Поколение на горошине: рожденные после 1989 года как новый вид людей

Тата Олейник

Такие ранимые и вместе с тем такие агрессивные... Знакомься: поколение, рожденное после 1989 года. Ты легко узнаешь их по стаканчику с кофе, самокату, кедам и набору претензий к жизни. (У нас тоже много претензий, но мы вежливо молчим.)

То, что поколения отличаются одно от другого, знали еще древние вавилоняне. Но, пожалуй, впервые в истории эти отличия оказались так громадны, что антропологи не только в шутку поговаривают о появлении нового вида людей.

Термин «поколение снежинок» (snowflake generation) Словарь Коллинза и Financial Times признали словом года в 2016-м. Так называют людей, рожденных в странах золотого миллиарда после 1990 года (некоторые социологи предпочитают вести отсчет даже с 1985). Правда, не всех людей, а принадлежащих к среднему и выше классам, хорошо образованных, из далеких от криминала семей и т.д. Самые большие хороводы снежинок сейчас можно встретить в старших классах приличных школ и в университетских кампусах, хотя некоторые из этих созданий уже успели выпорхнуть в большой мир и наделать там немало шороху.

КТО ТАКИЕ СНЕЖИНКИ?

Это люди, которые:

Collapse )
сила меьшинства

Ваш ребенок учится в Йельском Университете? Ну и что с того?

Author - Denis Prager
Перевод Сони Тучинской

То, что я собираюсь сказать, неоднократно и перед различными  аудиториями  уже звучало  в моих  лекциях.

Я никогда не обладал популярностью голливудской звезды, тем не менее, чуть не ежедневно меня останавливают на улице незнакомые мне люди. Они хотят пожать мою руку и перекинуться парой слов, так как узнают во мне консервативного комментатора,  чьи взгляды они разделяют.

Очевидно, что мне абсолютно неведома религиозная принадлежность этих людей.   За одним маленьким исключением. Если незнакомец сходу ставит меня в известность, какое учебное заведение посещает его чадо, то с высокой степенью вероятности можно предположить, что я говорю с евреем. Между прочим, когда я произношу последнюю фразу перед еврейской аудиторией, то в ответ раздается дружный хохот.  Дело в том, что евреи лучше других  знают об этой  своей слабости. Смех в еврейской аудитории усиливается, когда я упоминаю, что неевреи не склонны оповещать  впервые встреченных на улице людей о том,  какой колледж посещают их дети.  (Поэтому, наверное, нееврейской аудитории  мой рассказ на эту тему не представляется таким уж забавным).

Но забавность этой ситуации  оборачивается тревожной тенденцией:  Многие евреи соизмеряют уровень своей  самооценки с уровнем престижности колледжа, который посещают их дети.  Нет в среде американских евреев другого достижения, которым бы они гордились и хвалились  с такой охотой, как этим.

Collapse )
сила меьшинства

Веселится и ликует весь Лимуд…



…Сколько нас давят - а все не достигли цели.
Как ни сживали со света, а мы все целы.
Как ни топтали, как ни тянули жилы,
Что ни творили с нами - а мы всё живы.
Свечи горят в семисвечном нашем шандале!
Нашему Бродскому Нобелевскую дали!...
Дмитрий Быков

Что такое Лимуд? Я сама не имела об этом ни малейшего понятия, пока по счастливой случайности две недели назад не побывала на одной из его конференций. Почему-то эти веселые еврейские сходки, развлекающие участников десятком-другим занимательно-познавательных семинаров, упорно именуются «конференциями». А ведь само это слово навевает мысль о некоей унылой обязаловке, каковой и следа не было на трехдневной ноябрьской тусовке, о которой, как приобщившаяся лимудскому братству, я просто обязана поведать другим.

Свидетельствую по порядку.

Переехав через Залив по мосту Bay Bridge вы попадаете из Сан-Франциско в Окланд. При молчаливом одобрении прежнего правительства и либеральном попустительстве отцов этого города его банки и частные бизнесы неоднократно и безнаказанно громили гунны из “Occupy WallStreet” и “Black Lives Matter”. Вот почему, переиначив евангельское изречение, сам собой напрашивается вопрос: «Разве из Окланда может быть что доброе?». Оказалось, что не только может, но и имеет вполне конкретное имя - “Limmud FSU 2017”.

Именно на Лимуде в центре Окланда в гостинице «Marriott» сошлись на три дня для удовольствия и пользы 800 евреев, выходцев из Former Soviet Union (FSU) со всего света, с преобладанием, разумеется, жителей окрестных городов, в частности – Сан-Франциско. Тем не менее, моя племянница подтянулась из Петербурга. Большими спитыми компаниями прибыли участники из Нью-Йорка и Лос-Анжелеса. Была и группа израильтян из Силиконовой Долины с калифорнийской «пропиской» по рабочей визе.

Расселившись в пятницу к 4 часам пополудни в гостинице, и получив на руки расписание лекций и увеселительных мероприятий, все 800 участников отправились на Шабат, приближение которого уже ощущалось стремительно гаснущим за окнами днем. Вместо скучной нумерации, залы и лекционные комнаты милейше значились под понятными даже мне идишско-ивритскими названиями : Mishegas, Kvell, Mensch, Nachas, Simcha, Oy Vey, и т.д. Эта инновация сходу изобличала остроумие и изобретательность устроителей русского Лимуда.

Шабат можно было встретить конвенциальным путем - в отведенных под Синагогу помещениях, у мужчин – свой вход, у женщин – свой, а можно - просто слушать в просторном зале «Mench» шабатние песни-молитвы, которые самозабвенно исполнял израильтянин с гитарой. Время от времени он разворачивал присутствующих в сторону, откуда вот-вот должна была явиться «невеста Суббота». Единственное недоразумение заключалось в непокрытой кипой голове главного «встречателя» Субботы, но те, кто могли бы этим возмутиться, молились в это время в ортодоксальной синагоге.

Не вызывает сомнений, что устроителями руководило почти навязчивое, хотя и похвальное желание, чтобы всем, ВСЕМ без исключения было хорошо, и ни один маргинал не ощутил себя здесь «на чужой свадьбе». Чтобы верующие и светские, со знанием русского или без оного, со знанием английского или без такового, молодые и старые, семейные и одинокие, интеллектуалы и простодушные, консерваторы и прогрессисты,– все и каждый могли найти на этой еврейской сходке что-то свое – свой Шабат, своего лектора, своих единомышленников. Не надо даже упоминать, что все выпитое и съеденное нами за эти три дня имело сертификат “strictly kosher”. В противном случае в общей трапезе не смогли бы принимать участие «соблюдающие», которых, судя по количеству «вязаных кип», было не то, чтобы много, но и не мало. Не говоря уже о нескольких в высшей степени ортодоксальных евреях в туго закрученных пейсах, черных шляпах, и черных шелковых халатах под кушак.

После Шабата те же 800 участников разбрелись по множеству аудиторий, где их, каждый час сменяя друг друга, образовывали, развлекали, убеждали, знакомили с новыми идеями в сфере технологий, поэзии, иудаизма, израильской политики, сексуальных девиаций, живописи, воспитания детей… you name it. Осуществляли эти образовательно-развлекательные проекты гости, приглашенные на окландский Лимуд из России, Израиля и Америки. Гости варьировались в зашкаливающем по разнообразию диапазоне. От Натана Щаранского, Елены Ханги и Яна Кума (создатель WhatsApp) до бывшего нью-йоркского хасида, прямого потомка Baal Shem Tov, а ныне женщины-трансгендера, неустанно трудящейся на ниве пропаганды изменения пола.

Collapse )
сила меьшинства

Речь Бена Шапиро в Беркли - майский день, именины сердца...

-Что сказать тете Хане за облаву.
- Скажи: Беня знает за облаву

Други мои, еще не разучившиеся отличать добро от зла, у вас есть шанс увидеть выступление Бена Шапиро в Беркли. Это истинное отдохновение души, натурально - "майский день, именины сердца".



Свершилось! 14 сентября в 7 часов пополудни в концентрном зале в Беркли, несмотря на грандиозные объединенные усилия разнокалиберной левой швали устроить Бену Шапиро "облаву", его лекция с говорящим названием -"SAY NO TO CAMPUS THUGGERY" ("Скажем "нет" удушению свободы слова на кампусах") не просто состоялась, а прошла под "несмолкающие аплодисменты".

А готовились левые гунны к "облаве" задолго до 14 сентября. Личные угрозы в бенин адрес, ежедневные истеричные протесты на кампусе, и даже шантаж. Часть студентов оповестила администрацию университета, что допущение с лекцией в их родную алма матер «фашиста, расиста, сексиста, ксенофоба, гомофоба и исламофоба» Бена Шапиро лишит их душевного равновесия до такой степени, что они не смогут посещать занятия и сдавать зачеты. Сверх-чувствительным студентам-погромщикам пообещали выделить так называемые "зоны комфорта" для всяческих левых сантиментов, как то: обнимашек, взаимного утирания слезок, и душеспасительных бесед с профессиональным психологом.

При этом лекцию Бена все-таки не отменили. Тут приходят на ум две возможные причины: то ли Трамп "за сценой" пообещал перекрыть кислород с федеральными денежками, то ли поток донорских чеков заметно обмелел. Ведь фашистская диктатура, не допускающая инакомыслия на кампусе под угрозой насильственной расправы с консервативными лекторами и их аудиторией, давно и безнаказанно действует в Беркли. А это вызывает неподдельный ужас у всех типов доноров, как республиканских, так и вменяемых демократических.

Чтобы беснующиеся олигофрены из Антифы и сочувствующие, вдребезги пополам не разнесли берклийский Zellerbach Hall, а заодно и бесценную голову Бена Шапиро, были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Они обошлись в фантастическую сумму - 600 тысяч долларов.
Но эти деньги потрачены не зря.

"Наш" – восходящая звезда консервативной Америки, умно, лихо и смачно расправился с доморощенными "антифашистами" в первые 10 минут своего спича. Быстрота речи и мысли - фантастические, реакция на вопросы - молниеносная, и в каждом заключении, выводе - безупречно-разящая логика. Сказочный просто какой-то. Пушкин таких называл «быстрыми разумом».

Для тех, кто не разумеет по-аглицки, не перевожу, а в свободном режиме пересказываю, о чем поведал в Беркли «городу и миру» Бен Шапиро.

Сначала он поблагодарил полицию, сказав, что это единственная сила, стоящая между нами и фашиствующей толпой "антифашистов", готовых растерзать нас. Он подчеркнул, что бизнесы вокруг закрыли, опасаясь Антифы. Банки забили уличные банкометы фанерой, чтобы вандалы, как уже не раз случалось, не разбили их.

Потом Бен Шапиро объясним нам, непосвященным, почему последние ряды партера и огромный балкон остались пустыми, хотя на приобретение билетов было подано 3000 заявок. Оказывается, это было сделано из опасения, по-видимому, небеспочвенного, что "борцы с фашизмом" из имманентно присущего им человеколюбия станут вырывать кресла и арматуру и бросать ее с балкона в зал на "головы беспечных парижан", сиречь - студентов-республиканцев.

Он вызвал веселый хохот зала, поблагодарив Антифу за то, что вся Америка окончательно уверилась сегодня, что они законченные кретины, не прочитавшие в своей жизни ни одной книги.

- А в противном случае, они не называли бы меня "белым супрематистом", обслуживающим фашиста Трампа и его правительство, которые все как один так же "белые супрематисты", - сказал мальчик.

Еще он сказал:

- Я не голосовал за Трампа, так же, как не голосовал за Хилари, - это первое. Второе - посмотрите на маленькую смешную шапочку на моей голове. Она называется "ермолка". Насколько мне известно, это не самый популярный головной убор среди "белых супрематистов".

Потом он разъяснил неграмотным приматам, без конца выкрикивающим за окнами зала "Фашизм не пройдет", что есть фашизм. Он дал великолепное определение этого феномена, не зависящее от лево-правого спектра взглядов. А указал лишь на насильственные методы заставить людей думать, говорить, и действовать в желаемом направлении. А это как раз Антифа - в чистом беспримесном виде.

Collapse )
P.S.
21 год назад 12- летний Бен Шапиро играет на шоу Ларри Кинга мелодию из "Лист Шиндлера". В 12 лет он мечтал быть ортодоксальным рабаем и в этом качестве - первым членом Верховного Суда Америки.
сила меьшинства

Шафаревич - о о системе приема абитуриентов на МатМех МГУ.

Посты состоящие из ссылки на другой пост не ставлю никогда, но для этого сделала исключение.

Мне прислали из Израиля ссылку на совершенно уникальный документ эпохи, говорящий о ней больше многотомных сочинений.
Два дня назад в жж Александра Шеня (в профайле его жж не сказано чем он занимается и где проживает) было опубликовано письмо к нему Игоря Шафаревича начала 90-х о системе приема абитуриентов на МатМех МГУ.
Вот здесь рукописный оригинал письма ИРШ и под ним его печатная расшифровка, а также ответ самого Александра Шеня :

http://a-shen.livejournal.com/106775.html

Особенно поразила меня вот эта часть письма ИРШ:

"Когда я писал об учёном, почти все ученики которого одной с ним национальности, то подразумевал Л.Д.Ландау..."

ИРШ было известно не хуже нашего, что попасть на семинар (то есть стать учеником Ландау), можно было только сдав его же теоретический минимум. Многие пытались, но сдавали его - одни евреи. Это вовсе не радовало Ландау. И когда к нему пришел сдавать этот минимум харьковчанин Халатников, он вздохнул с облегчением, что список наконец-то будет разбавлен одним русским именем. Но и Халатников подвел, оказавшись Исааком Марковичем.

Пусть в этом же посте останутся три дивных открытых письма математика и поэта Бориса Кушнера Шафаревичу.
Вот у кого надо учиться оспаривать чуждые тебе взгляды без ненужного задора, злорадства, а с каким-то невероятным (для меня, к примеру) спокойствием и выдержкой , хотя и бескомпромиссно.

http://berkovich-zametki.com/Nomer44/Kushner1.htm - 1-ое письмо Шафаревичу.

http://berkovich-zametki.com/2007/Zametki/Nomer1/Kushner1.htm - 2-ое письмо.

http://berkovich-zametki.com/2012/Starina/Nomer1/Kushner1.php - 3-е письмо
сила меьшинства

Погнали наши городских...Сегодня на одном из американских кампусов.



В двух словах: Американский студент хотел сжечь на кампусе американского университета американский флаг. Сокурсники этого студента решили его за это отпиздить, и в количестве тысяча человек  гоняли его как зайца по кампусу, пока ему на выручку не пришел конный наряд полиции.


Перевод с подробностями:
Студент Университета Луизианы Benjamin Haas решил сжечь на кампусе американский флаг, что не воспрещается законом с 1989-го года. Этим актом он хотел выразить протест против ареста своего сокурсника, арестованного за похищение (и сжигание)  такого же флага с мемориала жертвам войны.  Получив от администрации университета «добро»  на проведение «мирной акции протеста», но, не дождавшись второго необходимого разрешения  на нее от города,  он поспешил  объявить о своем намерении на FaceBook.
Город отказал студенту в разведении костра в публичном месте и в последний момент Benjamin был вынужден заменить сжигание "звездно-полосатого" сообщением о намерении его сжечь. Спич Бенжамину  тоже не удалось произнести, так как его немедленно окружила разъяренная толпа из более, чем тысячи одетых в красно-бело-голубое студентов, швыряющих в него кусочки льда и шарики с водой, и кричащих «катись к чертовой матери, грязный хиппи» и другие  проклятия и оскорбления в его адрес. Студенты также скандировали U-S-A.  Толпа продолжала преследовать его и после того, как он стал перебегать с одного места кампуса на другой, пытаясь от нее скрыться. В итоге, ситуация накалилась настолько, что конному наряду полиции пришлось препроводить Бенжамина к полицейской машине.

Администрация университета решила не применять ни к одной из сторон никаких дисциплинарных взысканий.
Председатель студенческой ассоциации сказал по поводу проишедшего на кампусе следующее:
"Настало время, когда мое поколение должно защитить ценности, в которые мы верим и  использовать свободу слова, чтобы показать, что мы никогда не  примиримся с подобными акциями."



сила меьшинства

Школа Голдберга


Раз в неделю я хожу на рынок. За помидорами. Не надо обольщаться. На здешних рынках ни за какие деньги не найдете вы того блаженной памяти нелепого, буро-фиолетового, несимметрично распоротого по черным швам овоща, который был украшением наших южных базаров. В конце концов, желание еще раз вкусить нечто, хотя бы отдаленно напоминающее сладостный вкус бессарабского «бычьего сердца», погонит вас на ближайший рынок. На рынке, по крайней мере, можно все пробовать. Именно дегустацией местных сортов помидор, и ничем иным, занималась я в прошлое воскресенье, медленно продвигаясь от одного лотка к другому, когда мое внимание привлекла ничем особенно непримечательная худощавая женщина с холщевой сумкой в руках. На вид она была лет 45-ти, с распущенными полуседыми волосами и бледным, абсолютно лишенным косметики, и как бы немного недопеченным лицом. С первого взгляда в ней угадывалась несомненная принадлежность к чрезвычайно распространенному в Северной Калифорнии женскому типу “granola”. Не вступая с ней ни в какой род общения, можно было с уверенностью сказать, что она не ест убойное, не признает синтетики, не бреет под мышками и видит в белом мужчине причину всех бед современного общества. Лицо этой женщины показалось мне знакомым.
-Jessica Wolf?, - спросила я не совсем уверенно.
- Have we met before? –взлетели вверх ее не прореженные на переносице брови.
- 1990-ый год, курсы «Работа»? – по-русски напомнила я.
- Сонья, is it you? Да, да,  давно… назад, но я… помнить хорошо – ответила она, мучительно подбирая русские слова.
Задав друг другу пару ничего не значащих вопросов, и лицемерно похвалив – она - мой английский, а я - ее русский, мы через несколько минут расстались. Через час я почти забыла об этой встрече, но к вечеру почему-то вспомнила снова и Джессику и наш с ней разговор на рынке. Лежала на диване, курила и вспоминала уже неотступно, как мы приехали в этот город 20 лет назад с тремя чемоданами ненужного советского барахла и двумя илюшиными скрипками - половинкой и полной – на вырост, про курсы «Работа», где Jessica, вполне бойко щебетавшая тогда по-русски, учила меня английскому…

Collapse )

Илюха

Такой мальчик...

"Такой мальчик"  - часть автобиографической прозы об опыте эмиграции :
"Я знаю сам: здесь тоже небо есть", опубликованной в 2012 году в израильском журнале "22".


...В то время мы жили на крошечное жалование мужа, который, забыв о честолюбивых мечтах работать по специальности, сразу по приезде нанялся в невзрачную контору по ремонту мониторов. Этих денег хватало на более чем скромное пропитание и оплату запущенного, с разводами протечки на стенах и ощутимым запахом плесени жилья в полуподвальном помещении. Наша двухкомнатная квартира в блочном доме, в «дальнем» Купчино, с видом на овощебазу и ликероводочный завод «Арарат» вспоминалась с ностальгической грустью.

К счастью, первое время можно было обойтись без машины, так как город Святого Франциско,  в отличие от многих американских городов, по-питерски густо пересекали троллейбусные и трамвайные пути. Но билеты стоили дорого. А денег не было, как говорят, фактически. В ту весну в нерабочие дни, мы много ходили пешком.

Неожиданно возникла еще одна проблема. Очень скоро по приезде мы поняли, что наш советский гардероб, дальновидно закупленный накануне отъезда на долгие годы вперед и пересекший с нами океан в трех чемоданах из кожзаменителя, надо срочно менять. Купленная впрок «выходная» одежда и неудобная, парадная обувь придавали нам нелепо-провинциальный вид, слишком торжественный для того вольного города, куда забросила нас судьба. Одежда нужна была самая простая - парусиновые штаны и тапочки, чтобы хотя бы в этом не отличаться так разительно от местных жителей. Но одежды требовалось много, так как, к нашему изумлению, менять ее нужно было каждый день.

Collapse )