February 11th, 2021

сила меьшинства

Тунеядец Кеша возвращается на пирс

Мой знакомый, хозяин парикмахерской в районе Russian Hill, хочет закрывать бизнес. И это невзирая на то, что в январе 2021-го повелением «доброго барина», губернатора всея Калифорнии, не на шутку испужавшегося быть отозванным, (1.5 миллиона подписей под петицией уже собраны) салон(ы) его открылся. Открыться-то он открылся, а вот мастера, которые рентовали у него кресла, возвращаться на работу не собираются. У одного из них я давно хожу в клиентах, и знаю, что он все лето и осень колесил по San Francisco-Bay Area — стриг и красил своих клиентов за наличные непосредственно у них на дому. И, вот, свершилось! Наконец, мой Фигаро может заниматься своим делом не в спальнях клиентов, где он усаживал их на стулья перед трюмо, а в привычной рабочей обстановке. Казалось бы, это должно его радовать. Ан нет. С теми выплатами, что он получает от правительства, ему на фиг это не надо. Стрижет и красит он, как говорится, «безо всякого удовольствия», так, иногда, чтоб «руки помнили». У них с женой, косметологом, тоже снимавшей кресло в чьем-то салоне, во время локдаунов со всеми выплатами по безработице и стимулирующими чеками выходит больше, чем они когда-либо могли в Америке заработать. 

Моя Н.Й. племянница, незадолго до пандемии купившая на свою голову на паях с подругой зубоврачебный кабинет, неделями не выходит на связь. У нее нет времени ни на что, кроме работы, еды и сна.  Несмотря на то, что дети, подруги, и развлечения заброшены, на сон при этом остается не больше шести часов. Две молодые врачицы помимо кариесов и рутканалов, занимаются несвойственными дантистам обязанностями, которые раньше выполняли нанятые для этого люди без медицинского диплома.  А теперь помощники разбежались, и их  «не соблазнить ни платьями, ни снедью», вернее, теми пусть и скромными, но деньгами, на которые их можно приобрести. 

И вот они, обе две, со своими американскими дипломами в рамочке на стенке, делают простейшую чистку зубов, отвечают на звонки клиентов, выставляют инвойсы страховым кампаниям, и, что совсем уже непредставимо, по очереди выполняют обязанности уборщицы. Причина этой противоестественной ситуации все в том же. Их потенциальные помощники сидят дома, получая выплаты, превышающие те, что светят им при ежедневном выходе на службу. 

Тон тут задала не набитая опилками кукла Байдена, а ее кукловод Обама. Он еще во время первой каденции всерьез взялся за разрушение базисной основы американского общества – протестантской трудовой этики. А она, как известно несовместима с зависимостью от государственного вспомоществования, то есть, от всей этой разветвленной системы оплаты жилья, коммунальных услуг и еды трудоспособным гражданам страны. Помнится, тогда Обама подсадил на food-stamps 48 миллионов граждан, но на этом не остановился, а велел раздавать меньшинствам обамафоны (cell phones с оплаченным сервисом). 

Вот здесь получатели обамафонов бурно благодарят своего благодетеля.

Ну, обамовский зиц-председатель, ясно дело, старается не отстать от хозяина. Лень цифири искать, когда и без того ясно, что все дерьмо возвращается на круги своя, но высер теперь — не только куда более мощный и бесстыдный, но и бессрочный.  

Так что, моя рассказка на эту тему, написанная в смутные обамовские времена, вновь становится более чем актуальной:

Тунеядец Кеша ИЛИ Не кормите бурых пеликанов

Кеша — К-15
Кеша — К-15

Mилейшее создание с детским хохолком и биркой “К-15″ на левой лапке — бурый калифорнийский пеликан, заснятый мною с полгода назад на городском пирсе Пацифики — соседнего с Сан-Франциско городка на западном побережье Америки. Местные орнитологи кольцуют птиц, чтобы наблюдать за образом жизни и повадками популяции, которая причисляется к так называемым “уязвимым” видам. Наш “К-15″ — один из таких избранных. В дальнейшем эту конкретную птичку я буду фамильярно называть Кешей.

Collapse )