Соня Тучинская (tuchiki) wrote,
Соня Тучинская
tuchiki

Кто там шагает правой? ИЛИ Курс на Единомыслие

Кто там шагает правой?
Или
Курс на Единомыслие

« "Собственное" мнение!..
Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных
доверием начальства?! Откуда оно возьмется?»
  
Козьма Прутков, «Проект о Введении Единомыслия в России», 1863


Существует набившее оскомину высказывание Вольтера: «Я могу быть не согласным с Вашим мнением, но я готов отдать жизнь за Ваше право высказывать его». За 300 лет истории гуманизма этот главный тезис гуманистического сообщества претерпел такие невероятные метаморфозы, что к началу 21-го века незаметно мутировал в свою полную противоположность: «Я могу быть не согласным с Вашим мнением, и я отдам жизнь, чтобы Вы не могли больше его высказывать».

Несчастье нашего времени заключается в том, что коварный тезис-мутант наиболее активно поразил тот важнейший институт западной демократии, который по умолчанию должен быть наиболее устойчив к такого рода вирусам. Именно там, на захваченных лево-радикальной профессурой гуманитарных кафедрах ведущих университетов, инакомыслие и свободный обмен мнений искореняются с таким рвением, так непримиримо, единообразно и повсеместно, как в средние века искоренялась ересь. Именно там, на кафедрах Политологии, Социологии, Истории, где любое мнение имеет право быть услышанным, где это право есть суть и дух Академических Свобод, и насаждается сегодня Единомыслие самого отвратительного толка. Тактика, используемая при этом лево-либеральной профессурой, дослужившейся до пожизненного найма (tenured Left), крайне проста и необыкновенно эффективна: профессоров, носителей «другого», не совпадающего с позицией радикального большинства мнения, вышвыривают за двери Академии, как нашкодивших котят.

Главная же опасность заключается в том, что, расправа над еретиками осуществляется все под той же старой доброй вывеской со словами «Академические Свободы». Так в здании лавки, где, давно уже торгуют другим товаром, не торопятся менять некогда привлекательную для покупателей вывеску.

Вот как международное объединение «Академия за Академические Свободы» сформулировало два основных принципа таких свобод:

  1. Как внутри, так и за пределами учебного заведения или научно-исследовательской организации допускается полная свобода ставить любые вопросы и стремиться к истине, в том числе по поводу противоречивых и непопулярных взглядов, независимо от того, задевает или нет кого-либо та или иная точка зрения.

  2. Учебные заведения и научно-исследовательские организации не имеют права ограничивать академические свободы для своих штатных сотрудников, а также использовать их публичные заявления в качестве повода для дисциплинарных мер или увольнения.

Как же стало возможным, чтобы сама Академия одной рукой подписывала вышеприведенные принципы, а другой – приказ об увольнении лектора, выразившего непопулярную, по мнению университетского начальства, точку зрения? – изумится любой средний человек, способный к простейшим логическим умозаключениям.

Если сузить тему географически, то вот, небольшой, но детальный отчет, - « как это делается» в сегодняшнем Израиле. История эта вполне заурядна именно в силу своей универсальности. По желанию, в заготовленный трафарет легко вписываются другие имена, даты, названия университетов - европейских, американских, канадских.

Есть в пустыне Негев, в городе Бер-Шеве престижное учебное заведение - Университет Бен-Гуриона. Кафедру Политологи в этом Университете возглавляет профессор Нив Гордон (Neve Gordon), известный своими неустанными подстрекательствами к всемирному бойкоту Израиля. Свою академическую карьеру он построил, разоблачая Израиль как фашистское, апартеидское и террористическое государство, как страну, сам факт существования которой незаконен и нежелателен.

Для достижения благородной цели разрушения Израиля Нив Гордон активно действует по нескольким направлениям.

Во-первых, он пописывает статьи. Вот, например,
название одной из его статей, опубликованной в прошлом году в «Los Angeles Times” : “Time to Boycott Israel” – Настало время бойкотировать Израиль. А вот ее начало: «For the sake of our children, I am convinced that an international boycott is the only way to save Israel from itself» - Я убежден, что международный бойкот Израиля необходим для блага наших детей, для того чтобы спасти Израиль от него самого. Не удивительно, что статьи израильского профессора с удовольствием вывешивают на нео-нацистких и отрицающих Холокост сайтах.

Во-вторых, он пишет книги. Его книга, “Israel’ Occupation”, название которой говорит само за себя, продается на Amazon, причем, по очень доступной цене. В мягкой обложке - всего восемнадцать долларов и семьдесят шесть центов.

В-третьих, профессор Гордон разъезжает по
международным конференциям с анти-израильской повесткой дня и водит дружбу с самыми одиозными фигурами сегодняшней Академии. Например, с американским отрицателем Холокоста и поклонником движения «Хезболла» Норманом Финкельштейном. (Norman Finkelstein)

В-четвертых, он не чурается дружбы и с простыми людьми, хотя и не входящими в привилегированный академический круг, но зато практически приближающими заветную мечту профессора Гордона о несуществующем Израиле. Один из этих простых людей, террорист Абу Хамус, (Abu Humus) был присужден израильским судом к 9-ти месячному домашнему аресту. Этот срок он, по великодушному приглашению мистера Гордона, провел в профессорском доме.
Вот признание папы-Гордона о счастливом времени, проведенном его семьей, в которой растут двое малолетних детей, в обществе террориста Фатха: "In a way, it’s a wonderful experience, probably the best political education that you can give to a child." - В известном смысле, это было великолепно, и возможно, это был лучший урок политического образования, который можно преподать детям.»

И, наконец, в-пятых, профессор Гордон открыто и беспрепятственно делится своими задушевными мыслями о природе государства Израиль со своими студентами.

Можно было бы только умилиться тому факту, как свято в Бен-Гурионе чтут Академические Свободы, как уважительно относятся к «стремлению своего сотрудника к истине», в строгом соответствии с пунктом номер один вышеприведенных принципов, и как благородно не используют «в качестве повода для дисциплинарных мер или увольнения» его радушное гостеприимство по отношению к заклятому врагу Израиля, в соответствии с пунктом номер два.

Только начнешь умиляться, а тут интернет и принесет историю, приключившуюся с другим преподавателем, и что самое забавное, все в том-же университете Бен-Гуриона.

Профессор Йерухам Ливитт, (Yeruham Leavitt), уже вышедший до этого в отставку, был нанят для прочтения курса Этики студентам факультета Клинической Фармакологии. На лекции, которая проходила в формате «вопрос-ответ», был поднят вопрос о применении искусственного осеменения для гомо-сексуальных пар. Один из студентов выразил сомнение в том, что ребенок, воспитываемый такой парой имеет те же шансы на счастливое, благополучное детство, как и ребенок, растущий в «нормальной» семье. Профессор Ливитт согласился с этой точкой зрения. Кроме этого, профессор выразил уверенность, что любой человек, невзирая на то, является ли он гомо- или гетеро- сексуальным, способен держать в узде свои сексуальные импульсы. Для иллюстрации этой мысли профессору пришло в голову использовать свой личный опыт по подавлению таких импульсов. «Посмотрите на меня. Женщины являются для меня необыкновенно привлекательным объектом, но при этом я держу себя в руках. То же самое могут делать и люди гомосексуальной ориентации». Возможно, и даже наверняка, этот пример не был так удачен, как могло показаться самому профессору – но этим простым замечанием инцидент и мог бы быть исчерпан. К сожалению, простой обмен мнениями между студентом и профессором на лекции по Этике имел для последнего вполне драматические последствия.

Трое из присутствующих на лекции студентов незамедлительно подали на него жалобу. Неясно, то ли они обиделись за детей, безмятежно растущих под уютным присмотром двух пап, то ли усмотрели в невинном признании немолодого профессора посягательство на свое законное право счастливо совокупляться с партнером/партнершей в любое время суток и в любом месте, где их застанет священный зов природы. Мотивации студентов, в данном случае, не имеют никакого отношения к делу об Академических Свободах, а вот реакция на их жалобу администрации университета имеет, причем, самое непосредственное.

Рассмотрев жалобу, кафедральное начальство вызвало бедолагу профессора на допрос, т.е. на слушания, где его всячески стыдили и склоняли к покаянию в содеянном, т.е. в сказанном. Но профессор оказался крепким орешком и категорически отказался приседать, кланяться и просить прощения у «потерпевших». Мало того, он проявил неслыханную по сегодняшним временам дерзость, подтвердив, что его комментарий был понят правильно, что это в точности то, что он хотел сказать, и что он имеет полное право выражать свое личное мнение при обсуждении любого, затронутого в студенческой аудитории вопроса, независимо от того, задевает это кого-то из студентов или нет.

В этой истории есть еще несколько существенных нюансов. Во-первых, профессор Ливитт читал курс по Этике, т.е. по дисциплине, где умение вести аргументированный спор, культурную полемику – это как раз и есть то, чему он, в основном, и должен был обучать студентов. Во вторых, профессор Ливитт, видимо, по недосмотру администрации, был единственным не ультра-левым преподавателем на своей кафедре, а возможно и на всех гуманитарных кафедрах Университета Бен Гурион.

Невзирая на эти, казалось бы «работающие» на него обстоятельства, он получил по своему «делу» приведенный ниже ответ, с последующим за ним приказом об увольнении.

«Преподаватель допустил категоричные замечания по поводу явления гомосексуальности. Во время слушания он не извинился за свои комментарии, а, напротив, повторил их и подтвердил, что имеет на них право. Признавая Академические Свободы, т.е. право лектора на свободу мысли, слова и высказываний, мы, тем не менее, констатируем, что выражая свое мнение, профессор Ливитт умышленно перешел границу дозволенного. Персональное мнение недопустимо, если оно оскорбительно для кого-либо из студентов»

Ректор университета, Ривка Карми (Rivka Carmi), позже подтвердила правомерность приговора «инквизиционного суда» и увольнения Ливитта.

В этой истории было такое вопиющее нарушение прав профессора Ливитта и такое извращение самой сути понятия Академических Свобод (помните, - «…независимо от того, задевает или нет кого-либо та или иная точка зрения»), что она получила широкую огласку. Тоталитарные методы введения Единомыслия в Бен-Гурион вызвали тревогу не только у студентов, но даже у такой ультра-левой организации как Израильская Ассоциация Гражданских Свобод, которая выступила с заявлением в защиту прав профессора.

Давайте немного помечтаем. Давайте представим на мгновенье, что главная учредительница Единомыслия в рамках вверенного ей учебного заведения, Ривка Карми, вместо иезуитской записки, представленной Ливитту, написала бы открытое письмо. И что из этого письма стало бы ясно,  за что же, в действительности, Университет Бен-Гуриона лишил профессора права дочитать студентам курс "Этики". Возможно, что это гипотетическое письмо звучало бы так:

«По принятой во вверенном мне заведении практике, понятие Академические Свободы означает следующее: Вы имеете полное право соглашаться с мнением, представленным наиболее лево-радикальными и экстремистки настроенными членами нашего преподавательского и управленческого состава по любым и, в особенности, самым злободневным вопросам религии, морали и политики. При этом Вы полностью лишены права когда-либо НЕ соглашаться с их точкой зрения по этим же вопросам. Если Вам не нравится такой порядок вещей, и Вы надумаете подвергнуть его критике, мы будем рассматривать это как проявление Маккартизма. В данном конкретном случае от Вас ожидалось активно сформулировать принятое у нас мнение, что нет детей, счастливей, чем дети однополых родителей. Вы также не должны были затрагивать тему подавления половых импульсов, так как это болезненно воспринимается студентами нестандартной сексуальной ориентации».

Вот если бы такое письмо стало достоянием общественности, тогда все встало бы на свои места. Тогда стало бы совершенно понятно, почему «лево-радикальные и экстремистски настроенные» Нив Гордон сотоварищи могут публично оправдывать террористические атаки палестинцев, сравнивать действия израильской армии в Ливане и Газе с поведением нацистских войск на оккупированных территориях, призывать к уничтожению Израиля, глумиться над поселенцами и харедим. Тогда, наконец, станет ясно, почему они могут делать все это, не боясь задеть чувства студентов- вчерашних солдат, студентов- потерявших своих отцов и братьев в войнах Израиля, студентов- из семей поселенцев, студентов - в кипе?

А пока такое письмо не написано, Единомыслие под парадоксальной, но надежной крышей Защиты Академических Свобод так уверенно внедряется на университетских кампусах, что этому мог бы позавидовать сам незабвенный автор знаменитого «Проекта о Введении Единомыслия в России» - Козьма Петрович Прутков.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments