December 14th, 2019

сила меьшинства

Сахаров - герой новейшего русского фольклора.

Только что он сказал им, что они сжигали напалмом афганских женщин и детей, и они завизжали, как ведьмаки, улюлюкали, кричали, проклинали его.
Только что он сказал им, что они сжигали напалмом афганских женщин и детей, и они завизжали, как ведьмаки, улюлюкали, кричали, проклинали его.
Скульптор Левон Лазарев. 2003 год. Васильевский остров. Самый гениальный памятник пост-советского времени. Слабость, которая   одолевает силу.
Скульптор Левон Лазарев. 2003 год. Васильевский остров. Самый гениальный памятник пост-советского времени. Слабость, которая одолевает силу.
Он не мог себе простить, что дал им в руки водородную бомбу. Пришел в ЦК и как ребенок положил на порог  все свои сбережения - 150 тысяч рублей.
Он не мог себе простить, что дал им в руки водородную бомбу. Пришел в ЦК и как ребенок положил на порог все свои сбережения - 150 тысяч рублей.

Сегодня — 30 лет со дня смерти Андрея Дмитриевича Сахарова. Мне до конца жизни не составит труда помнить, сколько лет  прошло с тех пор . В день похорон Сахарова, 19 декабря 1989 года, мы навсегда уехали из  Ленинграда. Тогда еще был «Ленинград».

Когда-то два эти имени, Солжа и Сахарова, были благодарно и неразделимо соединены в нашем сознании.  Но прочтя «Теленка», и избранные тексты обоих, наиболее дотошные из нас поняли, что «волна и камень,  стихи и проза, лед и пламень, не столь различны меж собой», как два эти русских гения. В «Теленке» Александр Исаевич фундаментально обосновал претензии к своему политически наивному, как ему казалось,  собрату. Андрей Дмитриевич неумело защищался. Он страшно проигрывал Солжу, что называется, стилистически. К его гениальной публицистике никогда не смог и приблизиться. Но отваживался спорить с ним. Противу всякой логики подымал свой голос за свободу евреев (а не всех граждан СССР) эмигрировать. Это особенно возмущало Солженицына. 

Но воспомнить сегодня Андрея Дмитриевича хочется не разборками со знаменитым нобелиантом. А вот чем.

*******************************

Есть в советской пропаганде замечательная черта. Напористая, громогласная, вездесущая и беспрерывная — советская пропаганда вызывает обратную реакцию. 

Критикуют фильм — значит, надо его посмотреть. Ругают книгу — значит, стоит ее прочитать. На кого-то персонально обрушились — значит, достойный человек... 

Один знакомый лектор (из прогрессивных) жаловался мне: 

«На тысячу вопросов готов ответить. Есть два, которые меня смущают. Хоть с работы увольняйся!.. Первый вопрос. Отчего в дружественном Египте нет коммунистической партии? А во вражеском Израиле есть? И притом целых две... И второй. Насчет Сахарова. Правда ли, что он — Герой Социалистического Труда? Да еще трижды?..» 

Десятки раз я слышал: 

«Вот напишу академику Сахарову! Поеду в Москву к академику Сахарову!» 

И адреса-то человек не знает. Да, может, и знал бы — не поехал. Русский человек и в жалобную-то книгу не пишет. Душу отведет, востребует книгу, а писать не станет... 

Тут важно другое. Появилось ощущение новой инстанции. Раньше было что? Партком? Где сидят знакомые лодыри и демагоги? Местком? Где те же лодыри и демагоги бегают шестерками перед начальством? Милиция, прокуратура? Да разве они защитят? От них самих защита требуется... 

Вот и раздается повсюду: 

«Напишу академику Сахарову!» 

Тут мне хочется вспомнить один случай. Был я в командировке. Рано утром оказался на псковском автовокзале. В прибежище местных алкашей. Разговорился с одним. Лицо сизое, опухшее, руки трясутся. Сунул я ему два рубля. Алкаш выпил портвейна, немного отошел. Каким-то чудом распознал во мне интеллигента. Видимо, захотел мне угодить. И рассказал такую историю: 

Collapse )