Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

сила меьшинства

Когнитив эпохи "корона вируса". Жизнь человека vs. его гражданские права?

Сегодня будет необыкновенно в жилу посмотреть одно русское кино, снятое  в 2014 году. Называется «Черная Оспа. Московский детектив». 

Речь в этом шедевре кино-документалистики  идет и об истории Черной Оспы вообще, и об ее эпидемии  в зимней Москве конца 59-го, начала 60-го годов, в частности. Эпидемия уже побежденной когда-то в СССР заразы распространялась  по городу такими темпами,  что к весне Москва могла, как после взрыва нейтронной бомбы, преспокойно себе  обезлюдеть. 

Однако,  с заразой, обещавшей стать Апокалипсисом века,  управились в 44 дня. Речь идет о событиях, имевших место  в тоталитарном государстве, коим Россия, невзирая на идущую там полным ходом «оттепель»,  несомненно продолжала быть и  при Хрущеве. Учитывая скорость распространения и уровень смертоносности вируса Черной Оспы, 44 дня – это неправдоподобно короткий срок. 

Отсмотрев фильм,  как пишут пошляки, на одном дыхании, нельзя не прийти к печальному своей трагической неразрешимостью выводу: 

Будь  Россия того времени правовым государством, население Москвы (7 миллионов в 1960-ом) заметно поредело бы, а то и вовсе исчезло с поверхности земли. 

А вот чем в реальности обошлась эпидемия Черной Оспы в вызывающе неправовой Советской России 60-го года : 

За 44 дня эпидемии, считая  с  момента, как  заразившийся в Индии советский художник ступил на борт Аэрофлота  «Дейли-Москва»,  умерло 3 человека. Миллионам был привит обновленный штам вируса.

О нескольких тысячах выявленных зараженных НИКТО (кроме самих зараженных и союза «КГБ, МВД,  Политбюро ЦК, медики) не знал, поэтому не пришлось тратить силы  на борьбу с паникой, которой не было. Население не сметало с полок «соль, спички, мыло», а безмятежно провожало «старый» 59-ый и встречало «новый», 60-ый. 

Родственники и друзья выявленных в опасных контактах граждан ТОЖЕ не знали, почему и куда посреди ночи или улицы увезли их родных или друзей на машинах с мигалками. Они могли думать, что им угодно, вплоть до того, что в стране снова начались массовые репрессии. Но никто из них не догадывался о начале страшной эпидемии. 

Как без «relational database» и мобильной связи в рекордно короткий срок  были выявлены и изолированы практически все  зараженные, которых было   несколько тысяч?

Контакты через  КГБ выявлялись методом звезды, а по нужным адресам шли силовики. 

То, что художник умер от привезенной из Индии Черной Оспы, поняли не сразу. Вначале пытались лечить его от какой-то загадочно неизлечимой аллергии.  Но когда поняли, начали, натурально, с его первичных контактов в самолете Аэрофлота. Потом первая жена, дочь от первой жены, вторая жена, любовница. Их первичные контакты. 

Все были моментально, без разъяснения причин помещены в Боткинскую. Часть подарков любовница оттащила в элитную комиссионку. В течение нескольких дней были найдены ВСЕ, кто купили там  индийские цацки, и так же без лишних слов помещены в Боткинскую. Первая жена преподавала в Университете.  Был изолирован целый поток студентов, с которыми она могла контактировать. Ну, и так далее.  

Эту часть фильма смотреть —  аж дух захватывает. Как будто следишь  за развитием сюжета доброкачественного детектива.  И все это, практически голыми руками,  безо всех тех компьютерно-цифровых технологий, которые сегодня имеются в наличие у власть предержащих любого калибра, за исключением, разве что, вождей африканских племен, не имеющих письменности. 

С другой стороны, властям, конечно, вышла удача, что тогда не было мобильной связи, по которой любая новость разносится со скоростью света. 

А хоть бы и была. После просмотра фильма, ясно как день,  что у всех без исключения «контактов»  мобильники были бы безжалостно конфискованы в момент задержания. 

Со дня появления в конце января первого корона-зараженного, (для чистоты эксперимента, возьмем ту же  Россию), прошло куда больше 44 дней, но похоже, что самое страшное, то есть пик эпидемии,  еще впереди.

А между тем, Черная Оспа  против Корона Вируса,  и по легкости заражения и по вероятности смертельного исхода,  это как онкология четвертой степени против санаторных недомоганий с пищеварением. В доказательство, один, но страшный факт: заразился и умер сторож Боткинской, который все-лишь единожды прошел мимо случайно открытой палаты, где умирал тот самый художник. 

Короче, налицо глубочайший  когнитивный диссонанс.  

Из  фильма очевидно,  какими жестокими анти-демократическими методами должна действовать власть, чтобы не допустить  тотальной катастрофы. В Москве 60-го власти именно так и действовали. Допущение  их в 21-ом веке на Западе  непредставимо.  Отсюда и диссонанс. На одной чаше весов – человеческие жизни и защита их от возможного хаоса, непременного спутника всех катаклизмов. На другой – остальные ценности Западной Цивилизации, из коих самая горняя – «права человека».  

Таким образом, сохранение жизни граждан  на наших глазах входит  в явное противоречие с охранением «личных прав и свобод» этих же граждан. 

Сколькими жизнями можно заплатить за сохранение «демократических принципов цивилизованного сообщества», к которому  «невзирая на все бедствия, привнесенные в нашу жизнь пандемией», не взывает  сегодня только ленивый.  Согласны ли вы сами, я сама, заплатить ценой СВОЕЙ единственной и неповторимой  жизни за это самое «сохранение»? 

Своего рода ответ  на этот неразрешимый парадокс  был обнаружен в ФБ Мити Самойлова. Среди необъятного океана текстов на эту тему, он оказался  тем, о чем можно сказать словами Варенухи: 

«А вот это действительно умнО!»

Митя о рекомендованном выше фильме не упоминает. Но и вне какой-либо связи с ним, его разрывает на  части то самое трагическое противоречие, о котором шла речь раньше, и которое просмотр фильма весьма  убедительно  подтверждает.   Митя Самойлов не пускается в  конспирологию,  не выдает однозначных советов и рекомендаций, оставив это на долю всезнающих владелиц инстаграм-аккаунтов. Он размышляет. И через раздумье,  неохотно, не сразу, но приходит к выводу   «о необходимости сильного государства. Очень сильного. Такого, которое в своей силе человеку нравиться не может. Но деваться некуда».  

Только на времена глобальных катаклизмов, разумеется.  Но сможет ли общество, привыкшее за эти «времена»  во всем полагаться на государство, вернуться в свой прежний независимый, самодостаточный статус?

«Вот в чем вопрос», на самом-то деле.

Если, отсмотрев фильм, вы решили, что «онижевсеврут», а на самом деле в Москве все все  знали, — вы  «ленивы и не любопытны». Сильно довоенное поколение родителей уже не спросишь,  но есть  люди, родившиеся накануне войны и  жившие в 60-ом в Москве, которым можно задать вопрос. И они ответят,  что никогда ничего не слышали об  эпидемии Черной Оспы во времена правления Хрущева.  

Ну, а если Вы подумали, что автор этого журнала – тайный приверженец диктатур, теократий, сталинизма, монархизма и тоталитаризма – вы гомерический дурак, и вам уже ничего не поможет.

Вот вам ФБ пост Мити Самойлова , который из уважения к автору, приводится ниже целиком:

Collapse )
сила меьшинства

Вопрос израильским френдам - Израильский ТВ сериал ""Commandments"

Самое холодное время года в и без того нежарком Сан-Франциско - это, обычно,  вторая половина июля. Ну, как  и полагается городу Большого Содома, где все, не исключая  и  погоды,  противно норме.
Почти каждый день таскаюсь в эти июльские дни на просмотры фильмов Сан-Франциского Еврейского Кинофестиваля. JFF SF. Иногда смотрю по два сеанса в день, а в перерыве между ними наблюдаю живую жизнь района улицы Кастро, в кинотеатре которого и проходят эти показы уже 38-ой год подряд.  Если кто не в курсе, сан-франциская улица Кастро  - эта мировая столица гордых членов ЛГБТ сообщества. Правда, в последнее время за это почетное звание с Сан-Франциско успешно борется город Тел-Авив.
Если я сейчас начну делиться своими наблюдениями "живой жизни", то никогда не дойду го главного.
А я собственно, хотела спросить своих израильских френдов об израильском ТВ сериале "Commandments". Вчера на JFF я отсмотрела две серии этого сериала. Там показаны повседневные заботы  новобранцев ЦАХАЛа из харедим. Не вязанные кипы, а именно настоящие, черные, и по бокам - спирально закрученные пейсы. Короче, резиденты  Меа-Шеарим, которые добровольно, по убеждению пошли служить. Они сделали это вопреки воле своих отцов и поэтому становятся изгоями в своей коммюнити. И когда один из них, прелестный своей детской чистотой и кротостью, Янкель приезжает накануне  Шаббата домой, отец не пускает его в дом, советуя переночевать у бабушки, а родной брат с дружками-харедимами при полном, по случаю приближающегося Шаббата, параде, зверски, повалив на землю, ногами избивают и Янкеля и его армейского друга, и забирают у них оружие. Потом, боясь, что ими займется полиция, они подбрасывают оружие на военную базу. Но, за  зверское битье ногами по голове и лицу двух граждан Израиля их не преследуют в уголовном порядке. Армейский начальник говорит, что не хочет с Меа-Шеарим  связываться и раз они вернули автоматы, нечего об этом больше говорить, и выбрасывает бумажку с именами этих уголовников из харедим.
У меня вопрос к израильтянам. Как близко/далеко от реальности то, что я вчера видела? Действительно ли, что зачинщики физической расправы, оставившей ужасные следы на лицах жертв, могут уйти от закона? Где можно посмотреть этот сериал в сети целиком с русскими или английскими титрами? Он хорошо сделан. Я не  смогла найти.


Я завтра напишу о нескольких фильмах, которые MUST see не только каждый еврей, чтобы понимать, что с ним может случиться завтра, но и все  остальные, осведомленные о том, что "еврейский вопрос" рано или поздно встает перед всем человечеством.
сила меьшинства

Пикник на калифорнийской обочине - часть первая

Часть первая.
Продолжение здесь.


"Давненько не брал я руки шашек", - как говаривал незабвенный Павел Иванович Чичиков. Вот и я тоже, за два почти месяца - ни одного поста .  Бедный мой ЖЖ  зарос за это время чертополохом, подернулся паутиной;   из уютной ЖЖ-шечки превратился в сиротски-бесприютный  зал ожидания. Ну, вот, исправляюсь помаленьку.

******************************************************************
В середине февраля  мы (я и Сережа) с нашими московскими друзьями (молодая супружеская пара Кристи и Денис) запоздало проехали по следам культового  фильма 2004-го года режиссера и сценариста Alexander Payne “Sideways”*,  в русском прокате - «На обочине».

«Маленькие трагедии» маленького человека под прикрытием  комического бытописательства на фоне одноэтажной  Америки – так бы я решилась определить кредо режиссера-гуманиста,  неисправимо сочувствующего и даже потакающего своим героям, что бы они там у него не вытворяли.

Любите ли вы этот фильм, как люблю его я? То есть, так, чтобы с годами не надоедало смотреть его снова и снова,  зная,  что каждый  следующий  просмотр ничего не изменит в смысле гарантированного   наслаждения.  Можете ли вы сходу и безошибочно назвать имя ресторана, у входа в который  главный герой, страстный поклонник пино-нуар, произносит   сакраментальное:
«
I am not drinking any fucking Мerlot!» ?

Популярность этого фильма была такова, что глобальные продажи мерло, каберне и шардоне после выхода его в прокат  пошли на спад. В то время, как для прославляемого Майлзом пино-нуар, они резко увеличились во всем англоязычном мире чуть ли не на  20%.

Не имеет значения, какую прибыль принесла продюсеру «На обочине» эта картина. Фильм этот культовый  в том смысле, что одинаково любим как высоколобыми  интеллектуалами, поклонниками заумного Артхауса, так и простодушными любителями action movies.

В мировом синематографе фильмов, на которых сходятся и те и другие, как известно,  не много. И «Sideways» – один из них. Он  принадлежит к категории  «дорожного кино» (road-movie). То есть, действие его происходит в дороге, а на ней, по определению,  много поворотов,  таковые же возникают в душах странствующих героев, и они  приезжают в каждый следующий городок не совсем такими, какими мы их оставили  в предыдущем. Полюбив с легкой руки Александра Пейна  его  героев, мы захотели  увидеть те же виноградники, городки, и закаты, что видели они; отобедать в тех же   ресторанах  и дегустировать  калифорнийские вина в тех же wine tasting rooms, где это делали персонажи полюбившегося нам киношедевра.

Той  беспримесной  радости и наслаждения, которые достались  на нашу долю во время этого мини-путешествия, одному из его участников, вернее, участниц,  оказалось недостаточно.  Руководствуясь максимой Ионеско о том, что «важны только слова, все остальное – болтовня»,  она решила перевести  «болтовню»  увиденного в те самые «слова». Но для этого необходимы привязки к костяку происходящих в фильме событий. Посему, расскажем о сюжете ровно столько, сколько требуется  для понимания, зачем нас – из Сан-Франциско, а наших друзей – из Москвы, понесло в  винодельческий район графства Санта-Барбара.


Итак, университетские приятели Майлз  и Джек, которые к своим сорока явственно ощутили себя на обочине жизни, устраивают себе «мальчишник»  на дороге. Путешествие начинается в Лос-Анжелесе, где они садятся в старенький Сааб-кабриолет  Майлза и направляются на север «отметить» конец холостяцкой жизни Джека, у которого через неделю назначена в Лос-Анжелесе свадьба с Кристин - девушкой  из состоятельной американской семьи с армянскими корнями.
Collapse )

Продолжение - часть вторая
сила меьшинства

Про "Русских евреев" от Леонида Парфенова

Расплата за длинные каникулы у каждого своя. У меня - всегдашний (притом чудовищный) Jet lag. Длиться он будет так долго, как долго шлялась по европам. В этот раз месяц шлялась - месяц буду возвращаться в свое привычное pacific time. Так что ЖЖ по приезде читаю назад во времени еще на утренней зорьке. И вот прочла у любимого своего израильского френда Ивана Нави тревожный пост "Агония ЖЖ?".

Ваня ругается на бездушно-бессмысленный ФБ, а нас, ЖЖ френдов своих стыдит, что постим мало и редко. И вот я прочла, устыдилась и пощу.

Вы и без меня знаете, что Леонид Парфенов – гений телевизионной публицистики. Будучи сейчас в Москве всего одну неделю, не поленилась попереться в Центр Документального Кино, и делала это два дня кряду, чтобы посмотреть первые два фильма его трилогии - "Русские евреи'. Возвратившись через месяц домой, узнала, что оба фильма вышли на DVD, чем с вами по присущему мне от природы бескорыстию и делюсь. Тем более, что в последнее время я на Леонида Парфенова крепко подсевши. Смотрю его старое, по незнанию пропущенное. Все смотрю. Подряд, сериями.

В свой прошлый приезд в Питер (в октябре 2016) мы с московскими друзьями, приехавшими в Питер навестить меня, шли из музея Набокова на Большой Морской к Эрмитажу по совершенно пустой Миллионной. Надо упомянуть, что в музее Набокова мы только что отсмотрели потрясающий док. фильм Парфенова о том, как в 50-х, 60-х сестра писателя Елена Сикорская инкогнито приезжала в Ленинград, и как тетка-охранница ее не пускала в их особняк на Морской, отданный под бесчисленные конторы. "Пустите меня, я здесь жила", - рассказывает потрясающая старуха легко узнаваемой набоковской породы. "А на каком этаже ты тут жила", - спрашивает ее строго охранница. "Я тут на всех этажах жила", - отвечает старуха. Но ее гонят прочь...Если будете у Набокова, попросите, чтобы вам поставили этот фильм. Его нет больше нигде, кроме как в музее Набокова. И на линии нет.

Ну, неважно. И вот идем мы, значит, выйдя из музея, по Миллионной, бывшей Халтурина, и рассуждаем, типа того, что Парфенов – гений. А тут нам навстречу, представьте себе, – сам. Collapse )

"...В ретрограды было стыдно им попасть..."

Грандиозный гей-парад "гордости", который ежегодно проводится в Сан-Франциско с пышностью римских сатурналий, отгремел месяц назад. Эта местная аттракция, регулярно имеющая место на нашей содомщине в конце июня, давно и во всех волнующих деталях описана мною в очерке "А Апельсиновое Графство - против". С тех пор ничего не изменилось, кроме разве того, что за последние четыре года община сексменьшинств обогатилась несколькими новыми девиациями, что сказалось на ее аббревиатуре. Теперь это не просто "LGBT", a вовсе даже "LGBTQ".   Что стоит (хм..) за этим загадочным "Q"? А кто ж его знает. Однако, даже некорректный грубиян Трамп в своей исторической  речи на  номинирование его кандидатом в Президенты,  заверил членов   этого священного для  политика любого ранга сообщества (не забыл дерзкий Трамп букву "Q" в конце добавить, не забыл), что будет яростно защищать их от исламистов.  Не припомню, чтобы какую-то особую защиту  кто-либо из участников предвыборной президентской гонки когда-либо обещал еврейской общине Америки.

А сейчас в Сан-Франциско проходит Международный Еврейский Кинофестиваль, но привязка к "гордящимся" - налицо. Ну, во-первых, часть репертуара еврейского кино-мертоприятия привычно посвящена этой, к сожалению, давно уже и еврейской теме. А во-вторых, показ проходит в кинотеатре на улице Кастро, где сплошь проживают беззащитные перед природной гомофобией "натуралов" любители однополой любви. Натуралы - это подлое слово, которым насельники улицы Кастро обозначают здоровых мужчин.

Я, кстати,  как-то вскользь упомянула в присутствии одного из своих коллег - "натуралов",  что гомоотношения мужчин - это болезненный отход от нормы, как карликовый рост или шестипалость. - Однако никому из этих (с уродствами разного рода) людей, -  сказала я,  - не приходит в голову "гордиться" на парадах своими отклонениями, как, впрочем, и государству не приходит в голову их за это дискриминировать. - Уже больше сорока лет как они "вышли из клозета" - не останавливалась я.  - В сегодняшней Америке открытым гомосексуалам не возбраняется преподавать в школах, усыновлять детей, избираться в городские супервайзеры, а теперь уже, и служить в армии. Но им этого мало. Дискриминация, на самом-то деле, давно уже имеет обратный характер, и белые гетеросексуальные мужчины - единственные ее жертвы. Но гомолюди продолжают сбиваться в кучи (шествия, парады) и на самый похабный манер публично "демонстрировать" свои сексуальные отправления, то есть, не устают всеми возможными способами пропагандировать свое природное или приобретенное уродство, настойчиво возводя его в сознании сограждан в ранг нормы.

Мой коллега внимательно меня выслушал, подмигнул, что, мол, не выдаст меня, но посоветовал быть поосторожней. И он прав. Перед тем как высказывать не самое восторженное мнение о "парадах гордости", нужно детально продумать вопрос об отпуске, так как время между работами - самое подходящее в Америке для длинных каникул. А то, что тебя за вышеозначенное мыслепреступление попрут с любой корпоративной работы, не говоря о нон-профит или  государственной, - никаких сомнений. Радужное лобби в Америке много влиятельней, чем еврейское. LGBTQ сообщество - это разветвленная полугосударственная фашистская структура, с мощным агитпропом активно действующим уже в начальных школах. Так что к университетским годам у нынешних американских студентов, за маргинальным исключением, уже нет сомнений, что семья из двух пап ничем не хуже, чем традиционная семья.

Однако, я отвлеклась.

      

Я участвую в этой, в общем-то, довольно либиральной еврейской кино-тусовке, на уровне посещения  документальных фильмов, если в анонсе их нет слов "геи" и/или "палестинцы". И вовсе не потому, что жизнь гея или палестинца не может быть предметом искусства. Еще как может, ведь они такие же разные, как и мы. Но когда речь заходит об этих материях, слишком часто искусство заменяется грубо предсказуемой пропагандой...

Короче, в прошлое воскресенье около двух часов пополудни, вышли мы с мужем из кинотеатра, и сели за столик на маленькой площади, находяйщейся на пересечении Кастро и Маркет стрит (главная улица Сан-Франциско). Хотели  за чашкой кофе поговорить о только что  увиденном прекрасном документальном фильме "Humus". Вдруг муж, перебивая меня на полуслове,  говорит - "не оборачивайся". Ну, я, натурально, тут же обернулась, (эта повадка у женщин еще с жены Лота). Прямо за моей спиной стояла группа ню с завидно ровным загаром на волосатых ягодицах. Мужички были налегке: из одежды, учитывая погожий летний день, на них не было ничего лишнего. Если не считать кроссовок и разноцветной елочной фольги, в которую были не до конца (хм, каламбур получился) обернуты их незавидные по размеру гениталии. "Обнаженные", непринужденно болтая друг с другом, грелись на солнышке, а потом неторопливо пошли, посверкивая фольгой и яйцами, по Маркет стрит. Пошли они навстречу городскому обывателю: старикам, женщинам, детям...

Вокруг сновали полицейские (еврейское мероприятие как никак), но ни один из них не обратился к голожопым представителям угнетенного сексменьшинства с предложением надеть штаны. Не надо говорить, что любая другая категория граждан за "public nudity" днем в центре города (даже Города Большого Содома - Фриско) была бы без лишних слов арестована. Вот к какому надругательству над гражданскими правами "большинства" привела начавшаяся 50 лет назад борьба за гражданские права "меньшинства", и вправду, (и с этим не поспоришь), не в полной мере соблюдаемые в отношении геев в те далекие времена.

Хотела рассказать о фильмах последнего Еврейского Кинофестиваля, а я их отсмотрела прилично, но там есть ленты о старейшей фабрике Нью-Йорка по производству мацы, об истории поселенческого движения. Не хочу мешать это с содомом. Оставлю фильмы на следующий пост.

Фашизм все еще привычно видится многим  в образе нависшего над Римом знаменитого подбородка итальянского диктатора, введшего в исторический обиход само это понятие.  Мы забываем, что "фашисты будущего будут называть себя антифашистами". " Вполне предсказуемо, что "фашистами будущего" оказались разнообразные категории "меньшинств" с их  беспроигрышно-хитроумной тактикой  - нескончаемой борьбой  против мифа; другими словами, против фантома несуществующей дискриминации, как будто бы бесконечно осуществляемой против них бессердечным "большинством". Борьбой, которая окончится, только когда понятие "нормы"  и все различия между добром и злом окончательно исчезнут из сознания этого мракобесного (по мнению меньшинства) большинства. Ну, как в сцене, открывающей первый акт "Макбета", где три ведьмы улетая в грозу по своим делам, приговаривают:
"Грань меж добром и злом сотрись,
Сквозь пар гнилой помчимся ввысь"

Но нам здесь больше подойдут не общие соображения о добре и зле Шекспира,   а строчки ныне здравствующего Наума Коржавина, одна из которых как нельзя лучше подошла к названию этой короткой заметки. .. Наум Коржавин обращается как будто бы непосредственно к нам, жителям современного Большого Содома. А это давно уже не только Сан-Франциско, а все без исключения мегаполисы западного мира. И не только мегаполисы. Вот и Иерусалим пал, не устоял перед этой чумой "гордости"...

Горожане в древнем городе Содом
Были заняты развратом и трудом.
Рос разврат и утончался... И всегда
С ним росла производительность труда.
И следил все время строго их Сенат,
Чтоб трудом был обеспечен их разврат.

Телевидение в городе Содом
Просвещение вносило в каждый дом.
Дух прогресса всех учило постигать,
Наслаждаться, но расплаты избегать.
Пусть кто хочет превращает в матерей
Их одиннадцатилетних дочерей.

Что пугаться? — были б в деле хороши!
В том и жизнь. И нет ни Бога, ни души.
Наслаждайся!.. А к вакханкам охладел,
Есть в запасе свежесть юношеских тел.
Что там грех — забвенье смысла и лица
Перед скукой неизбежного конца?

Все ли думали так в городе Содом?
Может быть. Да кто расскажет нам о том?
Остальные ведь молчали — вот напасть! —
В ретрограды было стыдно им попасть...
И от тех, кто прямо чтил не Дух, а плоть,
Их потом не отделял уже Господь.

Чем все кончилось — известно без меня.
Что вникать в природу Божьего огня.
Все сгорели в древнем городе Содом,
А при жизни размышляли не о том,
Не о том, за что сожгут, на что пенять.
Лишь — куда себя девать и чем занять.

"Еще раз про любовь" - о фильме Герца Франка "За чертой страха"



Мне повезло. Просто купила билет на "Beyond the fear" ("За чертой страха"), шедшего в рамках сан-франциского Фестиваля Еврейского Кино. Пародоксальным образом, моим израильским друзьям посмотреть фильм своего же израильского режиссера не удалось. В Израиле было два крошечных показа, куда они не поспели. Фильм там травили на тот же гнусный манер, что и его героев, с конечной целью не допустить его в нормальный прокат. Цель была достигнута. Жаль. "За чертой страха" - абсолютный шедевр документалистики, которому к тому же суждено было стать последним творением Герца Франка. Я видела многие его работы, начиная с тех, что сделаны еще в Риге, но этот фильм - итог его духовных усилий и озарений, вершина, к которой он подымался всю свою жизнь. Великий Франк умер, не успев доснять его до конца.

Господи, каких людей Ты приводишь в этот мир...Лариса и Игаль. Но ни одна любовная история ни до ни после не вызвала в Израиле такой общенациональной истерии, как фантастическая история их любви. Кто знает, смягчились бы необрезанные сердца особо ретивых израильтян, доведись им увидеть эту драму мудрыми, любящими глазами еврейского кино-ребе - Герца Франка?

Лариса благородно сдержана и в тоже время детски открыта. Каким-то непостижимым образом это в ней сочетается. Она, как бы опровергая обывательски расхожее мнение, что с ее стороны это был чисто политический жест, рассказывает, что когда начала писать Игалю в тюрьму, отношения ее с мужем уже оставляли желать лучшего. Вначале ей было просто любопытно, что же за человек - Игаль Амир. Его ждала безоблачная карьера адвоката, а он решился пойти на убийство религиозно почитаемой в Израиле персоны, а значит на то, чтобы быть проклятым своим собственным народом, ради блага которого, как он его понимал, он и поставил на кон свою жизнь и свободу. Если помнить, что Лариса закончила в свое время знаменитую 57-ую московскую школу, известную своими давними диссидентскими традициями, то ничего странного в ее интересе к главному заключенному израильского застенка не обнаружится. Ну, а кроме того, извечное, женское, милосердное - поддержать, утешить страдальца, обреченного на пожизненное без пароля, всеми отверженного парию... В процессе переписки обнаружилось, что их связывает несколько большее, чем близость политических воззрений и общность религиозного мироощущения. Обнаружилось всего лишь навсего то, что ближе человека не может быть в ее жизни.

Collapse )

Костя ушел, а "Костя и Мышь" остались



На "Чайке".

"Какой-то безумный, содержащийся в больнице, говорил:
«Весь свет меня считает поврежденным,
а я весь свет считаю таким же;
беда моя в том, что большинство со стороны всего света».
Герцен, Было и думы.

Справка: Константин Константинович Кузьминский (К.К.К., 1940-2015) - авангардный ленинградский поэт, анархист, футурист, автор хулиганских "инсталяций". Автор самой обширной Антологии русского самиздата советского периода. Учился на биолого-почвенном факультете Ленинградского университета и на отделении театроведения Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, но был отчислен из обоих. Работал рабочим тарной фабрики, ликеро-водочного завода, рабочим сцены Мариинского театра, маляром в Русском музее, рабочим хозчасти Эрмитажа, рабочим геологической экспедиции и т.д. С середины 1960-х гг. принимал самое активное участие в неофициальной литературной жизни Ленинграда, составил ряд самиздатских авторских книг (в том числе Иосифа Бродского, Станислава Красовицкого, Генриха Сапгира), самиздатскую «Антологию советской патологии». Проводил квартирные выставки неофициального искусства. В середине 70-х через Толстовский фонд уехал в Америку. Недолгое время читал лекции по русской литературе в одном из университетов штата Техас. До конца жизни оставался L'Enfant terrible русской артистической богемы Нью-Йорка. Характерная деталь: Приехав в Америку за сорок лет до своей кончины американское гражданство Костя так и не получил. Не из принципа. Просто лень было.

2 мая ушел из жизни легендарный Константин Кузьминский. Ушел, успев, тем не менее, дожить до 75. Для него, жившего с отбитыми гб-шниками почками и до последнего дня сжигавшего себя алкоголем и курением, это как для нас, благоразумных обывателей добраться до мафусаиловских 120.

Узнав о его уходе, пересмотрела совершенно поразительный документальный фильм Андрея Загданского. "Костя и Мышь".

В начале 2-тысячных Андрей снимал этот фильм наездами и потом бесконечно долго монтировал. Усилия были потрачены не зря: "Костя и Мышь" истинный шедевр в жанре художественной документалистики. Место съемок: деревушка Lordville на берегу Делавера, в 225 км к северу от Нью-Йорка. Здесь, в ветхой халабуде у самого железнодорожного шлагбаума проживала невероятная семья, сюреалистичски представляющая в забытой богом американской глухомани питерскую богему 70-х годов прошлого века. Деревню в вольном переводе Костя ласково кликал "Божедомкой", жене Эмме придумал дивное прозвище "Мышь". В домике Кузьминских бытового почти ничего не видать. Зато он по самую крышу беспорядочно забит фантастическим в своем разнообразии антиквариатом. На стенах ранний Шемякин соседствует с поздними Митьками, наряду с многочисленными портретами самого хозяина, включая Зевса в образе быка увозящего на спине Европу в образе голого Кузьминского. Имеется также коллекция кинжалов, знамя анархистов, пулемет Максим, бурка и головы манекенов довоенной поры. В убранстве дома проявляются как эстетические так и политические предпочтения хозяина, чей единственный кумир - батька Махно. Друг у К.К.К. тоже один единственный: "Я холоден. Я нищ и гол, мой друг единственный - глагол…" Это - поэтическая визитка Константина Кузьминского. Эти строчки звучат в фильме в замечательном авторском исполнении.

В фильме Костя бродит по дому, участку и прилегающему к нему шоссе в каких-то немыслимо экзотических халатах, туниках, а то и вовсе экстравагантно - налегке. Не стыдясь ни огромного своего пуза с раненным пупом посередине, о котором в фильме есть отдельный сюжет, ни изношенных в многочисленных любовных сражениях гениталий. (их режиссер старается целомудренно прикрыть черным квадратиком, но это не всегда удается). Но добрую половину экранного времени Костя не ходит, а возлежит на продавленной кушетке в позе "жирного этруска". Возлежа, он много курит и много говорит как об искусстве в целом, так и о поэзии в частности.

Костя говорит много, но хочется, чтобы он говорил еще больше. Говорит Костя неподражаемо. Что ни мысль, то провокация. То сардонически расхохочется над Маршаковским переводом Байрона и даст свой, как он полагает, несравненно более адекватный. (меня он с ходу убедил, что так оно и есть). То высмеет "Оську" (Бродского), за то, что тот читал стихи "с тетрадочки, как бухгалтер". Сам же Костя, не вставая с дивана и ни на секунду не прекращая курить, легко и естественно, как дышит, исходит стихами "by heart". Тетрадочка ему без надобности. Стихи, свои и чужие, он читает вперемешку то на русском, то на английском. Каменский, Байрон, Маршак, Брюсов.. you name it.

Ну, еще в фильме много всякой эксцентрики, клоунады, эпатажных "инсталяций" - хулиганского эстетства, короче. Все это Костя именует "перформансами". Иногда они истерически смешные, но никогда не пошлые. Однако, безошибочно заподозрить в Косте истинную богему заставляют не балаганные проделки, на которые он так горазд, а нечто совершенно иное. Как известно, богема - это не просто неконвенциальный образ жизни свойственный некоторым слоям художественной интеллигенции, как думают зажиточные представители этих слоев из района Сохо. Это установка на то, чтобы прожить свою жизнь одним искусством, чего бы это ни стоило. В условиях нестабильных и даже нищенских доходов, в том числе. А доходы семьи Кузьминских долгое время были откровенно нищенские - восемь тысяч годовых, которые Мышь делала на уборках. С этих денег Костя с Мышью сами издали фундаментальный труд – девятитомную aнтологию русского поэтического авангарда "У Голубой Лагуны"". Oбширное, систематизированное собрание поэзии самиздата 1950–80-х гг. с комментариями составителя.

Мышь говорит об этом времени так: "в те месяцы на жизнь, если Кузьминский не запивал, оставалось 143 или 147 долларов". Вот эти 4 доллара в разнице месячного дохода, о которых она до сих пор не забыла, о многом говорят. Сладкое свое бремя Мышь несла добровольно, безропотно и молчаливо. Наверное только она сама, эта крошечная, и по-собачьи, в самом высоком смысле этого слова, (собачники меня поймут) преданная Кузьминскому женщина, знает, что это значит - жить бок о бок с богемой. Она, красивая умная питерская девочка, человек его круга, прошла с ним через все его запои, депрессии, измены и "инсталяции". Стала его тенью, сделалась при нем добытчицей, фото-биографом, сиделкой. Без нее он сгорел бы раньше. Если б не Мышь, не дожить бы Косте до 75. Не случайно, должно быть, он, капризный, избалованный и по-детски эгоцентричный, несмотря на бесчисленные романы и батальоны поклонниц, остался именно с этой женщиной.

Так или иначе, но эти двое спасли от забвения поэтические труды гонимых, гнобимых, непечатаемых, кто наперекор подлой власти на сговор с ней не пошел, и упорно продолжал писать в стол прекрасные стихи, которые увидели свет в антологии Кузьминского. Издание антологии мгновенно разошлось по славистским кафедрам западных университетов. Жизнь свою Костя и Мышь оправдали, долг свой перед русской, а значит и мировой культурой исполнили сполна...

Любопытно, что понятия "поэтический авангард", "художественные инсталяции", "перформанс", не говоря о гарцевании перед камерой в одном веночке, могут заранее вызывать у зрителя (у меня, к примеру) отчуждение. Как бы уже на уровне слова или видового ряда. Но вот, Анрей Загданский снял фильм о носителе всех этих чуждых привередливому зрителю качеств. Но сделал он это так мастерски, что вслед за ним, зритель помимо всех прежних своих установок проникается величайшей симпатией к главному герою ленты. И так ему досадно делается, зрителю, что этот безумный, прекрасный, ужасный, неподражаемый человек, вернее, целая толпа из одного человека, ушел от нас туда, откуда нет возврата. Зритель заражается этим чувством от создателя фильма. Так что на посошок можно лишь подтвердить банальную истину о "заразительности", как главном признаке настоящего искусства. Искусства документального кино, в том числе.

Посмотреть фильм "Костя и мышь" - как по мне, так это лучшее, что можно сделать в эти дни в память о Константине Кузьминском. С ним ушла целая эпоха.

"О, как вам дышится средь комаровских сосен?"

5 марта имя Сталина в рунете встречается в разы чаще, чем имя Анны Ахматовой, умершей с ним в один день, 13 лет спустя. А это несправедливо, до кощунства.

Смерть ее и похороны были полны тех странных совпадений, как впрочем и нелепостей, над которыми она первая, доведись ей узнать о них, горько бы рассмеялась, и которые неотвратимо преследовали ее всю жизнь.

Она умерла 5-го марта, в день смерти Сталина, которого почитала чистейшим воплощением Зла на земле.
Она умерла 5 марта - накануне омерзительнейшего советского праздника - 8 Марта, о котором говорила: "Праздник 8 марта придумали импотенты. Это же срам - вспоминать женщин только один раз в году!".
За место на кладбище для ее могилы шла изнурительная борьба с властями, безжалостно травившими ее при жизни.
В младенчестве она жила в Царском Селе, на улице Широкой.
Местом последней ее прописки была улица Ленина в Ленинграде, бывшая Широкая.
Тридцать лет была она "жиличкой" (так сказано в выданном ей удоствереннии) Фонтанного дома, дворца графов Шереметевых.
Гроб с ее телом стоял в Москве в морге института Склифосовского, бывшего странноприимного шереметевского дома, с тем же гербом и тем же девизом что и на Фонтанном Доме: "Deus conservat omnia" ("Бог сохраняет все").

Collapse )
Youth

Немецкие журналисты - наймиты Путина-Януковича

https://www.youtube.com/watch?v=lCfHDEvIaAw#t=23 - документальный фильм о Майдане, сделанный немцами.

Тем, кто поленится посмотреть фильм, нет смысла читать дальнейший комментарий.

Немецкое телевидение сняло документальный фильм (с русскими переводом) о Майдане. Я его отсмотрела и подумала о тех, кто с такой легкостью проводит черту в этом конфликте: Здесь - Зло, а здесь - Добро, а если ты так не думаешь, то я тебя вычеркиваю из списка. Особенно поднаторели в этих вычеркиваниях евреи. Еще они, совершенно в духе романов Достоевского, не устают публично каяться. Масштабы этих покаяний просто библейские. Ну, к примеру - перед всем Украинским Народом за весь Русский Народ. Одному из кающихся, супер ироничному интеллектуалу, колумнисту Граней.ру, с фамилией Рубинштейн почему-то не хватило чувства смешного, чтобы оценить ужасную комичность этой ситуации.

А между тем, фильм этот в минуты разрушает устойчивый миф: по-христиански кроткие майдановцы мирно противостоят звероподобным и агрессивным убийцам в полицейской форме - посланникам Януковича.
Даже если до просмотра этого фильма я и была бы поклонницей выше обозначенного мифа, то уверенность моя к концу фильма наверняка бы улетучилась.

Разумеется, можно пойти "другим путем". В том смысле, что "не дадим фактам сбить нас с толку". Ну, например можно сказать, что фильм проплачен сами знаете кем. Не исключено, что Путин так велик, что уже подмял под себя и немецкое телевидение и оно клепает сцены на Майдане в студиях. Но отбросив это безумное предположение, могу, как человек почти четверть века проживший в Америке, прокомментировать лишь один кадр из этого фильма.

Тот, где майдановцы отбивают полицейского из линии обороны и со зверским садизмом слажено отбивают ему лежачему печенки-селезенки.
Каждый из участников этой акции, случись она на Майдане любого из американских городов, был бы немедленно арестован. Если бы до этого его не уложил выстрелом на поражение коллега полицейского, коллективно истязуемого взалкавшими социальной справедливости громодянами.

Collapse )
сила меьшинства

Сериал "Жизнь и Судьба" по Гроссману - мнение


О фильме Урсуляка и Володарского  - Денис Горелов

По евреям прошлись с интенсивностью зондеркоманды. Не стало Софьи Осиповны Левинтон, комиссара Бермана, лейтенанта Борьки Короля, дивизионного парикмахера Рубинчика, подполковника Даренского, ЗК Абрама Рубина, чекиста Магара и начальника Совинформбюро Соломона Лозовского. Зато многократно — за счет нескончаемых бесед об ирисках «Золотой ключик» — раздута линия комбата с подходящей фамилией Березкин.

О религиозных аспектах, неизбежном воздаянии за грех, ночном звонке Сталина Штруму как о личном разговоре Дьявола с Фаустом — и говорить неловко: не тот уровень осмысления и охвата.


Collapse )