Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

сила меьшинства

Предпасхальное пупурри: Весна. Поджечь хамец и плакать!

1. 

Анна Лихтикман - Родилась в 1969 году в семье физиков и лириков. Разъезжала по советской квартире на пылесосе в форме ракеты. Если ваш был в форме спутника, то мы принадлежим к разным поколениям. Приехала в Израиль в 1990-м. Окончила иерусалимскую Академию художеств. Собиралась стать художником-концептуалистом, но потом решила зарабатывать на жизнь честно: делаю иллюстрации к книгам, журналам и сетевым проектам. Живу в Иерусалиме.

Анна Лихтикман — умница, красавица, да и пишет еще,  как рисует...
Анна Лихтикман — умница, красавица, да и пишет еще, как рисует...

Краем уха мы все что-то слышали про обсессивно-компульсивное расстройство. Это все неправда и не про нас. Мы, как интеллигентные люди, уважающие традиции, просто уберем на кухне. Мы вымоем холодильник, протрем за плитой. Мы тихо избавимся от квасного. Сделаем все, что положено, но без ажиотажа, без этого вот надрыва. Мы не будем чистить ушными палочками щели между плитками пола, не будем ковырять зубочистками в стереосистеме.

Мы не будем сходить с ума из-за хлебных крошек. Если мы работаем в офисе, то за две недели до праздника мы не будем каждый день приносить на работу пачки печенья, залежавшиеся у нас в буфете, даже если они совсем свежие и нераспечатанные. Даже если они распечатанные, но совсем как новые и в них нет деталей от «Лего». Даже если в них попадаются детали от «Лего» и кукольные головы, но лишь изредка. Даже если печенье невкусное, кем-то обгрызанное и в нем полно деталей от «Лего», но нам жаль его выкидывать. 

Мы не будем вывешивать на офисной кухне карикатуры про домохозяек и египетское рабство. Мы не будем спрашивать всех: «Где вы празднуете Песах?» Если мы начальник, то мы не будем дарить своим работникам уцененный сервиз и набор кухонных полотенец. Если мы женщина, то мы не будем искать в интернете Супермощный Пароочиститель. Мы не будем перетряхивать карманы в поиске хлебных крошек, пылесосить шторы, тапки, абажуры, кукольные головы и мишек Тедди. Мы не будем с каким-то новым нездоровым интересом смотреть на кота. Мы не будем вспоминать о том, сколько крошек застряло в клавиатуре. Мы не будем долго бить ею об стол, а потом с интересом разглядывать трофеи. Мы не будем фотографировать крошки, добытые из клавиатуры, и публиковать снимок в Фейсбуке, сопровождая его восклицательными знаками. Мы не будем изображать идеальную хозяйку перед мужем и подругами. Если мы подруга, то не будем хвастаться, что мы-то давно уже все убрали, упрятали подальше свой Супермощный Пароочиститель и теперь запираем квартиру и уезжаем всей семьей в бунгало на побережье.

Если мы муж, то мы не будем вспоминать, как в армии чистили что-то зубной щеткой, обещать, что завтра купим Супермощный Пароочиститель и новую клавиатуру. Если мы любящий муж, мы не будем предлагать забить на все и самим махнуть в бунгало на побережье до самого праздника.

Мы не будем думать о долбаных хлебных крошках, которые наверняка еще остались в часах, котах, пупках, и электрических розетках. Мы не станем подвергать досмотру джип Барби и обыскивать плюшевого кенгуру. Мы преодолеем эти невротические импульсы. Лишь убедившись в стойкости своих намерений, мы осмелимся выйти на улицу. Мы легко перепрыгнем через мыльные озера, образовавшиеся у соседских дверей, и, легкие, беззаботные, зашагаем в какое-нибудь отвлеченное от всей этой кухонной суеты место. В библиотеку, например. Но путь наш будет проходить мимо рынка, и тут-то и подкрадется к нам искушение. Подкрадется и напрыгнет с неожиданной стороны. Дешевая посуда, которой заполнены все магазины, — вот к чему, оказывается, мы были совсем не готовы! О, белые блюдца! О, коробочки с удобными ячейками! О, одноразовые миски! Совершенство минимализма, матовая мягкость полутени… О, младенческий овал щеки новой чашки! Мы не выдерживаем испытания Великой Белизной. Сначала мы скупаем тарелки и миски, потом — скатерти и салфетки. В каком-то трансе мы покупаем огромный рулон белой бумаги, еще не зная, что намерены с ним делать. Впрочем, мы уже знаем: нужно выстелить ею все, что только можно, но сначала стоит пройтись по поверхностям Супермощным Пароочистителем.

И это еще не все! Главное испытание ждет нас вечером: Испытание Ожиданием Трапезы. В пасхальной трапезе ведь что главное? Главное — смириться с тем, что еды не будет. Да, вроде бы пришли мы в щедрый открытый дом давних друзей. Да, вроде бы суетились вокруг какие-то женщины, бегали по улицам с противнями, прикрытыми фольгой, а за день до того их волоокие мужья сталкивались в супермаркетах переполненными колясками. Ну и что? Нас разве поесть приглашали? Нас приглашали, чтобы приобщить к радости освобождения, вывести из Египта. «Но позвольте-позвольте, — скажем мы. — Мы ведь помним, как полдня рубили салатики. Мы скоблили печь, мы прокаливали ее, чтобы не осталось и духа квасного. Мы выстилали ее фольгой и, кажется, пекли что-то из мацовой муки. Мы, черт возьми, сами тащили сюда, в ваш дом те же салатики и миску с чем-то рассыпчатым и теплым. Да вон же она стоит — в соседней комнате, синеет эмалевым боком!»

Нет. Это мираж. Мы в пустыне. Мы пьем первый стакан, и читаем Агаду, и задаем вопросы, и пьем второй стакан, и читаем Агаду, и поем песни. Пройдет долгих два часа, прежде чем первый лист мацы будет разломан на хрусткие острова, и блюдце с хреном придвинется, словно Красное море.

Между огромных волн, вставших по обе стороны, как стены, проходили наши предки. Нам ли бояться испытаний, которые дарует Свобода?

2. 

Эдуард Бормашенко. Профессор физики Ариельского Университета, ортодоксальный еврей, русский эссеист.

Collapse )
сила меьшинства

Тунеядец Кеша возвращается на пирс

Мой знакомый, хозяин парикмахерской в районе Russian Hill, хочет закрывать бизнес. И это невзирая на то, что в январе 2021-го повелением «доброго барина», губернатора всея Калифорнии, не на шутку испужавшегося быть отозванным, (1.5 миллиона подписей под петицией уже собраны) салон(ы) его открылся. Открыться-то он открылся, а вот мастера, которые рентовали у него кресла, возвращаться на работу не собираются. У одного из них я давно хожу в клиентах, и знаю, что он все лето и осень колесил по San Francisco-Bay Area — стриг и красил своих клиентов за наличные непосредственно у них на дому. И, вот, свершилось! Наконец, мой Фигаро может заниматься своим делом не в спальнях клиентов, где он усаживал их на стулья перед трюмо, а в привычной рабочей обстановке. Казалось бы, это должно его радовать. Ан нет. С теми выплатами, что он получает от правительства, ему на фиг это не надо. Стрижет и красит он, как говорится, «безо всякого удовольствия», так, иногда, чтоб «руки помнили». У них с женой, косметологом, тоже снимавшей кресло в чьем-то салоне, во время локдаунов со всеми выплатами по безработице и стимулирующими чеками выходит больше, чем они когда-либо могли в Америке заработать. 

Моя Н.Й. племянница, незадолго до пандемии купившая на свою голову на паях с подругой зубоврачебный кабинет, неделями не выходит на связь. У нее нет времени ни на что, кроме работы, еды и сна.  Несмотря на то, что дети, подруги, и развлечения заброшены, на сон при этом остается не больше шести часов. Две молодые врачицы помимо кариесов и рутканалов, занимаются несвойственными дантистам обязанностями, которые раньше выполняли нанятые для этого люди без медицинского диплома.  А теперь помощники разбежались, и их  «не соблазнить ни платьями, ни снедью», вернее, теми пусть и скромными, но деньгами, на которые их можно приобрести. 

И вот они, обе две, со своими американскими дипломами в рамочке на стенке, делают простейшую чистку зубов, отвечают на звонки клиентов, выставляют инвойсы страховым кампаниям, и, что совсем уже непредставимо, по очереди выполняют обязанности уборщицы. Причина этой противоестественной ситуации все в том же. Их потенциальные помощники сидят дома, получая выплаты, превышающие те, что светят им при ежедневном выходе на службу. 

Тон тут задала не набитая опилками кукла Байдена, а ее кукловод Обама. Он еще во время первой каденции всерьез взялся за разрушение базисной основы американского общества – протестантской трудовой этики. А она, как известно несовместима с зависимостью от государственного вспомоществования, то есть, от всей этой разветвленной системы оплаты жилья, коммунальных услуг и еды трудоспособным гражданам страны. Помнится, тогда Обама подсадил на food-stamps 48 миллионов граждан, но на этом не остановился, а велел раздавать меньшинствам обамафоны (cell phones с оплаченным сервисом). 

Вот здесь получатели обамафонов бурно благодарят своего благодетеля.

Ну, обамовский зиц-председатель, ясно дело, старается не отстать от хозяина. Лень цифири искать, когда и без того ясно, что все дерьмо возвращается на круги своя, но высер теперь — не только куда более мощный и бесстыдный, но и бессрочный.  

Так что, моя рассказка на эту тему, написанная в смутные обамовские времена, вновь становится более чем актуальной:

Тунеядец Кеша ИЛИ Не кормите бурых пеликанов

Кеша — К-15
Кеша — К-15

Mилейшее создание с детским хохолком и биркой “К-15″ на левой лапке — бурый калифорнийский пеликан, заснятый мною с полгода назад на городском пирсе Пацифики — соседнего с Сан-Франциско городка на западном побережье Америки. Местные орнитологи кольцуют птиц, чтобы наблюдать за образом жизни и повадками популяции, которая причисляется к так называемым “уязвимым” видам. Наш “К-15″ — один из таких избранных. В дальнейшем эту конкретную птичку я буду фамильярно называть Кешей.

Collapse )
сила меьшинства

Сахаров - герой новейшего русского фольклора.

Только что он сказал им, что они сжигали напалмом афганских женщин и детей, и они завизжали, как ведьмаки, улюлюкали, кричали, проклинали его.
Только что он сказал им, что они сжигали напалмом афганских женщин и детей, и они завизжали, как ведьмаки, улюлюкали, кричали, проклинали его.
Скульптор Левон Лазарев. 2003 год. Васильевский остров. Самый гениальный памятник пост-советского времени. Слабость, которая   одолевает силу.
Скульптор Левон Лазарев. 2003 год. Васильевский остров. Самый гениальный памятник пост-советского времени. Слабость, которая одолевает силу.
Он не мог себе простить, что дал им в руки водородную бомбу. Пришел в ЦК и как ребенок положил на порог  все свои сбережения - 150 тысяч рублей.
Он не мог себе простить, что дал им в руки водородную бомбу. Пришел в ЦК и как ребенок положил на порог все свои сбережения - 150 тысяч рублей.

Сегодня — 30 лет со дня смерти Андрея Дмитриевича Сахарова. Мне до конца жизни не составит труда помнить, сколько лет  прошло с тех пор . В день похорон Сахарова, 19 декабря 1989 года, мы навсегда уехали из  Ленинграда. Тогда еще был «Ленинград».

Когда-то два эти имени, Солжа и Сахарова, были благодарно и неразделимо соединены в нашем сознании.  Но прочтя «Теленка», и избранные тексты обоих, наиболее дотошные из нас поняли, что «волна и камень,  стихи и проза, лед и пламень, не столь различны меж собой», как два эти русских гения. В «Теленке» Александр Исаевич фундаментально обосновал претензии к своему политически наивному, как ему казалось,  собрату. Андрей Дмитриевич неумело защищался. Он страшно проигрывал Солжу, что называется, стилистически. К его гениальной публицистике никогда не смог и приблизиться. Но отваживался спорить с ним. Противу всякой логики подымал свой голос за свободу евреев (а не всех граждан СССР) эмигрировать. Это особенно возмущало Солженицына. 

Но воспомнить сегодня Андрея Дмитриевича хочется не разборками со знаменитым нобелиантом. А вот чем.

*******************************

Есть в советской пропаганде замечательная черта. Напористая, громогласная, вездесущая и беспрерывная — советская пропаганда вызывает обратную реакцию. 

Критикуют фильм — значит, надо его посмотреть. Ругают книгу — значит, стоит ее прочитать. На кого-то персонально обрушились — значит, достойный человек... 

Один знакомый лектор (из прогрессивных) жаловался мне: 

«На тысячу вопросов готов ответить. Есть два, которые меня смущают. Хоть с работы увольняйся!.. Первый вопрос. Отчего в дружественном Египте нет коммунистической партии? А во вражеском Израиле есть? И притом целых две... И второй. Насчет Сахарова. Правда ли, что он — Герой Социалистического Труда? Да еще трижды?..» 

Десятки раз я слышал: 

«Вот напишу академику Сахарову! Поеду в Москву к академику Сахарову!» 

И адреса-то человек не знает. Да, может, и знал бы — не поехал. Русский человек и в жалобную-то книгу не пишет. Душу отведет, востребует книгу, а писать не станет... 

Тут важно другое. Появилось ощущение новой инстанции. Раньше было что? Партком? Где сидят знакомые лодыри и демагоги? Местком? Где те же лодыри и демагоги бегают шестерками перед начальством? Милиция, прокуратура? Да разве они защитят? От них самих защита требуется... 

Вот и раздается повсюду: 

«Напишу академику Сахарову!» 

Тут мне хочется вспомнить один случай. Был я в командировке. Рано утром оказался на псковском автовокзале. В прибежище местных алкашей. Разговорился с одним. Лицо сизое, опухшее, руки трясутся. Сунул я ему два рубля. Алкаш выпил портвейна, немного отошел. Каким-то чудом распознал во мне интеллигента. Видимо, захотел мне угодить. И рассказал такую историю: 

Collapse )
сила меьшинства

В Петербурге мы сойдемся снова.. - В Питере - есть!

Продолжение. Начало здесь


В Питере - есть! О ресторанном деле Санкт-Петербурга

Если некто, кем вы беспредельно
восхищаетесь и кого уважаете,
погружен в особенно глубокие раздумья,
наиболее вероятно, что это раздумья об обеде.

Из новых законов Мерфи

Давайте сделаем небольшое отступление из мира непреходящих духовных ценностей и эстетических наслаждений в мир наслаждений другого рода, гастрономических, к примеру. Тем более, что оба эти мира неразрывно связаны, и я берусь это доказать.

Итак, давайте поговорим "об еды".

В дореволюционном европеизированном Петербурге, столице громадной империи, процветали все виды ресторанного бизнеса: от дешевых трактирных домов со столующимися квартирантами до роскошных дорогих ресторанов с изысканной кухней, на манер фешенебельного "Палкина" на Невском. Революция безжалостно разрушила все это великолепное разнообразие, позволив возродить ресторанное дело лишь в период нэпа и для совершенно иной клиентуры.

Во времена развитого социализма ресторанный общепит Ленинграда, конечно, существовал, но как бы отдельно от его жителей, большинство которых ни разу в своей жизни от рождения до смерти не переступило порог такого рода заведения. Зарплата в 120 рублей как-то не располагала к ресторанным кутежам. Астория, Метрополь, Кавказский - эти звучные названия были конечно на слуху у всех, включая нас с мужем. Но в силу скудного инженерного бюджета, мы, под видом воскресного похода в ресторан, водили нашего малолетнего тогда сына в "Молочное кафе" на Невском. Заурядные ленивые вареники, которые он там в пугающем количестве поглощал, еще долгое время ассоциировались у него с изысканной ресторанной едой. Вне дома еда всегда вкуснее - это базисная предпосылка любого ресторанного бизнеса.

"И прошло с тех пор целых тридцать лет, протекло, как песок в корабельных песочных часах"... И вот, возвратившись из своей последней поездки в Санкт-Петербург образца 2016 года, свидетельствую как на духу, что в 21-веке ресторанный бизнес этого
города возродился, если не в дореволюционном своем великолепии, то уж наверняка - в былом его разнообразии.

Рестораны с кухней всех существующих в подлунном мире народов и этнических меньшинств, английские пабы и немецкие пивные, итальянские траттории и французские кондитерские, русские рюмочные, трактиры и блинные - только на Рубинштейна, которая в длину не более 400 метров - их с добрый десяток. А уж во всем городе - многие сотни. И в каждом - своя эстетика, своя особая стилистика интерьера, свой уникальный полиграфический дизайн многостраничного меню. Все работает на "свою" клиентуру, все, начиная с названия, соответствует специфике кухни и историческим привязкам, если таковые существуют.

Есть ресторан "Уставшие от счастья", с приглушенным светом, сибаритски мягкой мебелью, и изысками французской кухни, вроде фуа-гра и копченных улиток.

Есть - "Достоевский", с классической русской кухней, окнами на Владимирский Собор, прихожанином которого был, как известно, живший неподалеку писатель. В меню с дореволюционной орфографией вдумчиво подобраны цитаты из романов Достоевского именно о тех блюдах, которые можно здесь заказать.

Есть ресторан с игривым названием "Мы же на ты", облюбованный одиночками. Там полумрак, интим, тихая музыка под Джо Дасена, и столики только на двоих. Говорят, что для самых настойчивых посетителей вывеска постепенно преобразуется в "Мы женаты".

Есть трактир "Трын-Трава" - в чистом виде русский дореволюционный трактир с суточными щами, пельменями под водку, жаренными пирожками с начинкой семи сортов, со скамьями вдоль столов и половыми в сапогах с полотенцами через плечо.

Collapse )

Умница, красавица, да еще пишет (о Песахе), как рисует...

Анна Лихтикман - Родилась в 1969 году в семье физиков и лириков. Разъезжала по квартире на пылесосе в форме ракеты. Если ваш был в форме спутника, то мы принадлежим к разным поколениям. Приехала в Израиль в 1990-м. Окончила иерусалимскую Академию художеств. Собиралась стать художником-концептуалистом, но потом решила зарабатывать на жизнь честно: делаю иллюстрации к книгам, журналам и сетевым проектам. Живу в Иерусалиме.




Краем уха мы все что-то слышали про обсессивно-компульсивное расстройство. Это все неправда и не про нас. Мы, как интеллигентные люди, уважающие традиции, просто уберем на кухне. Мы вымоем холодильник, протрем за плитой. Мы тихо избавимся от квасного. Сделаем все, что положено, но без ажиотажа, без этого вот надрыва. Мы не будем чистить ушными палочками щели между плитками пола, не будем ковырять зубочистками в стереосистеме.

Мы не будем сходить с ума из-за хлебных крошек. Если мы работаем в офисе, то за две недели до праздника мы не будем каждый день приносить на работу пачки печенья, залежавшиеся у нас в буфете, даже если они совсем свежие и нераспечатанные. Даже если они распечатанные, но совсем как новые и в них нет деталей от «Лего». Даже если в них попадаются детали от «Лего» и кукольные головы, но лишь изредка. Даже если печенье невкусное, кем-то обгрызанное и в нем полно деталей от «Лего», но нам жаль его выкидывать.

Collapse )




Youth

Не кормите бурых пеликанов ИЛИ Тунеядец "К-15"

Целиком читать здесь: http://club.berkovich-zametki.com/?p=4866


picture-1
Mилейшее создание с детским хохолком и биркой “К-15″ на левой лапке — бурый калифорнийский пеликан, заснятый мною с полгода назад на городском пирсе Пацифики — соседнего с Сан-Франциско городка на западном побережье Америки. Местные орнитологи кольцуют птиц, чтобы наблюдать за образом жизни и повадками популяции, которая причисляется к так называемым “уязвимым” видам. Наш “К-15″ — один из таких избранных. В дальнейшем эту конкретную птичку я буду фамильярно называть Кешей.

К-15″ — “наш”, потому, что он всехний любимец и баловень. С пирса, почти на километр выходящего в открытый океан, ловят рыбу (в основном лосося) и крабов. На одного рыбака полагается не больше двух стволов. Муж закидывает четыре. Я присутствую на пирсе в качестве фантома, чтобы в случае проверки можно было предъявить меня в оправдание двум дополнительным удочкам.

picture - 2

Несмотря на то (а, возможно, и благодаря), что у меня нет никаких определенных занятий, мне здесь до ужаса нравится. Даже в ненастную погоду глаза видят ту вечную красоту, что никогда не приедается: с одной стороны — океан, с другой — горы. Ветер бьет в лицо солеными брызгами. Под ногами резвятся морские котики. Скандально, по-бабьи переругиваются чайки. Пеликаны — конкуренты здешних рыбаков — тяжелым снарядом падают в волну и выныривают с рыбиной в древних каменных клювах.

Collapse )

Youth

В ожидании времени.

Когда хамец окончательно изничтожен и приготовлен пасхальный обед и остались уже часы до нашей репатриации из Египта, - вот тогда и стоит прочитать это удивительное поздравление с Песах от Эдуарда Бормашенко. С большей плотностью мысли на единицу текста не пишет, кажется, больше никто.
Сладко читать.
------------------------------------------------------------------

Песах – праздник времени. Маца от хлеба отличается главным образом временем выпечки, компоненты - почти те же. Но и испеченная маца во времени ведет себя совсем не так как хлеб. Пухлой, румяной, восхитительно дразняще пахнущей булочке предстоит вскорости заплесневеть, а раздирающей десны, с трудом переворачивающейся в желудке маце – хоть бы хны. Маца вечна, как вечны жующие ее евреи. Но ведь время и вечность "две вещи несовместные", не так ли?
Первой заповедью, полученной евреями, было освящение времени (новомесячья); сам  Исход был не в последнюю очередь исходом из времени, чужого, тесного, египетского времени. Каждую неделю в Субботнем Киддуше мы освящаем время. Исход из времени таки удался, евреи выпали из истории и поселились в вечности. Местечко, если задуматься, не слишком удобное, ибо вечность противоестественна, противна человеческой природе и попросту несовместима с жизнью. Снежная Королева не зря заставляла Кая складывать слово "вечность".  Человек, кажется, может представить себе все кроме вечности, настолько его бытие неотделимо от времени. 
Антисемитизм – среди прочего питается ненавистью к вечности. Ты знаешь, что умрешь (и это единственное, что ты знаешь твердо), и видишь из окошка еврея, бегущего в синагогу, прикрывающего от дождя, нелепо отклячясь, сверток с талесом и тфилин. И знаешь, что он будет так бежать вечно; нет, это вынести невозможно.
Расположившиеся в вечности евреи всегда куда-то спешат. Им  некогда. Именно поэтому мы, все же, часть Запада, ибо Запад, это, когда "времени нет". На ненавистном мне Востоке времени - навалом. Восток не дорожит временем и потому не знает свободы, ибо свобода – измерение времени.
Для того чтобы жизнь не превратилась в дурной круговорот необходимо знать, что время нельзя удваивать (это любимая мысль Мераба Мамардашвили). Нельзя думать вот так: завтра наступит другое время, и любимая перестанет мне изменять, друзья и родина меня оценит. Этого не будет. Вот этот день и есть главный и возможно последний.
Мы соберемся за пасхальным столом, и будем задавать вечные вопросы. Математик Харди заметил, что математика располагается ближе всего к вечности, ибо знается с идеями. А идеи стареют медленнее, чем слова, поэтому математические теоремы переживают самые сладкозвучные стихи. Но еще медленнее устаревают вопросы. Кто ты? Где ты? Куда ты идешь? Ответы могут меняться и подозрительно быстро меняются, но время не властно над самими вопросами.
Внуки к концу Аггады заснут, зятья, двадцатый раз слушающие Аггаду, будут неумело скрывать скуку и усталость, клюя семитскими носами, а я буду думать о том, что трудно все-таки бегать наперегонки с вечностью. Мы будем читать Аггаду, и каждый найдет в ней свое, ибо найти можно лишь то, что искал.    http://club.berkovich-zametki.com/?p=3905                   
Youth

А, хоть бы и нать, у тебя линейка така

К этому тексту, со странным названием "Перышки", и с не менее странным подзаголовком "Методика поиска себя", по инерции приступила со снисходительной улыбкой. Улыбка, впрочем, очень скоро с моей самодовольной физиономии сошла. Улетучилась, как не было. И больше того, после просветления "Перышками", захотелось мне откликнуться на труд автора скромным благодарственным отзывом. В виде каковой благодарности, а вовсе не рецензии, и нужно рассматривать все, что последует за этим параграфом. Рецензий я не пишу. Не обучена, не умею, не знаю как.

Если не лукавить, восторг мой был не до конца бескорыстен, так как частию его омрачала зависть одного пишущего человека к другому, который пишет лучше.

Collapse )

сила меьшинства

Как тебя угораздило, фраер ты не набушмаченный...

Кто там вещал, что Демократы и Республиканцы одинаково обеспокоены судьбой Израиля? Вот, вам, господа,  moran-idiots, информация к размышлению. Вот message, который недавно послали самые влиятельные Демократы Сената (они же, по совместительству, евреи) в адрес Биби.
http://www.newsmax.com/Newsfront/frank-netanyahu-democrats-obama/2012/09/24/id/457340
На сайте быстрого реагирования - CNN - этого сообщения в настоящий момент нет. Наверное, случайно. Даже, наверняка, случайно. Руки просто не дошли.

Если, в двух словах, то они сказали Биби следующее (в текст включено то, что они, по мнению, переводчика, меня, то бишь, подразумевали. Так что смысл передан даже точнее, чем при дословном переводе):

Как тебя угораздило, фраер ты не набушмаченный, сказать другим фраерам голую правду, что наш Президент фраернулся, давши отмашку на сходку с тобой. Ты чего, хочешь, чтоб через еврейчиков Флориды ´нашего" прокатили, и чтоб заместо честного "вора в законе" пришел чужой, с улицы, свои фраерские порядки в нашей зоне наводить? Если ты поставил на Ромни - ты жестоко просчитался, фраерок ты катушный. "Наш" поступил "по понятию", что не стал с тобой размазывать белую кашу по чистому столу. У него были дела поважнее. Со шмарами всякими на "Е!" разговоры говорить, чтоб народ знал, за кого голоса отдавать по поздней осени. Главная шмара Лэди Гага еще не охвачена, а ты вяжешься со своим Ираном. Не кати на Иран, гнида. До фени нам жалобы твои бабьи. Если ты подумал невзначай, что можешь заставить Америку вступиться за тебя, пока она сама может смотреть на телок и футбол, пить пиво, веселиться и жрать шашлыки, то ты опять жестоко просчитался. Мы требуем (понял ты, гнида, не просим, а требуем), чтобы ты принародно кололся, что ты сам крупно фраернулся, когда покатил на ´нашего´, что он вас подставил с Ираном, и ждать вам уже западло. Будешь ждать, падла, сколько тебе Пахан укажет, столько и будешь ждать. И ваще, чтоб ты забил хайло свое фуфлыжное на Президента Америки открывать, пока Президент в ней "наш" человек - Барак Хусейн Обама.
сила меьшинства

Графиня изменившимся лицом ...

Как оказалось, русская писательница Татьяна Толстая смотрит заграничные сериалы.  

Вот доказательство:

"Переводчики  компании tvsubtitles.net, вы идиоты, мерзавцы и невежественные кретины. Вас полторы дюжины, я не буду перечислять ваши имена. Вы перевели 15-ую серию, и вас надо четвертовать, а потом нашинковать оставшееся на мелкие кусочки и скормить собакам.

Вы не дрогнув пишете: "Зачем Хиллари покорила Эверест?" Мудозвоны, вы никогда не слыхали об
Эдмунде Хиллари, новозеландце, впервые взошедшем на Эверест в 1953 году. Вы думаете, это Хиллари Клинтон ползла на гору.

Вы никогда не слыхали, что  "in the first place" значит не "на первом месте", но "прежде всего".

Вы никогда не слыхали, что вопрос "Why?" в 90 процентах случаев переводится не как "Почему?", а как "А что?"

"Any second thoughts about Cuddy?" значит НЕ "ежесекундно думаешь насчет Кадди?", а "не передумал насчет Кадди?"

А "odd attitude coming from a priest
" НЕ значит "нечетное отношение, исходящее от священника". Что значит "нечетное отношение"? У вас что, жопа вместо головы?

Какое право вы имеете переводить? Какое право вы имеете мучать и обманывать людей, не знающих английского? Какое право вы имеете зарабатывать, калеча смысл, калеча как английский, так и русский язык?

Козлы, кретины, бездари и неучи, удавитесь."


 Не правда ли, даже зная африканский темперамент авторши, остается ощущение некоторого перебора. Как бы  несоответствия глубины переживаний с ничтожностью причины, их породившей.

Некачественный перевод титров  15-ой серии телесериала Хаус привел Т. Толстую буквально на грань нервного срыва. Еще бы, пережить такой удар от мерзавцев переводчиков  и найти в себе силы  жить дальше - не каждому дано.

Между прочим дедом Татьяны Толстой по материнской линии был  Михаил Лозинский   - великий переводчик Данте и Шекспира. Возможно, что именно тут и собака зарыта. Любой текст, даже последнее сериальное дерьмо, бесплатно скачанное в Интернете, должно быть качественно переведено на русский – эта установка у писательницы наверняка наследственная, от деда по матери.

А «Козлы, кретины, бездари и неучи, удавитесь» - это в Татьяне Никитичне говорит голос другого ее деда – графа Алексея Толстого.  До революции графья и графини такими словами челядь свою в строгости удерживали, чтоб не забаловала и к господам почтение не утеряла.
Так что опять можно валить на гены, но теперь уже с другой стороны - с папиной.
 
Вот только, что теперь делать недобросовестным переводчикам компании tvsubtitles.net., чтобы восстановить душевное равновесие графини Толстой?  Может быть им совершить акт массового самоубийства? Но будет ли этого достаточно, чтобы жизнь Т. Толстой вошла в нормальную колею?  

Кроме сериалов, писательница еще увлекается кулинарными рецептами. Затейливо написанные инструкции по изготовлению «Селедки под Шубой» или «Свинины с ананасами и имбирем в кисло-сладком соусе» изложены со стилистическим блеском, выдающим профессионального литератора.

Судя по количеству комментариев, которые приходят на кулинарно-сериальные посты, дневник Т. Толстой читают десятки тысяч ее соотечественников. Какое это было бы благо для России, если бы кулинарные посты в Живом Журнале Т. Толстой, хоть иногда,  хоть изредка, перемежались бы ее размышлениями на свободные темы.  

Тогда российские блоггеры могли бы узнать, что их любимая писательница думает о  насаждаемом в России культе ВВП, о пугающем разгуле великоросского шовинизма, об  удушении свободной прессы, об учебниках по новейшей истории для семиклассников, переписанных по заказу властей.  Всего не перечислишь, когда речь идет о России.

Не знаю как в православии, которое исповедует Татьяна Никитична, а у евреев, не использовать на благо своего народа Дар, полученный задарма от Всевышнего и, особенно, Дар Слова,  это - грех. “Unforg
ivable Sin”, как говорит Rabbi Ahron Hecht прихожанам своей домашней синагоги за субботней трапезой.