February 17th, 2021

сила меьшинства

Великий Раш Лимбо: и металлом на мраморе - их имена, чтобы знала, кого потеряла, страна...

«Не по твоим силам завершить работу, но не волен ты уклониться от её выполнения». Пиркей Авот. Талмуд.

Год назад во время годового отчета Президента объединенной сессии Конгресса, Трамп с трибуны попросил сидящую рядом с Рашом Меланью, вручить ему почетный орден. Буквально накануне Раш объявил своим слушателям о той беде, которая его постигла.
Год назад во время годового отчета Президента объединенной сессии Конгресса, Трамп с трибуны попросил сидящую рядом с Рашом Меланью, вручить ему почетный орден. Буквально накануне Раш объявил своим слушателям о той беде, которая его постигла.

Ужасная, хотя и ожидаемая весть пришла сегодня утром из Флориды: от осложнений, вызванных раком легких, умер Раш Лимбо. Ему было 70.  Я тут же включила его радиошоу, и услышала с каким тихим достоинством говорила об уходе мужа жена Катрин — его ангел-хранитель. Со страшным недугом он боролся отчаянно,  до последнего. Половина страны весь этот год молилась за него. Другая половина – злорадствовала. Еще совсем недавно, хотя лишь и дважды в неделю, но звучал у «золотого микрофона» «Rush Limbaugh Show» его незабвенный голос.  И звучал этот голос с таким великолепным напором и энергией, что нельзя было заподозрить, что уже год терзает его смертельная немочь. Только он один знал, чего стоил ему этот напор и эта энергия. Цитата из Талмуда, вынесенная в эпиграф, — это о таких как он. О тех, кто понимает, зачем послан в этот мир. 

В своем поминальном слове я постараюсь избегнуть таких расхожих характеристик усопшего, как «икона консеватизма», «легенда броадкастинга», «смерть титана» или «larger than life». Просто скажу о нем так, чтобы была ощутима сила  благодарной любви к нему и страшная горечь потери. 

Он всегда был симпатягой, этаким  толстяком-сангвиником; обжора, рьяный болельщик и игрок в гольф, с  вечной сигарой в прокуренных до желтизны пальцах...  Но лет десять назад Катрин, на которой он тогда женился, заставила его бросить курить и посадила  на белковую диету. И он похудел и до ужаса мило хвастался этим на радио, хотя через довольно короткое  время набрал прежний вес. И лучше бы он оставался «красивым и толстым парнишей». Вот как здесь.

Лучше бы он никогда не худел
Лучше бы он никогда не худел

Его отец и дед держали адвокатские конторы, и вся семья с двух сторон была сплошь республиканская.  После окончания двух семестров он покинул университет, так как, по словам его матери, «его ничего не интересовало, кроме радио».  В своей родной семье, он был, в каком-то смысле, выродком.  Юристом не стал, а стал консервативным политическим радио обозревателем — первым в Америке, которого стали слушать (и слушаться) миллионы, можно сказать - первопроходцем.  На местной радиостанции он начал работать в 16 лет. Было это в 1967. Потом его неоднократно изгоняли с разных мест работы за то, что смел говорить правду. За то, что категорически отказывался говорить «осторожным, юридическим языком», а называл вещи своими именами. Прямо говорил о проблемах черных, которые они хотят возложить на белых; смеялся над феминистками, которые страстно борются с несуществующим фантомом гендерного неравенства; категорически не соглашался называть ислам «религией мира и добра» и демонстративно брал в т.н. «палестинско-израильском конфликте» сторону Израиля...Он твердо стоял на защите прав той единственной группы американских граждан, которые подвергаются в столь любимой им стране не выдуманной, а вполне реальной дискриминации. Он не боялся обозначить словами, что к этой группе принадлежат белые, гетеросексуальные мужчины христиане. 

Он любил американский флаг, американскую Конституцию, но особенно ревностно относился к первым двум Поправкам  Билля о Правах. Он терпеливо вкладывал в головы своих компатриотов мысль, что там, где покончено с Первой поправкой, начинает работать Вторая. В общем, всего не перечислишь. 

Его изгоняли. Он не отступал,  не изменял себе, не переходил на лукавый язык недомолвок и намеков. Стучался в двери еще и еще одной, и следующей радиостанции. 

Итог: на 2008 год его программа выходила на 600 радиостанциях, её примерная аудитория составляла больше 20 миллионов человек. Летом 2008 года он подписал беспрецедентный контракт с Premiere Radio Networks на $400 миллионов, по которому обязался вещать в этой сети до 2016 года. По условиям контракта ему причитались ежегодные выплаты в $38 млн. Громадные суммы из этого фантастического дохода он тратил на благотворительность. Он был американским филантропом за номером один. Но чеки на огромные суммы посылал многочисленным госпиталям, церквям, и просто — страждущим,  анонимные. Так поступают лишь истинно верующие в Бога дарители.

Collapse )