May 13th, 2019

сила меьшинства

О детях, мормонах, каньонах...

"Дети стали непослушны,
Но без них ужасно скушно"

Что-то около пяти лет назад  я  написала рассказ «Девочка и Бродский». Героиней его была прелюбопытнейшая девица, москвичка,  которой в ту пору едва минуло семь.   Сегодня она - прелестная отроковица, прямо по  Набокову - "с внезапными  вспышками хулиганского веселья", что так идет к ее неполным двенадцати годам.  За  счет растущих от ключиц ног вымахала она за эти годы так, что сияющими  глазами взирает на меня, не снизу вверх, как раньше, а в диаметрально противоположном направлении (что, вообще говоря, несложно людям почти любого роста).

Но в полном  несоответствии с ее уже вполне девичьим обликом,  говорит и мыслит она  еще совсем по-детски. Это явствовало из наших разговоров "за любовь" (разбор  сложного хитросплетения любовных интриг   в ее 5б),  занимавших  в нашем путешествии львиную  долю   моих  с ней приватных бесед.  Когда я хотела отдышаться и побыть  одной, я спрашивала ее: "расскажи  мне о книге, которую  ты сейчас  читаешь", и дите  сносило , как порывом ураганного ветра.

А  происходило это во время нашей недавней совместной поездки с  ней и ее  родителями по паркам и каньонам трех штатов в регионе Скалистых Гор, включая  знаменитый  YellowStone Park  и   уникальный Bryce Canyon, с его совершенно фантастическими видами,  напоминающими  гиганстские, и будто  рукотворные азиатские  храмы, дворцы, башни из  красно-терракотовой глины.

Ну, и  мормонов в SaltLake City, столице штата Юта,  конечно, навестили.  Так же, как позапрошлым летом в Ирландии, поражает преобладание  белых лиц на улицах, в ресторанах и за гостиничными стойками. Москвичей-то это никак удивить не могло, но мы, жители мултикультурного сан-франциского мегаполиса с исчезающим белым населенеим, где гедонизм самого отвратительного свойства мирно уживается с жесточайшей ортодоксией политкорректности, - мы  смотрели "окрест себя"  и  вздрагивали, с трудом подавляя крик изумления:  «У этой женщины белый ребенок!!!»

Что до жителей SaltLake City, и штата, столицей которого он является,  то кто бы мне разъяснил, как такое количество хороших людей могло пойти за плутом и аферистом,  такого калибра, как создатель этой  квази-христианской конфессии. Однако, молодежь у мормонов  — дивная, а именно по ней нужно  судить о результатах этой диковатой религиозной прививки. Ну, просто на зависть, как  хороши.  Представители мормонского молодняка водят беспечных туристов по Музею Истории Мормонов.  Слово «волонтир»  у них не в ходу. Они с отроческих лет видят себя миссионерами своей религии.

Неяркие, часто некрасивые, но  прекрасные, чистые лица.  Девушки, как на подбор, крепко сбитые,  в светлых цветастых платьях.  Одна из них, правда,  не могла ответить на вопрос, как   боготворимый ее единоверцами основатель  мормонизма Джозеф Смит оказался  в тюрьме. Она поведала нам, что он пал там от бандитской пули, но то, что он там  очутился за криминальные преступления федерального уровня, от нее  сокрыто.  Надо полагать, их умышленно оставляют в неведении по поводу  этого позорящего «божьего избранника» факта. Возможно, она не знает и того, что прежде, чем внедрить в  среду мормонов многоженство, любвеобильный Джозеф Смит пытался склонить к сожительству жен своих последователей. Но поняв, что это не так просто, дал своим последователям-единоверцам  отмашку на это дикое для христиан семейное устройство. Сейчас многоженство в штате Юта более чаще присутствует в досужих разговорах обывателей , чем  практикуется в реальной жизни.

Девушка-мормонка  с гордостью  продемонстрировала нам один из важнейших экспонатов Музея: аутентичные штаны Джозефа Смита,  в которых пребывала нижняя часть его туловища в ходе роковой расправы  над ним чикагской банды. Сохраненные  последователями, по всей видимости,  как будущий предмет культа, наподобие  Туринской Плащаницы у католиков, они (штаны) в итоге оказались бесценной   реликвией для будущего мормонского музея, в котором мы и провели несколько часов.  Негоже, однако, оскорблять неуместными шуточками чувства верующих мормонов.  Одно могу сказать твердо:  экспонат впечатляет. Среднего мужского  размера. Сумрачных серо-черных тонов. С гульфиком.

Да, чужие  святыни (фетиши?) часто  кажутся нам нелепыми и даже дикими. А им, их приверженцам,  соответственно дикими и нелепыми представляются наши.  Но такому олитературенному человеку как я, стоя у этой музейной экспозиции, было просто невозможно не увидеть витающую над ней тень Довлатова. Помните, из «Записных Книжек»:

" "Личные вещи партизана Боснюка. Пуля из его черепа, а также гвоздь, которым он ранил фашиста. ..." Широко жил партизан Боснюк!"

Collapse )