July 9th, 2014

Youth

Боль моего позора...

original

"Размоет завтра дождь вопивший к Б-гу сор,
И сгинет эта кровь, всосет ее простор
Великой пустоты бесследно и уныло-
И будет снова все по-прежнему, как было…"
Хаим Нахман Бялик

Чуть позже этих дней 9 лет назад свершилось страшное злодеяние, исполненное одними евреями, обученными и вооруженными, против других, праведных и беззащитных. Депортация евреев Газы - это мое персональное 9-ое Ава. Не утихающее с годами. Саднящее душу и наполняющее ее ужасом перед масштабом содеянного Зла. Первоначальный план был начать "ликвидацию" на самом кануне траурного поста 9-ое Ава. Но консультанты правительства подсказали переждать день, другой, чтоб не войти новой строкой в действующий Кинот (синагогальные траурные чтения по поводу бедствий и гонений, постигших одну из общин или весь еврейский народ). Переждали, но не помогло: сегодня во многих Синагогах Израиля во время чтения Кинот упоминают в числе других бедствий, постигших евреев, и разрушение еврейских анклавов Газы.

Начали, благославясь, 15-го августа. Преступная власть бросила Армию обороны Израиля, полицию и пограничников на разрушения еврейских поселений Газы и северного Шомрона. В течение месяца было героически ликвидировано 21 поселение в Газе и 4 в Шомроне. Большинство их жителей и поныне не достигло того уровня благополучия, каким оно заслуженно пользовалось в построенных их руками поселениях. Хуже того, погром превратил многих из них в беженцев в пределах родной страны.
А между тем, противостояние, имевшее место в Гуш-Катиф, в августе 2005 года проводит черту между Добром и Злом с такой вопиющей очевидностью и однозначностью, как это вообще редко бывает в земных делах.

Итак, по одну стороны черты поселенцы, которые враз потеряли все: построенные их руками невиданной красоты синагоги, теплицы, сады, соседей-единоверцев, могилы предков, Институт Торы и, самое главное – веру в государство. Того самого, которое когда-то призвало их (по иронии судьбы озвучивал призыв никто иной, как Ариель Шарон, тогда командующий Южным военным округом) "заселять холмы" и каковому государству, они добровольно, подвижнически и многие годы служили хоть и небольшим, но надежным буфером безопасности его южных границ. Мне тогда написал один мой израильский знакомец: "Никогда не забуду, как неделю спустя после "размежевания" зашел в супер, а там в овощном отделе, где обычно на целую стену – экологически чистые овощи из Гуш-Катифа – пусто, как в гастрономе времен перестройки. И один пакетик хасы – последний привет". Кроме "чистых" продуктов для израильтян и европейцев, разгромленные поселения производили так же и "чистых" не знающих наркоты и разврата, и воспитанных, в неукоснительном соблюдении Закона еврейских детей.

По другую сторону черты – тот, в чьем помраченном годами или болезнью сознании родился этот дьявольский план. Это также те, кто во исполнение этого безумного плана пришли без приглашения в эти цветущие жизнью, детьми и Законом поселения. Пришли по приказу и насильственно, часто "за руки и за ноги", изгнали поселенцев на глазах у их обезумевших от ужаса детей, из их собственных домов.

Ури Гринберг сказал не сегодня, а слышится - будто об этих днях:

Какое униженье: быть рабом презренным в отчем доме!
Мы ниже праха в городе Давида!
И каждый пёс арабский может плюнуть
В лицо сынам великого царя.

Он же оставил потомкам свой "плач" на разрушение Храма:

Боль моего позора, рана, что нанёс мне Тит, –
На месте Храма, что разрушен!
И, вниз с горы спускаясь, я сказал:
"Пока такое на Горе Святой – нет Избавленья!"

Найдется ли тот, кто оплачет прекрасными стихами разрушенные арабскими гуннами синагоги Газы? А главное, найдутся ли те, кто больше не допустит (допустили уже многократно) повторения Гуш-Катиф.

Разрушить "жизнь и судьбу" восьми тысяч поселенцев представлялось тогда мерой, болезненность которой сполна искупится последующими за ней выгодами. Эта "мера" как бы доказывала, что мы, евреи, люди особенные, - пережили Гуш-Катиф, переживем и все будущие "Односторонние Размежевания" (как лицемерно именуют это злодейство левые на своем новоязе), если сумеем понять, что виноватых нет, что это нужно для общего блага (а общее благо – это, разумеется, МИР, что же еще?). Что нужно отдать малое, чтобы сохранить большее, что всех одинаково жалко, и ликвидаторов, и ликвидируемых и, что нужно всем продолжать дружить. Правительство обещало, что после депортации наступит эра благоденствия: палестинцев будет сдерживать сознание, что теперь за каждую запущенную из Газы ракету их ожидает суровейшее возмездие, чуть ли не в виде ковровых бомбардировок. В то же самое время произойдет бесповоротное улучшение имиджа Израиля в глазах мировой общественности, которая наконец поймет, что сторону, решившуюся ради МИРА на такие меры, нельзя более обвинять в эскалации конфликта.

Реальные же последствия "зачистки" сектора Газы от еврейского присутствия в августе 2005-го года таковы:

Collapse )