November 13th, 2016

сила меьшинства

Мятеж по-американски

Я взялась перевести этот текст замечательного американского публициста Даниэля Гринфильда лишь потому, что по русскоязычным социальным сетям широко гуляет его чудовищно недоброкачественный перевод.




В эту ночь они вернули себе свою страну
Или
Мятеж по-американски



В Америке полночь. Наступило 9-ое ноября. Накануне 50 миллионов американцев остановили движение гигантских жерновов, столько лет перетиравших их жизни в пыль. Меньше всего это напоминало выборы. Скорее - мятеж. Они стояли насмерть, не колеблясь, невзирая на то, что в ход были пущены все средства, пригодные для обработки их сознания. Им внушали, что их упорство бесполезно, что их кандидат наверняка проиграет. Болтливые и праздные знаменитости всех мастей глумились над ними с экранов ТВ, со страниц журналов и газет, но они не дрогнули и выстояли до конца.

Среди них были отцы, которые не могли больше прокормить свои семьи и матери, которые не могли обратиться к врачу, чтобы не обескровить и без того скудный семейный доход. Среди них были простые люди, чьи рабочие места ушли из Америки. Сыновья, которые не верили в свое будущее, и дочери, живущие в страхе быть убитыми малолетней шпаной, наводнившей их города. И они выстояли.

И вот перед их тихим упорством как карточный домик рассыпалась на мелкие кусочки Великая Синяя Стена. Традиционно демократические штаты пали в день выборов один за другим. Огайо. Висконсин. Пенсильвания, Айова. Белая работающая Америка, которую унижали, травили, интересами которой откровенно пренебрегали в течении столь долгих лет, обрела, наконец, голос.

8 ноября белые работающие американцы восстали против того, что их работы уплывали за океан, в то время как их города заполоняли полчища мигрантов, которые даром получили то, чего были лишены они сами. Они восстали против системы, где их можно было отправить в тюрьму за любой пустяк, в то время, как политическая элита могла злостно нарушать закон, бесстыдно оставаясь при этом в предвыборной президентской гонке. Они восстали против инквизиции политкорректности, заставляющей их следить за каждым своим словом. Они восстали против презирающих их властей, в то время, как они хотели лишь одного - достоинства и достатка для своих семей.

Они восстали и они победили.

Да, это было не голосование, а восстание. И вот вчера они, как и те, кто разрушил некогда Берлинскую Стену, изумились хрупкости и шаткости того, что казалось вечным и незыблемым. И тогда они поняли, что они сильнее, чем они думали.

Кто были эти люди? В глазах яйцеголовых интеллектуалов они были убогими неучами, жалкими провинциалами, а то и быдлом из американской глубинки. Ведь у них не было даже степени бакалавра, и они ни разу в свой жизни не посетили Старбакс. Это были белые работяги. И думали и говорили они неправильно, несуразно. У них была неправильная идеология, неправильная одежда, но, несмотря на это, они упорно продолжали считать, что они, такие нелепые, чего-то стоят.

Они неправильно судили буквально обо всем. Нелегальная иммиграция? Все знают, что это насущная необходимость. Black Lives Matter? Кто же, кроме них, не увидит в этом новую страницу в движении за гражданские права. Фабрики и заводы на американской земле? Кому нужны сегодня эти вышедшие из употребления понятия. Ввести временный мораторий на въезд в страну мусульман? Да на всей земле не сыщешь человеконенавистников, которые посмеют допустить даже мысль об этом. Семья и брак - это главное? Это старомодный пережиток. Главное - это любовь. А еще им бы хорошо усвоить, что будущее принадлежит жителям больших мегаполисов и их хайтекам, а не простакам, которым для счастья было достаточно своих рабочих мест, пока они не уплыли в Китай или Мексику.

Казалось, эти люди ничего не могут поменять в своей судьбе... Но никто не смог изменить веру этих людей в свою значимость и в свои традиционные ценности. Несметные полчища профессиональных политиков, экспертов всех мастей и ученных мужей убеждали их покорно принять неизбежное. Но вместо того, чтобы прислушаться к их авторитетным голосам, они сели в свои видавшие виды пикапы и погнали голосовать.

И этим они изменили ход вещей.

Барак Хусейн Обама бахвалился тем, что смог изменить Америку. Тонны ненужных ограничений и законов, несметные полчища иммигрантов, паутина ежедневной лжи - и твоей Америки нет, как не было. Она превратилась в "его Америку".
Все восемь лет своего правления Обаме казалось, что он осчастливил нас Рузвельтом и Кеннеди в одном лице. На самом деле, "в опрометчивости своей", он хотел заменить наше видение будущего своим, обамовским. Он делал это с постоянством и упорством, достойным лучшего применения. Он делал это, чтобы его версия казалась нам неизбежной.

Но Америка сказала "Нет".

Collapse )