December 4th, 2017

сила меьшинства

Веселится и ликует весь Лимуд…



…Сколько нас давят - а все не достигли цели.
Как ни сживали со света, а мы все целы.
Как ни топтали, как ни тянули жилы,
Что ни творили с нами - а мы всё живы.
Свечи горят в семисвечном нашем шандале!
Нашему Бродскому Нобелевскую дали!...
Дмитрий Быков

Что такое Лимуд? Я сама не имела об этом ни малейшего понятия, пока по счастливой случайности две недели назад не побывала на одной из его конференций. Почему-то эти веселые еврейские сходки, развлекающие участников десятком-другим занимательно-познавательных семинаров, упорно именуются «конференциями». А ведь само это слово навевает мысль о некоей унылой обязаловке, каковой и следа не было на трехдневной ноябрьской тусовке, о которой, как приобщившаяся лимудскому братству, я просто обязана поведать другим.

Свидетельствую по порядку.

Переехав через Залив по мосту Bay Bridge вы попадаете из Сан-Франциско в Окланд. При молчаливом одобрении прежнего правительства и либеральном попустительстве отцов этого города его банки и частные бизнесы неоднократно и безнаказанно громили гунны из “Occupy WallStreet” и “Black Lives Matter”. Вот почему, переиначив евангельское изречение, сам собой напрашивается вопрос: «Разве из Окланда может быть что доброе?». Оказалось, что не только может, но и имеет вполне конкретное имя - “Limmud FSU 2017”.

Именно на Лимуде в центре Окланда в гостинице «Marriott» сошлись на три дня для удовольствия и пользы 800 евреев, выходцев из Former Soviet Union (FSU) со всего света, с преобладанием, разумеется, жителей окрестных городов, в частности – Сан-Франциско. Тем не менее, моя племянница подтянулась из Петербурга. Большими спитыми компаниями прибыли участники из Нью-Йорка и Лос-Анжелеса. Была и группа израильтян из Силиконовой Долины с калифорнийской «пропиской» по рабочей визе.

Расселившись в пятницу к 4 часам пополудни в гостинице, и получив на руки расписание лекций и увеселительных мероприятий, все 800 участников отправились на Шабат, приближение которого уже ощущалось стремительно гаснущим за окнами днем. Вместо скучной нумерации, залы и лекционные комнаты милейше значились под понятными даже мне идишско-ивритскими названиями : Mishegas, Kvell, Mensch, Nachas, Simcha, Oy Vey, и т.д. Эта инновация сходу изобличала остроумие и изобретательность устроителей русского Лимуда.

Шабат можно было встретить конвенциальным путем - в отведенных под Синагогу помещениях, у мужчин – свой вход, у женщин – свой, а можно - просто слушать в просторном зале «Mench» шабатние песни-молитвы, которые самозабвенно исполнял израильтянин с гитарой. Время от времени он разворачивал присутствующих в сторону, откуда вот-вот должна была явиться «невеста Суббота». Единственное недоразумение заключалось в непокрытой кипой голове главного «встречателя» Субботы, но те, кто могли бы этим возмутиться, молились в это время в ортодоксальной синагоге.

Не вызывает сомнений, что устроителями руководило почти навязчивое, хотя и похвальное желание, чтобы всем, ВСЕМ без исключения было хорошо, и ни один маргинал не ощутил себя здесь «на чужой свадьбе». Чтобы верующие и светские, со знанием русского или без оного, со знанием английского или без такового, молодые и старые, семейные и одинокие, интеллектуалы и простодушные, консерваторы и прогрессисты,– все и каждый могли найти на этой еврейской сходке что-то свое – свой Шабат, своего лектора, своих единомышленников. Не надо даже упоминать, что все выпитое и съеденное нами за эти три дня имело сертификат “strictly kosher”. В противном случае в общей трапезе не смогли бы принимать участие «соблюдающие», которых, судя по количеству «вязаных кип», было не то, чтобы много, но и не мало. Не говоря уже о нескольких в высшей степени ортодоксальных евреях в туго закрученных пейсах, черных шляпах, и черных шелковых халатах под кушак.

После Шабата те же 800 участников разбрелись по множеству аудиторий, где их, каждый час сменяя друг друга, образовывали, развлекали, убеждали, знакомили с новыми идеями в сфере технологий, поэзии, иудаизма, израильской политики, сексуальных девиаций, живописи, воспитания детей… you name it. Осуществляли эти образовательно-развлекательные проекты гости, приглашенные на окландский Лимуд из России, Израиля и Америки. Гости варьировались в зашкаливающем по разнообразию диапазоне. От Натана Щаранского, Елены Ханги и Яна Кума (создатель WhatsApp) до бывшего нью-йоркского хасида, прямого потомка Baal Shem Tov, а ныне женщины-трансгендера, неустанно трудящейся на ниве пропаганды изменения пола.

Collapse )