April 25th, 2017

сила меьшинства

Мир смердит, но люди прекрасны Или Не стоит село без праведника

В последний день Песаха 2017 года во внутреннем дворике Еврейского Дома Престарелых в Сан-Франциско имело место быть одно малозаметное происшествие, рассказать о котором стоит исключительно для того, чтобы сделать из него надлежащие выводы.

Насельники Дома - представители всех народов и исповеданий, включая мусульман, негров, китайцев, украинцев, … you name it. Но основная часть популяции - еврейские старики. Из них добрая половина - русские евреи. Пребывание в этом комфортабельнейшем из всех "домов скорби" стоит таких астрономических денег, что страшно даже назвать цифру. Основные расходы берет на себя штат, поэтому попасть туда могут только малоимущие. Этим и объясняется такое количество «русских» стариков, поголовно относящихся к этой категории. Комнаты для резидентов в основном – одноместные. Русские старики называют их «квартирами». Имеется Синагога с раввином, изостудия с преподавателем -художником, тренажерный зал с профи-физиотерапевтами, бесплатный шабатний буфет с домашней выпечкой, два концертных холла. А кроме того, на всех этажах небрежно разбросаны тут и там, благородно отливающие черным или медовым, рояли. Вся эта "физкультурно-религиозно-художественная часть" оплачивается за счет еврейской филантропии, в которой мы, дети еврейских стариков, тоже принимаем посильное участие, но только чеками. В отличие от наших американских соплеменников, у евреев-эмигрантов лишние рояли, как правило, без дела в кустах не валяются.

Jewish Home имеет такую длинную и славную историю, что не грех лишний раз помянуть ее добрым словом. Он был основан первым поколением американских евреев на Диком Западе, куда они после «золотой лихорадки» перебрались с восточного побережья. В свои 150 он старейший в Калифорнии среди заведений подобного рода, и стоит вне всякой конкуренции с ними, что видно сходу с порога по величественному фасаду с колоннами. За фасадом - главное здание, а при нем прелестный внутренний дворик-садик, по ранней весне зацветающий фруктовыми деревьями и магнолией.

И вот в этом садике сидим мы - то есть, я - со своей матерью, и приятельница моя по имени Аня - со своей. Вторник, последний день Песаха 2017. В Jewish Home квасное всю неделю под строжайшим запретом и всем насельникам без различия вероисповеданий сэндвичи сервируют не с хлебом, а с мацой. Наши старики родом из того пережившего голод и войну поколения, что ничего съедобного до конца жизни уже не выбрасывают. А так как теперь набивать съестными излишками они могут только сиденья своих вокеров, с этим приходиться бороться периодическими «чистками». Ссылки на требования санитарии тут давно бессильны.

Здесь будет короткое отступление в бесконечно далекое прошлое, после которого все равно придется вернуться в садик, чтобы досказать историю.

Collapse )