Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

сила меьшинства

Арабы своих стариков в дом престарелых не отдают. Ни при каких обстоятельствах. Никогда.

Имя этого человека одно время не сходило с восторженных уст пишущего сейчас эти строки.  И не спроста.  Физик, профессор израильского университета, печатающийся в научных журналах; ортодоксальный еврей с бесценной головой, покрытой вязанной кипой; автор алмазных эссе, в которых сочетание оригинального ума с  безупречным владением кириллицей проявляются одинаково неотразимо, и когда он размышляет  о непознанных  глубинах Талмуда, и когда — о сокровенно любимых им русских классиках — Толстом, Чехове, Алданове.

И вот на прошлой неделе на одном из открытых русско-еврейских порталов  появляется  текст этого, не будет преувеличением сказать,  ренессансной закваски человека, и текст этот неожиданно вызывает instant отторжение из категории «не могу молчать». 

Заметьте, что тема, во избежание слова «возмутивших», скажем  — изумивших меня заметок, задевает вопрос пандемии лишь по касательной. На самом деле она о другом.  О выборе, который уже вставал перед каждым из нас, или еще встанет...Текст этот, выдержанный в страстной обвинительной интонации Ветхозаветных Пророков, вначале убеждает почти безоговорочно... . Но по здравом размышленье приходят аргументы, которые сами собой укладываются в «наш ответ Чемберлену». 

Чтобы ответ этот сделался понятен не только его автору, необходимо привести ключевые доводы породившего его оригинала: 

На основании анализа статистики смертей от коронавирусной инфекции в Стране, профессор  замечает, что подавляющее большинство умерших от нее – евреи. Арабских имен в списке почти нет, хотя их доля в населении страны довольно существенна - 21%.  Причина этого видится профессору в сатанинском зле домов престарелых, в последнее время покрывших землю Израиля наподобие проказы. Он признается, что «если и есть нечто наиболее отвратительное мне в современной цивилизации, так это распухающий бизнес богоугодных заведений«. В них, говорит он,  сдают своих немощных стариков израильские евреи, проявляя форму «духовного рака, поразившего  все без исключения западное общество».  В то время, «как арабы своих пожилых родителей в дом престарелых не отдают. Ни при каких обстоятельствах. Никогда. Этого быть не может.»

Далее, профессор с нескрываемым чувством гадливости рассуждает о безнравственной, аморальной сути  своих соплеменников, и приходит к печальному итогу о нежизнеспособности общества, члены которого возлагают на него, а не на себя заботу о своих стариках. Если и дальше следовать этой логике, то напрашивается вывод, что для укрепления своей жизнеспособности Израиль может рассчитывать лишь на мусульманскую часть своего населения. Из заметок профессора явственно следует, что евреям  стоит поучиться чистоте и высокой нравственности семейных отношений у арабов, и вообще, у мусульман, которые, ну вы помните,  никогда, ни  при каких обстоятельствах…

Вышеприведенного обзора  «сердца горестных замет» израильского профессора вполне достаточно, чтобы стал понятен мой ответ на них, в котором цитаты выделены италиком.

Итак, ответ: 

«Если и есть нечто наиболее отвратительное для меня в современной  цивилизации» — так этo привычка лучших ее представителей вгонять в давно  сложившиеся в их головах матрицы невообразимо сложные явления  современного мира.  Страстное обвинение, между делом брошенное в лицо безнравственному человечеству,  (исключая высокоморальных мусульман, разумеется), по  негодующему пафосу  не уступает, а то и превосходит знаменитое  “J’accuse…” Золя. Аж дух захватывает. Золя  не просто отдыхает, а  нервно закуривает. Его обличительный пафос был обращен к коррумпированной военной верхушке Франции. А тут приговор выносится  всему цивилизованному человечеству в целом.

Только вот, Корона никакого сущностного касательства к этому обвинению не имеет.  Она понадобилась автору лишь как повод для завязки разговора о нравственном одичании человека Западной Цивилизации. Ведь и пятикласснику понятно, что совместное проживание стариков с детьми и внуками неизмеримо опаснее, и повышает в разы и для тех и для других шанс заразиться.  

А если уж говорить о Коронавирусе и массовых заражениях от него, то стоило бы вчитаться в совет Рава Хаима Каневского, каким способом его последователи должны защитить себя от этой напасти: 

15 марта: 

«Каждому следует усилить свое соблюдение заповедей Торы и особенно остерегаться злословия и сплетен, как сказано в гмаре Арахин 15: «Он разделил (своим злословием) мужа и жену, пусть он сидит уединенно».И укреплять в себе качества скромности и уступчивости, как писал Рош в своем комментарии в конце трактата Орайот. Каждого, кто усиливает свои старания в этом, пусть защитят их заслуги, — его и его домашних, чтобы ни один из них не заболел!»

Рав Гершон Эдельштейн также пишет по поводу эпидемии "Корона": "Нужно помнить, что всё идёт от Высшего Провидения, и нечего бояться. И мы должны укрепиться в вере, что всё идёт от Него Благословенного, и мы должны усердствовать в изучении Торы, которая защищает и закрывает нас, от всех бед и напастей".

В  окрестностях Тел-Авива, Бней-Браке, где верующие массово последовали совету своих духовных лидеров,  возникла ужасающая вспышка эпидемии, не сравнимая по интенсивности с другими регионами страны. Такая же картина была в Боропарк, и Уильямсбурге, НЙ, где студенты ешив бок о бок «усердствовали  в изучении Торы», и, рассчитывая на защиту высших сил, как ни в чем не бывало, гуляли свадьбы и бар-мицвы.  Только в последние дни марта, когда количество зараженных среди ультра-ортодоксов начало зашкаливать, «наши мудрецы» велели пастве не собираться вместе на молитву и само-изолироваться по домам, что уже давно делали все другие категории граждан. 

Этот сюжетец не вписывается в готовую матрицу, давно сложившуюся в сознании профессора.  Поэтому, он деликатно помалкивает о нем, умышленно презрев то, что именуется интеллектуальной честностью. А вот привязать вспышку коронавируса к старикам, отданным на попечение государства детьми-подонками – вполне вписывается.

А теперь о сути обвинения.

«Мы все хотим, чтобы то, что нам положено делать, оставаясь людьми, делали другие: чтобы наших детей воспитывали и обучали другие, чтобы записанные памперсы наших родителей меняли другие. За деньги. А мы покуда будем вести наполненную, а главное интересную жизнь».

Если автору этой гневной филиппики образцом нравственности видится сын, меняющий записанные памперсы своей матери, то он в своем праве на такое видение. Но и я, к примеру, так же в своем праве считать эту мечту чудовищной, и не дай нам бог, осуществимой.  Пусть это останется прерогативой патриархального общества, где самая старая из 4-ех жен будет делать это для матери Владельца  мини-гарема, который у дикарей и в 21-ом веке именуется семьей. 

А не подумалось ли автору, что старикам, у которых еще есть остатки разума, невыносимо получать такого рода уход ИМЕННО из рук своих детей. Они не хотят, чтобы их взрослые дети видели их в абсолютной misery, чтобы имели дело с отправлениями их организма. И вовсе наоборот, они ждут их прихода, чистенькие и прибранные, чтобы сын или дочь пришли к ним после работы или в выходные дни, с внуками и гостинцами. Они повезут их обедать, или вывезут их в садик «богоугодного заведения» на их удобных, накрученных электроникой креслицах, поговорят с ними, расскажут,  о своей  презираемой автором «наполненной, а главное интересной жизни». Которая бы не просто остановилась, останься беспомощные родители «здоровых, процветающих, румяных двуногих», дома, но и укоротила бы жизнь самих родителей. Кто в состоянии всю ночь стеречь старика, который в любую минуту может неловко встать с кровати в уборную и упасть. Нянечка с проживанием? Ну они должны меняться, и им нужно отдельное жилье предоставлять. 

Рассмотреть всю комбинаторику жизненных ситуаций, когда немощных стариков нельзя оставить дома, не представляется возможным. Она стремится к бесконечности.  И никто, не зная всех деталей каждой такой семейной драмы, не смеет судить других.  

Приведу лишь один пример, самый очевидный. Учительница математики частной американской школы. Разведена. Бездетна. Живет одна. Зарплата мизерная - 45 тысяч годовых. Мать в доме престарелых, из тех самых, которые «как проказа покрыли землю». Мать в полу-бессознанке. Ходит под себя. С кресла не встает. Речь идет о моей подруге, поэтому я знаю, как трогательно, самозабвенно и нежно любит она свою мать. Каждый день навещает, сестер и нянечек подкупает, а сейчас, когда не пускают туда, едет через весь город, торчит ежедневно у окна, старается рассмешить ее, развлечь.

По классификации автора подруга моя вполне подпадает под разряд «здоровых, процветающих, румяных двуногих, заглушающих свою податливую, эластичную совесть разговорами о том, что: «там им будет лучше, ведь там и врачи, и уход…».

Да, именно так. ТАМ ВРАЧИ И УХОД. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ УХОД. Не говоря о том, что живет она от чека до чека, и, даже при полной готовности менять матери памперсы, оставаться с ней дома не могла бы НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. Так что, осуждать скопом все человечество, не зная конкретных обстоятельств конкретных людей, - по меньшей мере, неуместно, а то, и неприлично. Подпадает ли это под Лашон аРа — грех «Злословия», не мне судить. Я всего лишь соблюдаю традиции, а не мицвот, как мой оппонент. В любом случае, за него делается  как-то неловко.  Вообще, людей, безапелляционно судящих остальных с вершин своей непогрешимой моральный чистоты, американцы называют self-righteous – само-назначенные праведники. А ведь казалось бы, верующий человек должен скорее жалеть, понимать  и утешать  людей, чем убеждать их, что они давно потеряли человеческий облик. 

Да, вот, кстати о человеческом облике.  Потеря его, как следует из текста моего оппонента,  не грозит в Израиле только арабам. То, что среди арабских мужчин царит культ матери, я знаю с тех пор, как стала наезжать в Израиле. Друзья лет 25 назад поведали. Но говорили они об этом, грязно матерясь, потому как была очередная интифада, и культово-обожаемые сыновьями матери каждый божий день публично гордились своими отпрысками-шахидами. И как раз тем, что воспитали их в такой ненависти к сионистскому врагу, а значит, в таком верном Аллаху духе. 

И это только начало разговора о благостном семейном укладе, которым умильно восхищается интеллектуал-израильтянин Моисеева Закона. Может быть он запамятовал, что этот уклад обязывает  брата задушить или зарезать "согрешившую" сестру, (дочь его любимой мамы), чтобы "восстановить" честь своей хомулы (клан, группа близкородственных семей у арабов). А если несчастная и вымолит у опозоренной ею семьи шанс на жизнь, то должна податься в шахидки, и убив евреев, "смыть позор" со всего клана.  У Дины Рубиной это хорошо живописано  в  романе "Вот идет Мессия".  

Больше того, восхищаться заботливой преданностью по отношению к своей палестинской маме со стороны арабов,  из среды которых выходят убийцы евреев, или, тех, кто устраивают танцы-плясы с раздачей сластей детишкам при каждом известии о смерти израильтян, учиненной "мучениками Аллаха", это... Это как хвалить людоеда, за то, что он образцово ухаживает за своим садиком, забыв упомянуть, что выходит он туда, закончив обгладывать кости соседа, легкомысленно нанимающего садовников для поливки и подрезания кустов. 

Я до рвотных спазм ненавижу "парады Гордости", и прочее глумление над традиционными семейными ценностями,  ставшее обыденностью  в странах западного мира, не исключая и Израиль. Мне отвратителен моральный релятивизм, стремительно стирающий в этом мире грани между «можно» и «нельзя», между «нормой» и опасными отклонениями от нее. Но если выбирать меж двух этих  парадигм, в данном случае, меж двух реальных зол, то, я бы скорее выбрала наш грешный мир, с его гнусными парадами и домами престарелых,  нежели  жизнь одичавших мусульманских сообществ, члены которого одержимы  параноидальным желанием выжить своих соседей с их земли, причем,  не только в Израиле, но и по всему миру . Маму они любят. Да, любят маму. Но что на другой чаше весов?

Так что, не лучше ли будет и для Израиля и для человечества, чтобы арабы поняли, что  дома престарелых — это  признак цивилизованного, а не кланово-хамульного сообщества,  в котором они до сих пор прозябают. А вот запускание огненных шаров в сторону своего слишком терпеливого и чересчур гуманного соседа - это, на самом деле, и есть дикое первобытное варварство. 

Иосиф Бродский, яро ненавидящий ислам с его мечетями, «похожими на присевших жаб» и «минаретами, напоминающими ракеты «земля-воздух»,  так обозначил когда-то главный слоган мусульман, неуклонно и повсеместно приводимый ими  в жизнь:  Режу, следовательно существую.

На посошок добавлю пять копеек к  спорам о лояльности израильских  врачей-арабов, которые попались мне вчера на глаза на том же  еврейском сайте, где были опубликованы обсуждаемые здесь заметки.  

Как раз вчера же досмотрела последнюю, 12-ю серию 3-го сезона сногсшибательной «Фауды». Там в финальных эпизодах появляется молодой  врач-физиотерапевт, интеллигентный,  вежливый араб с израильским паспортом.   И вдруг прямо в кабинете этот во всех отношениях симпатяга  наводит пистолет на своего давнишнего пациента, важную шишку в израильской разведывательной элите, со словами: »прости, хабиби, дорогой друг,  но меня заставили«.  По лицу видно, что маму свою арабскую физиотерапевт этот любит. Так сильно любит, что в отличие от мерзких, погрязших в гедонизме, потерявших человеческий облик  евреев, не «сдаст» ее  НИКОГДА. НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.

сила меьшинства

Когнитив эпохи "корона вируса". Жизнь человека vs. его гражданские права?

Сегодня будет необыкновенно в жилу посмотреть одно русское кино, снятое  в 2014 году. Называется «Черная Оспа. Московский детектив». 

Речь в этом шедевре кино-документалистики  идет и об истории Черной Оспы вообще, и об ее эпидемии  в зимней Москве конца 59-го, начала 60-го годов, в частности. Эпидемия уже побежденной когда-то в СССР заразы распространялась  по городу такими темпами,  что к весне Москва могла, как после взрыва нейтронной бомбы, преспокойно себе  обезлюдеть. 

Однако,  с заразой, обещавшей стать Апокалипсисом века,  управились в 44 дня. Речь идет о событиях, имевших место  в тоталитарном государстве, коим Россия, невзирая на идущую там полным ходом «оттепель»,  несомненно продолжала быть и  при Хрущеве. Учитывая скорость распространения и уровень смертоносности вируса Черной Оспы, 44 дня – это неправдоподобно короткий срок. 

Отсмотрев фильм,  как пишут пошляки, на одном дыхании, нельзя не прийти к печальному своей трагической неразрешимостью выводу: 

Будь  Россия того времени правовым государством, население Москвы (7 миллионов в 1960-ом) заметно поредело бы, а то и вовсе исчезло с поверхности земли. 

А вот чем в реальности обошлась эпидемия Черной Оспы в вызывающе неправовой Советской России 60-го года : 

За 44 дня эпидемии, считая  с  момента, как  заразившийся в Индии советский художник ступил на борт Аэрофлота  «Дейли-Москва»,  умерло 3 человека. Миллионам был привит обновленный штам вируса.

О нескольких тысячах выявленных зараженных НИКТО (кроме самих зараженных и союза «КГБ, МВД,  Политбюро ЦК, медики) не знал, поэтому не пришлось тратить силы  на борьбу с паникой, которой не было. Население не сметало с полок «соль, спички, мыло», а безмятежно провожало «старый» 59-ый и встречало «новый», 60-ый. 

Родственники и друзья выявленных в опасных контактах граждан ТОЖЕ не знали, почему и куда посреди ночи или улицы увезли их родных или друзей на машинах с мигалками. Они могли думать, что им угодно, вплоть до того, что в стране снова начались массовые репрессии. Но никто из них не догадывался о начале страшной эпидемии. 

Как без «relational database» и мобильной связи в рекордно короткий срок  были выявлены и изолированы практически все  зараженные, которых было   несколько тысяч?

Контакты через  КГБ выявлялись методом звезды, а по нужным адресам шли силовики. 

То, что художник умер от привезенной из Индии Черной Оспы, поняли не сразу. Вначале пытались лечить его от какой-то загадочно неизлечимой аллергии.  Но когда поняли, начали, натурально, с его первичных контактов в самолете Аэрофлота. Потом первая жена, дочь от первой жены, вторая жена, любовница. Их первичные контакты. 

Все были моментально, без разъяснения причин помещены в Боткинскую. Часть подарков любовница оттащила в элитную комиссионку. В течение нескольких дней были найдены ВСЕ, кто купили там  индийские цацки, и так же без лишних слов помещены в Боткинскую. Первая жена преподавала в Университете.  Был изолирован целый поток студентов, с которыми она могла контактировать. Ну, и так далее.  

Эту часть фильма смотреть —  аж дух захватывает. Как будто следишь  за развитием сюжета доброкачественного детектива.  И все это, практически голыми руками,  безо всех тех компьютерно-цифровых технологий, которые сегодня имеются в наличие у власть предержащих любого калибра, за исключением, разве что, вождей африканских племен, не имеющих письменности. 

С другой стороны, властям, конечно, вышла удача, что тогда не было мобильной связи, по которой любая новость разносится со скоростью света. 

А хоть бы и была. После просмотра фильма, ясно как день,  что у всех без исключения «контактов»  мобильники были бы безжалостно конфискованы в момент задержания. 

Со дня появления в конце января первого корона-зараженного, (для чистоты эксперимента, возьмем ту же  Россию), прошло куда больше 44 дней, но похоже, что самое страшное, то есть пик эпидемии,  еще впереди.

А между тем, Черная Оспа  против Корона Вируса,  и по легкости заражения и по вероятности смертельного исхода,  это как онкология четвертой степени против санаторных недомоганий с пищеварением. В доказательство, один, но страшный факт: заразился и умер сторож Боткинской, который все-лишь единожды прошел мимо случайно открытой палаты, где умирал тот самый художник. 

Короче, налицо глубочайший  когнитивный диссонанс.  

Из  фильма очевидно,  какими жестокими анти-демократическими методами должна действовать власть, чтобы не допустить  тотальной катастрофы. В Москве 60-го власти именно так и действовали. Допущение  их в 21-ом веке на Западе  непредставимо.  Отсюда и диссонанс. На одной чаше весов – человеческие жизни и защита их от возможного хаоса, непременного спутника всех катаклизмов. На другой – остальные ценности Западной Цивилизации, из коих самая горняя – «права человека».  

Таким образом, сохранение жизни граждан  на наших глазах входит  в явное противоречие с охранением «личных прав и свобод» этих же граждан. 

Сколькими жизнями можно заплатить за сохранение «демократических принципов цивилизованного сообщества», к которому  «невзирая на все бедствия, привнесенные в нашу жизнь пандемией», не взывает  сегодня только ленивый.  Согласны ли вы сами, я сама, заплатить ценой СВОЕЙ единственной и неповторимой  жизни за это самое «сохранение»? 

Своего рода ответ  на этот неразрешимый парадокс  был обнаружен в ФБ Мити Самойлова. Среди необъятного океана текстов на эту тему, он оказался  тем, о чем можно сказать словами Варенухи: 

«А вот это действительно умнО!»

Митя о рекомендованном выше фильме не упоминает. Но и вне какой-либо связи с ним, его разрывает на  части то самое трагическое противоречие, о котором шла речь раньше, и которое просмотр фильма весьма  убедительно  подтверждает.   Митя Самойлов не пускается в  конспирологию,  не выдает однозначных советов и рекомендаций, оставив это на долю всезнающих владелиц инстаграм-аккаунтов. Он размышляет. И через раздумье,  неохотно, не сразу, но приходит к выводу   «о необходимости сильного государства. Очень сильного. Такого, которое в своей силе человеку нравиться не может. Но деваться некуда».  

Только на времена глобальных катаклизмов, разумеется.  Но сможет ли общество, привыкшее за эти «времена»  во всем полагаться на государство, вернуться в свой прежний независимый, самодостаточный статус?

«Вот в чем вопрос», на самом-то деле.

Если, отсмотрев фильм, вы решили, что «онижевсеврут», а на самом деле в Москве все все  знали, — вы  «ленивы и не любопытны». Сильно довоенное поколение родителей уже не спросишь,  но есть  люди, родившиеся накануне войны и  жившие в 60-ом в Москве, которым можно задать вопрос. И они ответят,  что никогда ничего не слышали об  эпидемии Черной Оспы во времена правления Хрущева.  

Ну, а если Вы подумали, что автор этого журнала – тайный приверженец диктатур, теократий, сталинизма, монархизма и тоталитаризма – вы гомерический дурак, и вам уже ничего не поможет.

Вот вам ФБ пост Мити Самойлова , который из уважения к автору, приводится ниже целиком:

Collapse )
сила меьшинства

Пандемия на фоне литературы

В Европе холодно, в Италии темно…

Осип Мандельштам


У Бродского есть стихотворение полувековой давности, которое в наши дни, когда «эпидемия корона вируса» плавно перетекла в его же «пандемию», вдруг, а вернее, неспроста, сделалось скандально известным. Вот несколько строф из творения Бродского, ссылками на которое буквально исходит нынче пространство русской блогосферы:

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно - возглас счастья.
Только в уборную - и сразу же возвращайся.
 

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?...
 

…Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, ВИРУСА.

В 70-ом, под строкой «зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?», подразумевался тонко завуалированный диссидентский подтекст, не имеющий, разумеется, ничего общего с вирусной пандемией. А сейчас, пусти эту же строку на постеры и билборды, будет от поэта, кроме наслаждения магически неотразимой, сходу узнаваемой «бродской» интонацией, еще и вполне ощутимая общественная польза.

Однако, задолго до сверх-актуального сегодня призыва Бродского «не покидать комнату», существовал в русской литературе другой, куда более органичный гений «добровольной самоизоляции». Имя его, давно сделавшись нарицательным, успешно обогатило русский язык понятием - «обломовщина», что подразумевает асоциальное поведение субъекта, не желающего покидать собственное жилище. 

«Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был дома — а он был почти всегда дома, — он все лежал, и все постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной». 

Патологическому домоседству помещика Ильи Ильича, домоседству как раз того карантинного толка, к которому так настойчиво призывают нас сегодня, не мало споспешествовало наличие у него слуг. Несмотря на то, что на дворе стояло крепостное право, служили они своему барину, ничуть не хуже вольнонаемных. Один верный Захар чего стоил! Одевал, утешал, порицал, подавал, убирал, и в лавку бегал. Однако, «нонеча не то, что давеча», и нам, невзирая на карантин, приходится время от времени «покидать комнату». Ну, хотя бы для того, чтобы «бегать в лавку», то бишь – в супермаркет.

Кстати, тотальное опустошение полок супермаркетов в толпе себе подобных – вот верный признак глобального, а не придуманного мировой либ-шизой бедствия, наподобие «перегрева планеты», с которым еще совсем недавно так яростно боролась на виду у всего мира шведская девочка Грета Тунберг, по слухам, подхватившая недавно «корону».  В состоянии ли ее истощенный строжайшей веганской диетой мозг постичь, что человек не только не может управлять «изменением климата», «но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?» И как результат, осознала ли она вследствие лично коснувшихся  ее обстоятельств,  что у человечества есть проблемы посерьезней, чем испускаемый коровами метан?  Маловероятно.

А тем временем народ резвится в соц. сетях, изгаляясь в перерывах между набегами на супермаркеты, в остроумии и находчивости. Как вам, к примеру, вот этот образчик народного творчества: «В книжные магазины обеих столиц поступил долгожданный трехтомник «Атлант затарил гречи».

Те, кто держал в руках культовый (в Америке) трехтомник Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», оценят шутку юмора безымянного остряка-интеллектуала. А у тех, кто не держал – есть, наконец, шанс его прочесть.  Ну, хотя бы для того, чтобы узнать содержание книги, которая в 50-60-ые годы прошлого века издавалась вторыми после Библии тиражами. Прочитать знаменитый роман бывшей петербурженки Алисы Розенбаум, впоследствии — Айн Рэнд, не самый, между прочим, плохой способ скоротать часть карантинного времени.

На индивидуальном уровне нынешний кризис можно преодолеть разными способами. 

Можно, следуя хрестоматийному завету одного из евангелистов, вообще не думать ни о чем низменно-насущном: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?». Следуя этому завету, нет ничего легче, чем «не выходить из комнаты», но это путь для маргиналов, склонных к «голодному» суициду. 

А вот одному русскому поэту Серебряного Века  было известно не только как выжить, но и как творить в любых кризисных условиях. По Саше Черному для этого необходимо  абсолютное одиночество при наличии трехразовой доставки еды и алкоголя от периферийных поставщиков:  

Жить на вершине голой, 

Писать простые сонеты... 

И брать от людей из дола 

Хлеб, вино и котлеты

Остается за малым. Найти этих самых «людей из дола» и договориться с ними в отношении «three times a day delivery». 

Ну, а теперь, «припав губой к реке по имени «факт», сиречь, к ленте новостей, узнаем, чем занято в эти дни грешное человечество 

Россия:

С 10 по 17 марта в Казанском соборе Санкт-Петербурга проходит поклонение мощам Иоанна Крестителя, доставленным в ковчежце из Иерусалима. Сотни верующих с 8 утра и до 11 вечера выстраиваются в длинные очереди и целуют ковчежец с частицей мощей. Следы поцелуев тряпочкой стирает девушка-волонтер, но за всеми не успевает. После прикосновения к мощам прихожане идут вглубь собора, где целуют икону, дотрагиваются до нее руками, подносят к ней детей. (Новая газета)

В разгар пандемии приложившимся полезно, поборов отвращение к антирелигиозной сути агитки, почитать те из них, которые на заре советской власти писал Маяковский в целях охраны населения от вирусных инфекций. «Кому и на кой ляд целовальный обряд» начинается так («лесенка» снята):

«Верующий крестьянин или неверующий, надо или не надо, но всегда норовит выполнять обряды. В церковь упираются или в красный угол, крестятся, пялят глаза, - а потом норовят облизать друг друга, или лапу поповскую, или образа.»

Индия:

В марте по всей Индии прошли массовые (до 200 человек) мероприятия с питьем коровьей мочи и принятием ванн из коровьего навоза. Участники этих собраний считают, что они защищены от любой напасти, включая коронавирус, поскольку, корова, как и все ее отправления, священны, а значит - лечебны. Несмотря на то, что эксперты неоднократно утверждали, что этому нет никаких доказательств, «Spa по-индуистски» шествуют по стране. «Мы пьем коровью мочу уже 21 год, мы также принимаем ванну с коровьим навозом. Мы никогда не чувствовали необходимости употреблять английские лекарства», - сказал один из участников вечеринки. (агентство Reuters)

США

В Америке «spring break» у студентов и школьников выпадает на первую половину марта, что по обыкновению превращает в начале весны пляжи южной Флориды в сплошное лежбище/гульбище не- или полу-совершеннолетних школяров. Если вы подумали, что в этом году они изменили многолетней традиции интенсивно предаваться в начале марта трем классическим составляющим гедонизма, — «sex, drugs, and rock 'n' roll» — вы ошиблись. То, что при возвращении домой, незаметно проживающий в их юных тушках «корона вирус» может перекинуться на два предыдущих поколения их сродственников – молодым придуркам фиолетово. Кто, восче, думает о такой фигне в 18 лет? 

Что общего между участниками массового приложении к мощам, массового купании в навозе и массовых же сходок учащейся мОлодежи, имевших место в разных точках земного шара в разгар инфекционной пандемии? Если по-простому: 

«Дураков не сеют не жнут — сами растут». Причем, как показывает практика, народы мира буквально соревнуются друг с другом, чтобы оправдать это присловье.

А что, если «товарищ Тучинская упрощает?» А что, если мы, благоразумно усадившие себя на карантин, и есть тот самый «глупый пингвин», который «робко прячет тело жирное в утесах». А они, как раз тот самый «гордый Буревестник», что «реет смело и свободно над седым от пены морем!»

А можно взять и выше. Что, если все эти люди неосознанно пошли неверной, но безрассудно-прекрасной дорогой Вальсингама из «Пира во время чумы»:

Всё, всё, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья —

Бессмертья, может быть, залог!

И счастлив тот, кто средь волненья

Их обретать и ведать мог.

Нет, я вполне «фильтрую базар», и понимаю, что «Маленькие трагедии» Пушкина не входят в «корзину предметов первой необходимости» для человеков нашего века. И «неизъяснимы наслажденья» испытывают они по куда более банальным поводам.  Просто нужен был переход, чтобы закончить эти заметки о «пандемии на фоне литературы» не ерундой какой-то, а именно Пушкиным.

Все связано в этом мире. Сегодня не вредно вспомнить, что «Маленькие Трагедии», помимо всего другого прочего гениального из «болдинской осени», написаны Пушкиным в 1830-ом году, во время холерного карантина в Москве, на три месяца задержавшего его на нашу удачу в Болдино. Воистину, «хвала тебе, Чума!» У гения «всякое лыко в строку». 

А завершить этот «сумбур вместо музыки» просто напрашивается прелестным письмом Пушкина к другу своему, поэту, критику, профессору и ректору Петру Александровичу Плетневу. Холерный карантин уже снят, а сам Пушкин счастливо женат на той, к которой так стремился, застряв из-за холеры в Болдино. 

22 июля 1831 г. Из Царского Села в Петербург: 

Письмо твое от 19-го крепко меня опечалило. Опять хандришь. Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу. Дельвиг умер, Молчанов умер; погоди, умрет и Жуковский, умрем и мы. Но жизнь все еще богата; мы встретим еще новых знакомцев, новые созреют нам друзья, дочь у тебя будет расти, вырастет невестой, мы будем старые хрычи, жены наши — старые хрычовки, а детки будут славные, молодые, веселые ребята; а мальчики станут повесничать, а девчонки сентиментальничать; а нам то и любо. Вздор, душа моя; не хандри — холера на днях пройдет, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы...

Так вот, на самом-то деле, писалось все это, чтобы пожелать нам всем свершений, в отличие от «болдинской осени», куда более прозаических и исполнимых. Перечтя финальную фразу пушкинского письма, постараемся в это не лучшее для человечества время, по возможности, ей следовать.


сила меьшинства

Пупури к 120-летию Набокова - С Днем Рождения, Владим Владимыч!




Вступление

Набоков родился 22-го апреля 1899-го года. Тем не менее, он неизменно отмечал этот день 23-го апреля. Именно эта дата стоит в американском паспорте Набокова.  Формально считается, что перенос даты на один день произошел из-за введенного в 1900-ом году  пересчета на григорианский календарь.

Однако многие набоковеды полагают,  что истинным поводом перенесения Набоковым  своего дня рождения с 22  на 23 апреля, было стремление дистанцироваться от своего ненавистного тезки Владимира Ульянова (Ленина).

Любопытно, что  вплоть до 1924 года и даже позже, день рождения Ленина тоже официально отмечался 23 апреля. В его трудовой книжке также записано, что он родился 23 апреля 1870 года. Почему? Оказывается, 22 апреля родился также А. Ф. Керенский. Поэтому любитель фальшивок, Ленин, сменил дату своего рождения с 22 на 23 апреля.

«Ленина Набоков должен был ощущать своим двойником-антиподом, т. к. они родились в один день - 22 апреля, носили одинаковые имена (означает - владеющие миром), и оба воспринимались современниками как люди, разыгрывающие партии не только за шахматной доской, переносящие законы шахматной игры в искусство или политику».

Итак, из Набокова нам что-нибудь:

Часть Первая - Набоков -  нам

Ты, светлый житель будущих веков,
ты, старины любитель, в день урочный
откроешь антологию стихов,
забытых незаслуженно, но прочно.

И будешь ты, как шут, одет на вкус
моей эпохи фрачной и сюртучной.
Облокотись. Прислушайся. Как звучно
былое время -- раковина муз.

Шестнадцать строк, увенчанных овалом
с неясной фотографией... Посмей
побрезговать их слогом обветшалым,
опрятностью и бедностью моей.

Я здесь с тобой. Укрыться ты не волен.
К тебе на грудь я прянул через мрак.
Вот холодок ты чувствуешь: сквозняк
из прошлого... Прощай же. Я доволен.

1930

Часть втораяКак Набоков княгиню Шаховскую проучил

В 1959-ом, после триумфа "Лолиты" и впервые после 19 лет разлуки, Набоковы отправились в Европу. Престижное парижское издательство «Галлимар» устроило роскошный прием в честь прибывшей из Америки знаменитости.  На приеме, в числе прочих гостей, были давние приятельницы  Набоковых, благодаря которым, два скромных, но необычайно поучительных эпизода этой встречи вошли в биографию писателя.

" В комнатах толклись издатели, корреспонденты газет и радио, литераторы, критики. Сверкали блицы, слышалась разноязычная речь. В центре внимания был в тот день высокий, довольно тучный американский писатель русского происхождения — Владимир Набоков, автор нашумевшей «Лолиты». Многие здесь помнили его худеньким, порывистым, устремленным вверх, неистовым, полунищим. Одни из этих людей были приглашены им, другие пришли сами. Почти никто из этих русских не видел его последние девятнадцать лет, которые тут, в Европе, равны были столетию прежней жизни, — столько вместили они страха, горя, потерь… Его друзья переменились, но и он был настолько неузнаваем, что они ахали, забывая совершенно о том, как изменились сами…

Среди приглашенных в «Галлимар» на коктейль была его старая берлинская знакомая Женя Каннак. Она вспоминала:

Collapse )

Процентная норма vs. affirmative action или Почему евреям опять повезло



Зарисовочка

Часть первая - У врача

Вчера была на приеме у врача-офтальмолога. Врач - еврей. А приемная у него завешена постерами с радующими глаз видами Тибета и каких-то несчастных страждущих тибетцев в жутких на этом прекрасном фоне обносках. Спросила - "почему именно Тибет", ожидая, что расскажет о переходе в буддизм. У местной еврейской интеллигенции перейти в буддизм, как у российской - в христианство. Оказалось - нет. Он, слава тебе Господи, старомодно придерживается обычного равинистического иудаизма, и к тому же происходит из Дома Давидова, и имя его еврейское - Моше. А в Тибет летал 19 раз (за свой счет и по доброй воле, разумеется) учить местных эскулапов, как проводить операции на глаза. 20-ый раз точно полетит, а дальше не знает. Все-таки 70 уже. На Тибете поколение целое успело вырасти, пока он туда летал. И те люди местные, тибетцы из какого-то отдаленного района, спросили его, а почему в Америке только евреям позволяют становиться врачами. У него глаза на лоб - с чего вы, мол, это взяли? - А к нам сколько врачей разного профиля приезжало оперировать и учить как операции делать - и все до одного евреи, - отвечают ему местные. Рассказывая эту похожую на анекдот, но абсолютно правдивую баечку, Моше хохочет. И смеется так молодо, что не поверишь, что ему 70.

Знаю сама, что гордиться стоит только своими личными достижениями, но невозможно не загордиться, когда ты из ТАКОГО народа.

Кабинет у него в солидном офисном здании в красивейшем районе Сан-Франциско. И сам он - по-барски холеный и благополучный, каким ему, собственно, и полагается быть, когда речь идет об американском враче с частной практикой.

Collapse )

"Педро-Глюкман" и его корзина

О том, что мода убивать евреев еще не прошла, нету спора.
Это видит даже слепой. Остается только одна проблема:
каково лучшее средство против этой моды?
Зеев Жаботинский

Возможно, и даже, наверняка, что "Старую-престарую историю" Ромена Гари кто-то уже давным-давно не только прочел, но и накрепко связал с очередным постыдным проявлением у евреев "стокгольмского синдрома". А для меня, минуя расхожие и неточные ассоциации, финал только что прочитанного мною рассказа прочно и без остатка лег на бегущую новостную строку из Израиля.

Рассказ Гари опубликован под шапкой: "Качественная литература по будням. Коротко." Ну, не такая уж она оказалась качественная, да и не литература почти, а просто напросто всего лишь одна из бесчисленных вариаций "Ночного Портье", только безо всяких там фрейдистских штучек. Сюжетец этой истории, однако, стоит пунктиром передать, иначе трудно будет связать концы и начала.

Итак, два еврея, чудом дожившие до освобождения американцами немецкого концлагеря случайно (представьте себе, совершенно случайно) встречаются на окраине высокогорной столицы Боливии, Ла-Пас'ы, куда оба непостижимыми путями попали после войны. Один, потомственный портной Шоненбаум, открыл там пошивочное ателье, другой, под именем Педро, а как на самом деле оказалось, Глюкман, перегоняет через горные перевалы стада груженных товарами лам, которые служат местному населению в качестве вьючных животных наподобие верблюдов. "Педро-Глюкман" не верит, что кончилась война, что у евреев есть свое государство, армия, что они побеждают в войнах, и что их никогда не будут больше истязать в лагерях и гетто. Из-за пережитого в лагере кошмара он повредился в уме, и никак не может избавиться от терзающих его демонов страха. А хочет он лишь одного: чтобы весь мир оставил его в покое, дав ему дожить при ламах в безопасном статусе погонщика-индейца Педро. Шоненбаум берет Глюкмана, в прошлой жизни - тоже портного, в подмастерья. Работая рядом с другом-евреем несчастный как будто бы приходит в себя, и даже начинает мурлыкать под нос еврейские мелодии своего детства. Но по вечерам он куда-то перманентно исчезает, предварительно набрав полную корзину еды. Шоненбаум выслеживает Глюкмана и узнает, что ...

Collapse )
Youth

"И только не видно этого со стороны..."

Памяти друга




Я успела написать о нем в той маленькой повести о питерской жизни, где посвящение ему, и где он навеки пребудет молодым и прекрасным. Он прочел ее уже на пороге старости и по-детски обиделся на меня. Ему показалось, что он там выведен жалким никчемным смешным идеалистом.. "Это не я, это какой-то Васисуалий Лоханкин", - говорил он. Тогда мне стоило большого труда убедить его в безмерном обаянии главного героя моей истории.

Теперь он умер. Теперь никому ничего не нужно объяснять.

Полгода назад он начал задыхаться. Не сильно, но при любом движении и даже в разговоре. Думали - сердце не выдерживает долгих десятилетий алкоголя, курения. Забрали его в питерскую больницу, поставили какой-то стент. А оказалось - не сердце вовсе, а правое легкое уже съедено почти и опухоль проросла в трахею. Из больницы его привезли домой, туда, где он так давно жил затворником, один, один, всегда один, со своими никому теперь не нужными книгами. И перед тем, как перебраться в предпоследнее свое пристанище, он успел разослать нам, о которых у его любимого Чичибабина - "ушли бродить по белу свету мои друзья", - электронные письма, успел через океан поговорить с нами по скайпу.

Тогда, позвонив мне в первый вечер после больницы, он тихо и буднично сказал:
Ох, дружочек, мне так дыханья в легких не хватало, что дальше я не в силах был идти, едва взойдя, я тут же сел устало... Я, по простоте своей не узнав встроенную цитату из дантовского Ада, закричала в скайповское окно: Боря, стучи соседям, вызывай скорую...

На мой дурацкий вопрос, а далеко ли хоспис от его дома, он ответил мне в своем последнем емайл так:

"Вообще-то, Сонечка, хоспис всегда приближен к дому. Помнится в юности прочитал на Серафимовском кладбище эпитафию следующего содержания:
"Не спеши прохожий, навести мой прах - ибо я уж дома, а ты ещё в гостях"
Это заведение находится рядом с больницей, где я уже успел провести приснопамятные пару недель. А хоспис я назвал бы предпоследним приютом "странника", а дальше:"Приют и вечный покой". Надеюсь, хоть покой я заслужил ...."

Collapse )
Youth

Прежде чем стрелять, вы должны точно знать....

Facebook, Макс Лурье, израильский журналист:

Разрешено к публикации: 13 солдат и офицеров погибли в ночном бою в Газе.... Все из "Голани"

Возможно, это к ним обращался начальник генштаба ЦАХАЛа Бени Ганц с наставлением: "Вы должны обращать внимание на школы и мечети в секторе Газы, где нашли убежище мирные жители. Прежде чем стрелять, вы должны точно знать, куда вы стреляете»...

Нет, обычными словами об этом говорить нел-зя. А только так, как мой френд cathay_stray отреагировал на это душещипательное фото (тире в коротких, но емких словах поставила я, может и зря):

10534491_821520601194025_4437912712684867313_n

Миру - х-й

Я скоро поотписываюсь от всех этих Израел Ин Май Харт и подобных групп и камунити.
Забарало потому что это оправдывание.
Вот мы какие хорошие: смотри, мир, вот мы делаем вот это - хорошо же, правда? - А потом мы делаем ещё и вот так - ну это же пиздец как благородно! - А ещё мы гладью вышивать умеем и лечим террористов.

А МИРУ ПО Х-Й.

Да вывернитесь вы через жопу вертясь на пупу - МИРУ ПО Х-Й какие вы хорошие. Было по х-й, есть по х-й и вечно будет по х-ю.
Мир не знает, что вы на ваши деньги лечите убийц ваших детей? - Знает. Стали вы лучше в глазах мира? - ни на йоту.
Мир не знает, что этический монотеизм - от вас? - Знает. И сочувствует истребляющему вас "исламу".
Мир не знает, что вы наизобретали половину того, благодаря чему он до сих пор не улетел в тартарары? - Знает. И призывает бойкотировать ваши университеты.
И так далее.
Миру несколько не по х-й, что вы вообще есть, да. Вот то что вы всё ещё есть, это досадно. А что вы при этом такие хорошие - по х-й.

Б-ядь, да поумнейте ж вы, евреи, наконец.

Учить вас, что делать не стану - сам не знаю. Научу, чего НЕ делать.
ЗАЕ-АЛО ЧИТАТЬ КАКИЕ ВЫ ХОРОШИЕ.
ЭТО Я И ТАК ЗНАЮ.
И ВСЕ, КТО ХОЧЕТ - ЗНАЮТ.
А кто не хочет - те никогда, никогда, никогда не узнают.
Прекратите, прекратите, прекратите эти сладкие фотографии "палестинская мама рожает в израильской больнице". Х-й я кидал на эту муслопаскуду, пусть бы под забором рожала, мне плевать. Себя только дураками выставляете.
Более того. Заявления о том, какие вы блаародные, НИКТО не читал никогда, не читает и в будущем не планирует. Кроме записных жыдосимпатизантов типа меня. А мне эти заявления настое-ли уже давно.

Делайтето, что считаете нужным перед лицом смертельной опасности и харкайте на мир.
Х-й с ним.

Помоги, господи, Израилю и даруй победу воинам его.
Youth

В хорошей компании - " Записные книжки" Ильфа


420866_568083196555701_914691229_n

«Смешную фразу надо лелеять, ласково поглаживая по подлежащему»
Илья Ильф


«Смеяться бесконечно очень тяжело.
Смех — это вспышка чего-то хорошего.
Потом обязательно должен быть перерыв, молчание.
Потом будет следующая вспышка.
Тогда у вас будет ощущение, что вы попали в хорошую компанию…»
М. Жванецкий

Каждый год 13 апреля  вспоминаю о том, что в этот день не стало  Ильи Ильфа. С молодости, залегание на диване с его "Записными Книжками" сто процентно гарантировало то самое "ощущение, что ты попал в хорошую компанию…»

В 2000-ом году в России вышло первое полное издание «Записных Книжек» Ильфа под редакцией его дочери – Александры. Мы читали их когда-то  (частично)  в  рыжем пятитомнике Ильфа и Петрова.
Помню, все  повторяли, надо не надо: "Путаясь в соплях вошел мальчик".

A вот сейчас у меня в руках полное издание Книжек.

Некоторые записи звучат как свидетельства человека, жившего в до- и после- перестроечной России:


  • Сумасшедший Дом, где все здоровы.

  • Самое ужасное – это когда нет очередей.

  • Мрачная лавина покупателей, дефилирующая перед прилавками и, не останавливаясь, направляющаяся к выходу.

  • В фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. И вот радио есть, а счастья нету.

Другие, как записки ясновидящего, прозревшего реалии Америки конца 20-го, начала 21 века :


  • Порвал с сословием мужчин и прошу считать меня женщиной

  • Самоубийца предъявляет вынувшему его из петли полицейскому иск за ушиб.

  • Справедливость кретинов. Один раз я, другой раз ты. Равноправие идиотов. (!!!!!)

  • Край непуганых идиотов. Самое время пугнуть.

  • Аппетит проходит  во время еды.

  • Магазины самых разных специальностей ничем не отличались друг от друга.

Collapse )

Youth

Война - это и есть ответ

Даниел Гринфилд

Оригинал статьи на английском

Перевод Сони Тучинской

Сан Франциско

От переводчика: при обсуждении этого необычайно дерзкого во всех отношениях  текста  прошу читателей помнить, что в нем не обязательно отражены мысли переводчика, но со сто процентной уверенностью, -  автора, Даниеля Гринфилда. Перевод этой статьи оказался не таким легким делом, как могло показаться с первого взгляда. В силу фундаментальных  различий структуры русского и английского языка, переводчику не удалось до конца передать стиль автора,  ослепительный в своей афористичной лапидарности. В переводе статья заметно удлинилась и потеряла часть своей взрывной силы. Но надеюсь, что донести великолепно-саркастическую интонацию оригинала все-таки удалось..

Короче, " Тапер играет, как умеет. Просьба не стрелять. "

Перевод целиком здесь: http://club.berkovich-zametki.com/?p=2134

Первый случай в моем 7-летнем пребывании в ЖЖ, когда прошу о перепосте.
Из всех прочитанных мною на эту тему текстов  - этот, единственный, где совершенно отсутствуют "лукавые слова", а вещи отважно называются своими именами.