Соня Тучинская (tuchiki) wrote,
Соня Тучинская
tuchiki

Неоконченная пьеса для Кавано с Сенатом

Голосование  по Бретту Кавано в Сенате было назначено на четверг 20 сентября. Наивные полагали, что кандидатура его в качестве нового члена  Верховного Суда будет одобрена по «партийной линии», существующей на сегодня в Сенате, т.е. с перевесом в два голоса.  Но чтобы рассчитывать на такой безболезненный сценарий, надо не знать наших демократов. Им показалось недостаточным  предоставленные Юридической Комиссии Сената 307 судебных решений, вынесенных Кавано в качестве судьи Апелляционного суда округа Колумбия, ответы Кавано на предварительные вопросы в объеме 17 тыс. страниц и около 500 тыс. страниц (!!) других документов. После изнурительной Голгофы, на которой они три дня кряду распинали безупречного во всех отношениях кандидата,  было нагло затребовано отложить слушания «за недостатком материалов для рассмотрения кандидатуры».

А с другой-то стороны, ведь их, бедных, тоже надо понять. Допущение в ВС ещё одного (после недавно вступившего в должность Нила Горсача)  традиционного конституционалиста было бы  для них непоправимой катастрофой.  Кавано для них куда  опасней Трампа. Трамп уйдет, не через два, так через шесть  лет. А 53-летний Кавано останется на десятилетия, что поставит под полный непрохондеж  антиконституционные придумки левых вплоть до середины нашего столетия.  А если учесть, что назначенка Клинтона Рут Гинзбург давно уже напоминает пациентку еврейского старческого дома,  сладко дремлющую на заседаниях ВС с упавшей на грудь головой,  и Трамп по уходу оной в мир иной успеет назначить в ВС еще одного консерватора, то ситуация становится для демократов не просто катастрофической, а истинно  трагической. Вот  они и пустились во все тяжкие, чтобы предотвратить эту, будем надеяться, неминуемую  развязку.

Если вам интересна история окончательного падения Дем. Партии Америки, то   «Неоконченная пьеса» по назначению Кавано в члены ВС  послужит вам в этом незаменимым пособием. Попытаемся припомнить ее с самого начала.

В настоящее время зрители еще не знают, чем закончится пьеса.  Кто одержит победу?  Благородный рыцарь или камарилья мерзавцев, неутомимо пытающаяся извести его.  Ответа нет, но наиболее смышлёные из зрителей  уже поняли,  что отрицательные герои борются с положительными, чтобы всеми правдами и неправдами не допустить к показу на Капитолийском Холме финальный  акт пьесы. Демократы ничуть не хуже республиканцев знают,  что  в интеллектуальном, профессиональном, и нравственном отношении Кавано – неоспоримо  образцовый кандидат в члены ВС. Именно поэтому его и нельзя туда допустить, а для этого необходимо оттянуть слушания по Кавано до 6 ноября, даты промежуточных выборов в Конгресс и Сенат.  Если демократам удастся взять  в ноябре Конгресс, то в Сенат никогда не будет передана резолюция по голосованию.  Таким образом – ТЯНУТЬ, ТЯНУТЬ И ТЯНУТЬ – есть главная стратегическая цель демократов.  Но набор  тактических методов   для выполнения  этой глобальной задачи «опустил» Дем. Партию до той отметки, которая  переводит ее из партии меньшинства в банду уголовников, обдуманно и согласованно  терроризирующих своих  законопослушных соседей.


Итак, Трамп  объявил имя своего назначенца 10-го июля. Но еще за недели до этого боевые отряды Партии стали практиковать уличные протесты, где между битьем стекол, опрокидыванием  мусорных бочков,  и мордобоем несогласных, молодые хунвейбины клялись не допустить в ВС  НИКОГО из  отобранных  легитимно избранным Президентом кандидатов.  Соответствующие плакаты в руках «прогрессивных» орков  звучали так: «Нет кандидату в ВС  <оставлено место для имени> , номинированного Трампом». После 10 июля на месте прочерка появилось имя Кавано.  Тот простенький  факт, что эти протесты входят в прямое противоречие со статьей Американской Конституции, наделяющей Президента абсолютным и неограниченным правом номинировать кандидатов в члены ВС,  уличным отморозкам неведомо.

Но то, что эту полу-уголовную эстафету подхватили у неразумных детей поколения нулевых взрослые дяди и тети из Юридической Комиссии Сената, это уже, как в том не совсем приличном анекдоте,  не просто ужас, а ужас, ужас, ужас. Предполагается ведь, что народные избранники  не только  хорошо знают старые, но и участвую в создании новых законоуложений, могущих изменить жизнь страны и ее граждан в любом направлении. Затеянный демократами омерзительный  балаган, в который они превратили слушания Кавано в Сенате, не подлежит описанию.


Сначала они, как второгодники с последней парты,  по очереди перебивали председателя Юридической Комиссии сенатора Грессли.  Самым забавным в этом цирковом шоу  был комический демарш   сенатора-демократа от штата Нью-Джерси, Гори Букера, который в пароксизме радостного возбуждения объявил, что он в обход существующих правил Сената решил предоставить СМИ конфиденциальные документы судьи Кавано. Не зная, что накануне вечером президент Трамп и Министерство Юстиции рассекретили именно эти  документы, и ломясь поэтому в открытую дверь,  Букер  в «запальчивости своей» сравнил себя с кем бы думали…С мятежным гладиатором  Спартаком.  Будем надеяться, что Букеру, одному из кандидатов в президенты на выборах 2020, эта уже намертво приставшая к нему кличка  обойдется в сокрушительное поражение еще на начальном этапе. Покахонтас – Элизабет Уоррен, и Спартак –  Гори Букер, вот какие занятные костюмированные персонажи  намечаются в грядущей президентской гонке.

Когда этот и остальные трюки демократов с требованием отложить слушания были отклонены, как по волшебству, была пущена в ход массовка с галерки. Видимо, действия галерки были хорошо скоординированы с демократическим начальством  еще накануне слушаний. Поочередно визжащих «протестующих» из толпы зрителей  таким же  поочередным манером  выводили из зала.

Чтобы, не вдаваясь в детали, понять все, что происходило на  этих слушаниях, достаточно знать, что несовершеннолетних детей кандидата в члены ВС  пришлось в первый же день увезти домой.  Девочки не могли больше видеть, как на их отца часами, сменяя друг друга, обрушивают  потоки грязи, клеветы  и издевательств. Об удивительном  даре, которым снабдили  своих законодательниц  в Сенате  преданные члены Дем. Партии, подвизающиеся в бизнесе по изготовлению предметов женской гигиены, я уже   писала. Пригодились ли дамам-демократкам специально разработанные для них  либеральные подгузники, призванные помочь им во время длинных  слушаниях по Кавано оставаться в хорошей форме, осталось неизвестным.

В любом случае «наш» держался твердо, на провокации не велся, и до прошлой недели ни одна из бандитских уловок Демократов не увенчалась успехом,  а напротив,  еще больше опустила их самих в глазах Америки. Дело шло к окончательному голосованию в четверг 20 сентября.  А как мы помним, оттянуть это голосование демократам нужно аж до после 6 ноября.

И вот когда все мафиозные приемы, подлоги и ложь были исчерпаны, а роковой четверг неотвратимо приближался, пришлось пустить в  ход последний убойный резерв. В качестве какового,   натурально,  отыскалась женщина,  якобы пострадавшая в свои 15 лет от бесконтрольной  игры гормонов  несовершеннолетнего Бретта Кавано, кто был тогда двумя годами ее старше.

В начале прошлой недели престарелая сенаторша от Калифорнии Диана Файнстейн озвучила в Сенате «Письмо незнакомки», которое, и это важно,  находилось  у ней уже с июля, но оглашено было по какой-то причине только сейчас. На условиях полной анонимности обвинительницы письмо это вменяет  Кавано сексуальное нападение на нее на молодежной вечеринке, но без деталей, а в самых общих словах. Без деталей, однако,  номер не прошел, и четверговое голосование из-за загадочной   анонимщицы,  внезапно воспомнившей  волнующие события 36-летней давности, решили не откладывать.

И  тогда «незнакомке» пришлось дать интервью Вашингтон Пост, из которого  нам открылось,  что потерпевшей от Кавано 51 год, что она калифорнийский профессор психологии, и зовут ее Кристин Форд. В 82-ом году прошлого столетия  она была на вечеринке в графстве Монтгомери штата Мериленд, в некоем доме.  Дату не помнит, адрес дома не помнит,  имя хозяев дома тоже не помнит. Но помнит, что взрослых в доме не было, и, пользуясь этим, девочки и мальчики из элитных школ  выпивали, купались в бассейне, словом имели, как говорят на Брайтоне, «хорошее гуд тайм».  Со слов Кристин, следуя зову природы, юная дева поднялась на второй этаж в уборную. За ней последовал Бретт с другом Марком. Бретт завалил ее на кровать и тут же сам улегся на девушку, и все это на глазах  наблюдающего за развитием событий Марка. Ей удалось припомнить, что «Бретт пытался стянуть с меня сплошной купальник и одежду, которая была надета поверх него». (Да, именно так в английском оригинале, с которого я перевожу, а не в обратном порядке, сначала – одежду, а потом – купальник, как рассказал бы любой действительный участник событий). Она стала кричать, но он зажал ей рот рукой, так что она до смерти перепугалась, как бы он ее невзначай не задушил. Когда Марк (видимо, тоже разгоряченный близостью девы - СТ) запрыгнул на них, она почему-то сумела  убежать (совершенно невредимой - СТ) и закрыться в уборной. Родителям она ничего не сказала, так как боялась их гнева из-за запрещенного для несовершеннолетних алкоголя, который она употребляла на вечеринке. Происшедшее так потрясло рассудок и чувства Кристин,  что еще пять долгих лет после инцидента она не могла решиться на  физические отношения с мужчинами.

В 2012 году Кристин,  будучи вместе с мужем на очередной сессии у психолога, поведала ему  об этом инциденте. Но в файле у психолога, который заносит туда рассказ пациента  прямо с его слов,  почему-то записано, что в атаке участвовало четыре, а не два  мальчика.

Прямо вослед газетной исповеди профессорши,  65 женщин, работавших  в разное время с Кавано, направили  в Сенат письмо в его поддержку, с заверениями его непогрешимой  моральной чистоты. Вышли в эфир и две его бывшие подружки, которые встречались с ним до его женитьбы. Обе дамы в один голос говорят, что Бретт органически не способен на столь непотребное поведение.

Какое же решение принимают в сложившейся ситуации республиканцы?  Они откладывают голосование до следующей недели, чтобы дать возможность профессорше поведать свою историю Сенату в присутствии самого Кавано. Но если ей, как его потенциальной жертве,  некомфортно делать это в его присутствии, то они немедленно делегируют сенатскую группу в Калифорнию, или куда угодно, чтобы она поведала им свою историю в наиболее удобном для нее месте.

Ни до чего более глупого и наивного, чем это решение,  нельзя было и додуматься.

Как Бретт Кавано так  и его друг детства Марк Джадж категорически отрицают сам факт участия в этой вечеринке.  В любом случае, каждому здравомыслящему индивиду  очевидно, что за давностью лет ни доказать, ни опровергнуть драматический рассказ калифорнийской профессорши абсолютно НЕВОЗМОЖНО. Это будет бесконечное и позорное препирательство на уровне «он сказал», «она сказала», с вполне обоснованным ожиданием со стороны демократов, что верят в таких случаях женщине, и что две колеблющиеся республиканские сенаторши проголосуют против назначения Кавано.  Конечным результатом этого балагана будет то, что выдающийся американский юрист  с кристально незапятнанной  репутацией, на которого не смогли найти ни одного компромата во всем миллионе запрошенных документов, к вящей радости демократов не станет судьей  ВС.

Тем  временем, мелкие диверсии демократов продолжаются. В деле, где не фигурирует слово «изнасилование», нет и следа преступления  федерального уровня. Это не помешало демократам требовать передачи «дела» в ФБР.  Мало того, выяснилось, что уже три недели назад профессорша прошла в этом грозном заведении polygraph test.  Психологи, как известно, не только изучают устройство 'детекторов лжи», но и составляют специфически ориентированные вопросники  для них. Так что, профессиональному психологу Кристине Форд пройти такой тест легче, чем вам составить отчет по командировке. Не говоря о том, что Юридической Комиссии Сената не было представлен ни оригинал письма, зачитанный Сенатором Файнстейн, ни  список вопросов, реакцию автора письма на которые  проверяли в ФБР. А что если вопросник начинается -  «Вы замужем?», а кончается - «Вас зовут Кристин Форд?» В этом не будет ничего удивительного. Ведь сравнительно недавно Америка с изумлением поняла,  что и в ФБР у ее Президента  не так много поклонников. Невзирая на все это, демократы  настаивают, что слушания необходимо отложить до тех неопределенных времен,  пока «там» не разберутся. Понятно, что таким образом можно дотянуть не только до промежуточных выборов 18–го, но и до президентских 20-го года.

Способны ли мы до конца осознать далеко идущие последствия той гнусной игры без  правил,  какая имеет место быть в эти дни  в  законодательном органе Америки, по инерции именуемой  «оплотом мировой  демократии»?


Исходя из политической или карьерной выгоды, из ревности или мести,  из сексуальных фантазий или срочной нужды в деньгах, а то и, попросту, из-за внезапно поехавшей крыши, можно завалить любого, самого выдающегося и безупречного человека просто оттого, что  ему выпало несчастье родиться мужчиной.  А уж гетеросексуальным белым мужчиной, в особенности.  Этот  человек вовсе не обязательно должен быть публичной фигурой, как Бретт Кавано.  Им может быть ваш сын, ваш друг, ваш брат, ваш муж. У них у  всех тоже ведь есть или будет семья, карьера, честь, репутация, т.е. то, что при наличии злой воли можно, как показывает дело Кавано,  так легко и необратимо превратить в руины. Происходящее в эти дни в Сенате должно вызвать брезгливое отвращение у любого разумного члена демократического  гражданского общества, независимо от его политических, религиозных, сексуальных, или любых  других преференций.

Республиканцы могли бы, конечно, обратить внимание на странный порядок насильственного раздевания потерпевшей, который почему-то начался с купальника, а не с надетой на него майки; или задаться вопросом,  почему возбужденные юнцы не дождались, когда жертва  выйдет из уборной, чтобы довести начатое дело по растлению будущей профессорши до логического конца; или отчего в файле психолога пара атакующих невинную фемину юнцов  удвоились в количестве.  Хотя совет этот плох тем, что  подобные  вопросы и ответы на них, ни к чему, кроме позорного шоу с порнографическим оттенком, разыгрываемом в стенах Сената, привести не могут. Может быть, стоило прямо с ходу сказать калифорнийской профессорше, что, «просто вы, милая,  дверь перепутали, улицу, город и век».

За подобным процессом  Америка с ужасом и омерзением уже следила однажды в далеком 1991-ом,  когда демократы линчевали черного назначенца Буша-Старшего, выдающегося юриста  Кларенса Томаса, всеми силами стараясь не допустить его в ВС. Демократы любят черных из тех,  кто по умолчанию, голосует за них на выборах, а они, в свою очередь, придя к власти, щедро расплачиваются со своими верными выборщиками  сохранением или увеличением халявы: от обамовских смартфонов до субсидированного жилья. Независимых, образованных и консервативных черных демократы ненавидят и боятся. В то  время, когда проходили сенатские слушания по Томасу,  я еще совсем недавно жила в новой стране, и никак не могла понять, почему сенаторы все  время спрашивают этого неотразимо прекрасного человека с сумрачными глазами  о каких-то public hair, общественных волосах. Оказалось, что я просто неверно расслышала тогда «pubic hair»,  о переводе которого на русский мне не хочется здесь распространяться.  Против Кларенса Томаса демократы выставили тогда черную красавицу и бывшую его подчиненную Аниту Хил. Подлая баба, добровольно переходившая вслед за своим босом с одного места его службы  на другое, на слушаниях вдруг предъявила ему немыслимые обвинения в сексуальных домогательствах, связанные с этим самым «pubic hair». Судья Томас до сих пор вспоминает об этом  позорном слушании с содроганием и  горечью, понимая, что после немыслимых мытарств во время слушаний,  кандидатура его прошла тогда (с минимальным преимуществом), благодаря единственно пигментации его кожи.

Собственно, сегодня, республиканцы должны были бы задаться одним  единственным вопросом. Если демократы и их протеже из Калифорнии  так страстно озабочены «облико морале» Бретта Кавано, почему важнейший для них  вопрос о порочащем его инциденте не был задан ему первым среди тех тысяч  других, которые были заданы? Почему демократы  с июля хранили это сакральное знание  при себе, вместо того, чтобы  немедля переправить его на имя    Председателя Юридической Комиссии Сенатора Грессли?

Так как «говорить правду легко и приятно»,  ответ на этот риторический  вопрос следовало бы  оформить в виде открытого обращения к  сенаторам-демократам.  Какая польза вышла бы стране и ее демократическим институтам, если бы это обращение было зачитано на открытом для прессы заседании Юридической Комиссии Сената, и все вещи назывались бы в нем  своими именами, как это  с обаятельным задором делает наш Президент в любом из своих публичных  выступлений.

Тогда,  и демократы,  и все граждане Америки могли бы услышать примерно следующее:

Уважаемые сенаторы-демократы Юридической Комиссии Сената,

Невзирая на внезапно оглашенное вами письмо, направленное почему-то не председателю соответствующей Комиссии, а лично Сенатору Файнстейн, и  которое вы сами могли сделать достоянием гласности еще во время подготовки к слушаниям Бретта Кавано, мы не будем менять ранее намеченную дату голосования по этому кандидату.  То, что вы заговорили от имени гипотетической жертвы кандидата в члены ВС буквально за 12 часов до финального  голосования,   свидетельствует  только об одном:  этими маленькими политическими хитростями вы хотите оттянуть голосование до дня  промежуточных выборов.  А этим, в свою очередь, воспрепятствовать  действующему Президенту проводить  в Верховный Суд страны консервативных судей, трактующих Конституцию as is, хотя именно это было важнейшим предвыборным обещанием Президента своим избирателям.

Мы хотим уведомить вас, что пока республиканцы являются большинством в Сенате, все подобные вышеперечисленным политические махинации, трюки, уловки и  демарши будут разоблачаться немедленно, неизменно и публично.


Вот такой совет дала бы я республиканцам, если бы они, паче чаяния, ко мне за ним обратились, «что вряд ли», - как говорил санитар из известного рассказа Зощенко.

А что, друзья мои, ведь если  так пойдет дальше, то и следующему безупречно-образцовому номинанту в члены ВС непременно отыщется в 300-миллионной стране тетенька, с 2016-го года  пребывающая одновременно и в глубоком маразме и  в   anti-trump movement.   Она подтвердит на слушаниях в Сенате, что, когда ей было три, а номинанту пять,  он, пока она доедала манную кашу, показал ей «глупости».  После чего у нее случился  нервный срыв, зафиксированный врачом дошкольного учреждения, где это произошло полвека назад. Тяжким последствием пережитого тогда инцидента  стало неопреодолимое отвращение обвиняющей стороны к манной каше.  «Дело о манной каше» будет незамедлительно передано в ФБР.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments