February 5th, 2014

Youth

На открытие Олимпиады ( в Сочи - в том числе) - Марина Цветаева

20140201_181504



Глупо бы было обсуждать и, тем более, осуждать то, чем всегда и страстно увлечено 2/3 населения земного шара.

Но все-таки есть и другое мнение:

Слово, ко мне обращенное Льва Ивановича Шестова, страстного Naturmensch’а и пешехода: — Мы тоже — и канавы перепрыгивали, и друг через друга прыгали, и на веслах сидели, и плавали, да еще как плавали! Но так… от чистого сердца. Не называлось это у нас — спорт.
И не было спортом.
Спорт есть движение как ремесло, то есть обратное детски-дикарско-животному, органическому, и целесообразному — разумному. Заменим движение как ремесло любым другим словом: чтение как ремесло, любовь как ремесло, еда, сон, молитва и т. д. и т. д. как ремесло. Все это будет или бессмысленно, или презренно. Когда же слово движение заменим в том же значении — тратой, а в данном случае даже расходом — сил, то увидим, что трата сил как ремесло — есть преступление там, где их не хватает для необходимого. Спортивная трата сил есть кража сил у тех, кто трудится, трата чужих, последних сил.
Каждый профессиональный спортсмен — вор, и я удивляюсь рабочему человеку, который не видит, что пот, проливаемый спортсменом — впустую! — жестокое издевательство над его труженическим потом. Не только не видит, но и последний свой труженический грош тратит на то, чтоб только своими глазами увидеть, как этот презренный пот — проливается и своими мозолистыми руками похлопать этому безделью.
Спорт есть трата времени на трату сил. Чужого времени и чужих сил. Ибо, если у тебя, как у отдохнувшего коня их избыток, то ты украл их у коня, который много работает. И здесь — на стадионе — ты их перед этим конем-тружеником — тратишь.

Collapse )

P.S.

1-го февраля 2014-го в первый раз за всю свою длинную неинтересную жизнь - "болела". Причем - на стадионе. Хоккейный матч между "Chicago Blackhawks" и "San Jose Sharks" начинался в San Jose в 7:30. Билеты приобрел наш приятель, молодой москвич, поклонник Бродского, в свободное от профессиональной работы время - переводчик Китса и Одена и... страстный хоккейный болельщик, помимо того, что сам играет. Билеты на матч он купил в Москве. И на меня, не понимающую правил игры, тоже купил. Собственно, ради этого матча он и прилетел в Сан-Франциско... Да, вот че в мире то дееца. Не знаю, что удивительней, его прилет из Москвы на этот матч, или то, что билеты на него легко приобретаются нынче в той же Москве.

Прилетел он и мы поехали втроем. Приехали по его просьбе на час раньше. Он хотел купить футболки, кепки и прочую атрибутику "своей" команды. Да разве за "этим" может быть очередь? - спросила наивная я.
- Увидишь, - ответил он. Очередь выплескивалась на лестницу. Я отстояла ее вместе с ним и могу свидетельствовать, что, практически все, нужное для жизни, ну, кроме разве что женских тампонов, можно было приобрести в этом магазине. Но так как на любую тряпочку или кусок пластмассы было налеплено лого команды в виде кровожадной акулы с раскрытой пастью, стоило все это, от предметов домашнего обихода до курток, пледов и детских игрушек - ненормально дорого. По-крайней мере мне показалось - дорого. Но народ скуплялся как одержимый. Все, кроме нас, были в фирменных куртках или футболках "своих" команд, закупленных, по всей видимости, в прошлом сезоне. Мужики были при дамах, а дамы были тоже прикинуты в разнообразную фирму с лого, вплоть до пилоток в виде гнусно ухмыляющихся акул, натянутых на головы спортивных фанаток распахнутыми плюшевыми брюхами.

Там в очереди увидела, что у женщины одной американской на спине на футболке написано: Nabokov. Я к ней рванула, думала - это "свой среди чужих". Вызов, мол, такой гуманитарный- от любителей прекрасного - любителям спорта. А она, как выяснилось, понятия не имеет о Набокове - авторе "Лолиты". Просто "Nabokov" - это Евгений Набоков, ее любимый хоккеист из Sharks, бессменный вратарь команды до 2009-го года. А об этом уже, натурально, я сама не имела ни малейшего понятия. Оба, муж и гость, в два голоса смеялись над моей идиотической, не по годам, наивностью. И правильно делали, что смеялись.

Побывав на первом в своей жизни спортивном соревновании, я поняла, что называется, "не разумом, а всем существом своим", что "если завтра война", извержение вулкана или цунами, и это будет человечеству известно "сегодня", оно сегодня все равно побежит "болеть" за свои любимые команды, и запивая пивом картoфель фри с чесноком, будет самозабвенно скандировать: "Let's go Sh-a-r-ks, Let's go Sh-a-rk-s". Мне, к сожалению, было по барабану, кто выиграет, но я искренне завидовала невиданному энтузиазму, объединяющему в едином порыве 17-ть тысяч человек. Даже если они болели за разные команды.

Так что, Цветаева в вышеприведенном отрывке из эссе "Альпинист" выступает в качестве сверх-маргинала. Но история с "Набоковым" ей бы наверняка понравилась.