November 21st, 2013

Youth

А что будет? Будет Шабат - "Шабат Шалом" от Эдуарда Бормашенко

בס''ד    Други мои,

Прямо к Шабату поспел этот крошечный, но совершенно неотразимый этюд "от Бормашенко". Кроме тех, кто прочел его в израильских "Окнах" (приложение к газете "Вести") его еще никто не читал.

Мне по-детски кажется, что этот текст может примирить любого  рода разногласия между очень разными людьми.
Я верю, что он обращен одинаково, и к "эллинам и к иудеям", не говоря уже о менее принципиальных различиях между нами. (хотя не уверена, что автор "Шабата" разделяет эту точку зрения).

А вот, разве это не для всех:

"Избранные счастливцы полагают, что мир прекрасен. Так они его видят. Я не отношусь к их числу. Мне забыли выдать очки великого Гудвина, и мне иногда кажется, что мир захлебывается в злобе, жадности, зависти. Он плох и подлежит исправлению. Надо немедленно что-то делать. Приходит Шабат и говорит мне: лучшее, что можно сделать, это не делать ничего. Надо дать миру отдохнуть. И от меня самого в первую очередь. Для того чтобы будущее состоялось, надо перестать о нем заботиться.

""" Шабат от Эдуарда Бормашенко
(проклятый редактор не позволяет ни увиличить фонт, ни поставить название в центр строки)


Б-г есть там, куда его впускают, говорит хасидское присловье. Всего же менее Его впускают в человеческую душу, ибо человек наделен свободой воли: хочу, - впущу, а не захочу, так затворю дверь. Наука, как говорит рав Шерло, отгрызает постепенно куски от свободы воли. Я теперь знаю, что мое поведение определяется генетикой, гормонами, социальными условиями. Какая там свобода воли, когда мною движут гены и подсознание? Но, как бы не бушевали гены и гормоны, как бы не давили на психику экономический и экологический кризисы, у меня есть Шабат, а значит, есть и свобода.
    ***
Окружающий мир меняется невероятно быстро, при жизни одного поколения неприлично ветшают научные теории, сменяются средства связи, исчезают профессии. А  "Иерусалимские идеи" не стареют. Марк Алданов, писал, что нет более злободневных публицистов, чем Израильские Пророки. И, кажется, никогда Шабат не был столь актуален, как сейчас. Если мы не хотим вконец свихнуться, совершенно необходимо хотя бы на день отключиться от мобильного телефона и компьютера. Сколько раз я себе говорил: все, завтра к компьютеру не подхожу, ни-ни, но рука сама тянется к кнопке, и загудел вентилятор охлаждения, и понеслось… Но приходит Шабат, и я выхожу из компьютерного рабства. Обождут очень срочные журнальные рецензии, совершенно неотложные хоздоговорные работы и студенческие экзамены. Все обождет. Шабат. Так ли?
     ***
Шабат, это твое зеркало. Каков ты, таков и твой Шабат. Злоба вчерашнего дня не утихомиривается и в Субботу. Докручиваются в голове недодуманные мысли, дотлевают в душе неостывшие ссоры. А. Воронель писал о том, что по движению бровей отца, обедавшего  после работы, безошибочно определял с кем именно из начальников, он продолжает доругиваться. Труднее всего нам дается покой. Наивно думать, что воля к покою принесет покой. Ничего подобного. Сексопатологи знают, что воля к оргазму, сосредоточение на нем - верный путь к сексуальному расстройству. Воля не поможет, а что поможет? Поможет любовь к Субботе, ради нее самой, а не ради несомненных благ, которые она приносит.
Шабат в последнюю очередь - "выходной день" в расхожем понимании слова. Нет слов, отдых необходим и мне, и домочадцам, и пришельцу в Землю мою, и гостю дома моего. Но суббота тогда превращается в Шабат, когда к ней тянутся нити от сотворения мира и исхода из Египетского рабства, когда она развернута к тайне бытия, к тому неплоскому, что есть в бытии.
    ***

Collapse )