Соня Тучинская (tuchiki) wrote,
Соня Тучинская
tuchiki

В хорошей компании - " Записные книжки" Ильфа


420866_568083196555701_914691229_n

«Смешную фразу надо лелеять, ласково поглаживая по подлежащему»
Илья Ильф


«Смеяться бесконечно очень тяжело.
Смех — это вспышка чего-то хорошего.
Потом обязательно должен быть перерыв, молчание.
Потом будет следующая вспышка.
Тогда у вас будет ощущение, что вы попали в хорошую компанию…»
М. Жванецкий

Каждый год 13 апреля  вспоминаю о том, что в этот день не стало  Ильи Ильфа. С молодости, залегание на диване с его "Записными Книжками" сто процентно гарантировало то самое "ощущение, что ты попал в хорошую компанию…»

В 2000-ом году в России вышло первое полное издание «Записных Книжек» Ильфа под редакцией его дочери – Александры. Мы читали их когда-то  (частично)  в  рыжем пятитомнике Ильфа и Петрова.
Помню, все  повторяли, надо не надо: "Путаясь в соплях вошел мальчик".

A вот сейчас у меня в руках полное издание Книжек.

Некоторые записи звучат как свидетельства человека, жившего в до- и после- перестроечной России:


  • Сумасшедший Дом, где все здоровы.

  • Самое ужасное – это когда нет очередей.

  • Мрачная лавина покупателей, дефилирующая перед прилавками и, не останавливаясь, направляющаяся к выходу.

  • В фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. И вот радио есть, а счастья нету.

Другие, как записки ясновидящего, прозревшего реалии Америки конца 20-го, начала 21 века :


  • Порвал с сословием мужчин и прошу считать меня женщиной

  • Самоубийца предъявляет вынувшему его из петли полицейскому иск за ушиб.

  • Справедливость кретинов. Один раз я, другой раз ты. Равноправие идиотов. (!!!!!)

  • Край непуганых идиотов. Самое время пугнуть.

  • Аппетит проходит  во время еды.

  • Магазины самых разных специальностей ничем не отличались друг от друга.

Презирая пошлость он, как и Чехов жалел пошляков. И даже в самых беспощадных  его остротах  есть налет какой-то чеховской жалости к человеку:


  • Не курил 12 лет и все это время ему хотелось курить.

  • Вы знаете, я так себя плохо чувствую после поллюции.

  • Больной моет ногу, чтобы пойти к врачу. Придя с ужасом замечает, что вымыл не ту ногу.

  • Хамил, а потом посылал извинительные телеграммы.

  • В годовщину свадьбы буду выставлять на балконе огненные цифры.

  • Мы ехали в поезде по Крыму. Когда моя соседка увидела зеленую траву, она так обрадовалась, как будто она была корова, всю зиму проведшая в мрачном уединении хлева.

  • В привокзальном буфете, где все жадно пьют  водку, девушка капризно требовала зеленного горошку.

В 1937 году, за несколько месяцев до смерти, уже зная о смертельном недуге, поразившем его, он писал:


  • Я тоже хочу сидеть на мокрых садовых скамейках и вырезывать перочинным ножом сердца, пробитые аэропланными стрелами. На скамейках, где грустные девушки дожидаются своего счастья

  • И так мне грустно, как всегда, когда я думаю о случившейся беде. Такой грозный и ледяной весенний вечер, что холодно и страшно делается на душе. Ужасно, как мне не повезло.


Не повезло и нам. Он умер не дожив до своего 40-летия, от туберкулеза легких, который тогда еще не умели лечить.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Лучшие слова о нем сказал Борис Ардов в  "Ордынке":

Первое впечатление от Ильфа было всегда таким: перед вами очень умный человек. Очень умный. Я думаю, не ошибусь, если скажу, что силы человеческого разума сказываются не только в правильных реакциях, правильных суждениях, которыми он откликается на те или другие явления. Важно еще в таких случаях ощущение, что вот он - человек, который оценивает эти явления, он понимает еще и то, что мы бы назвали пропорцией явлений. То есть этому человеку ясно, каково место данного явления в ряду других событий и фактов. Грубо говоря, мы знаем людей, которые толкуют о каком-нибудь прыще столько же времени и с таким же пафосом, как о солнечной системе. В обоих случаях эти люди излагают бесспорные истины, но совершенно ясно, что ощущение пропорции явлений тут утрачено начисто. Бывают люди, которые не делают таких резких ошибок в масштабах, однако не всегда соотносят свой пыл и глубину анализа с объектом этого анализа. У Ильи Арнольдовича этот умственный глазомер был безошибочен. О чем бы он ни говорил, слушателям доставляла радость прежде всего восхитительная пропорциональность его суждений - да простится мне этот импровизированный термин. Ум Ильфа можно уподобить прожектору, который освещает точно и далеко все объекты, какие попадают в струю его света.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments