January 26th, 2019

сила меьшинства

К 75-летию снятия ленинградской блокады - нерасхожее.

Сегодня, в 75-летие снятия Блокады в ФБ Мелихова совершенно поразительные размышления на эту тему. Тем, у кого нет аккаунта на ФБ не прочесть. Поэтому ставлю текст, за исключением его серединной части, где  леденящуе душу воспоминания переживших блокаду.


С блокадной темой я простился лет пятнадцать назад, когда мне предложили написать сценарий о Блокаде в ироническом ключе - ведь "пафос всем уже надоел". Но что-то иронии в себе я не сумел наскрести.
Аванс я получил, сценарием отчитался - расставание вышло холодным: заказчица оскорбилась.
Может, и правда, было из-за чего?
После публикации я этот "текст" не перечитывал и ничего не поправлял. Может, зря?

Когда мне предложили написать закадровый текст к документальному фильму о Ленинградской блокаде (с уклоном в детскую тему), я был скорее смущен, чем польщен. Что я в ней понимаю, в блокаде? Но мой будущий режиссер, молодая женщина в очках с тонированными стеклами, была так изящна и умна, что я не устоял. Особенно меня тронуло, что интересуют ее именно мои, лично мои мысли и чувства, а уж этого-то добра у меня хоть отбавляй. “Чем черт не шутит, — зашевелились самодовольные мыслишки, — а вдруг мне и впрямь удастся высказать что-то небанальное?”



Collapse )


Я бы хотел, чтобы Ленинградская блокада осталась в веках как один из мировых легендарных подвигов, как какие-нибудь Триста спартанцев, защищавших Фермопилы.
Но это же заведомо невозможно. Если бы эти спартанцы совершили свой подвиг в наши дни, наверняка уже назавтра в газетах мы прочли бы, что они не отступили единственно потому, что сзади стояли заградотряды, а вообще-то никаких ни спартанцев, ни Фермопил и вовсе не было, все это один пиар. Да к тому же спартанский политический строй был тоталитарным, а персидский намного более демократичным и прогрессивным, и если бы не эти чертовы спартанцы, единственное оправдание которых в том, что их не было, мы бы уже давно пили персидское пиво.
Понимаете, в чем разница? В былые времена людям нравилось, что какие-то их соотечественники оказались храбрее их, самоотверженнее, бескорыстнее. А нам это не нравится. Тем более что храбростью, самоотверженностью каких-то наших сограждан всегда может воспользоваться наш главный враг — наше правительство, по отношению к которому мы обязаны придерживаться тактики выжженной земли: ни единой ему корочки хлеба, ни единого глотка воды, ни единого рекрута — пусть земля горит под ногами оккупантов!
Будем лучше творить легенды исключительно о подвигах гражданских, ставить памятники только тем, кто боролся с собственным правительством. Может, и правда, пришла пора для этого?
Но ведь настоящим, бескомпромиссным пошлякам нужно другое, им нужно, чтобы памятников не было вообще…