Соня Тучинская (tuchiki) wrote,
Соня Тучинская
tuchiki

Как же много сволочи фашистской....

«Как же много сволочи фашистской
Аж от Тегерана и до Сан-Франциско»

 Когда-то в «Одноэтажной Америке» Ильф и Петров небрежно похвалили Сан-Франциско:  «Быть может, под влиянием океана, климата или толкущихся здесь моряков со всего света, но в ресторанном деле Сан-Франциско наблюдается не свойственная Америке игра ума». Да, и океан, и климат, и моряки и первое место по количеству ресторанов на душу населения - с этим у нас и сегодня все в порядке. А вот с «игрой ума» нынче настоящая беда. Беда начинается с местного Совета Городских Супервайзеров, представляющим  собой пестрое собрание мерзавцев с недоумками. Причем нередко в одном лице: в типовом чиновнике городской мэрии  законченный идиот отлично сочетается с подонком.

15 июня 2010–го года это собрание пыталось  провести осуждающую резолюцию. Что же должно было произойти, чтобы исторгнуть из  коллективной груди "слуги народа"  гневный выдох, типа «не могу молчать» ?

Возможно, что они опомнились и пришли в ужас от скорости, с которой владельцы местных бизнесов, спасаясь от невыносимо высоких налогов, утекают вместе с рабочими местами в соседнюю Неваду? -  Нет, «холодно», не угадали. 

Может быть они, наконец, озаботились тем, что бездомные/наркоманы  непринужденно мастурбируют и справляют малую и большую нужду на улицах  «самого романтического города Америки»? (о чем свидельствую лично, так как три года работала в конторе, счастливо расположенной буквально в двух кварталах от кольца знаменитого, обвешенного туристами, сан-франциского трамвайчика на Powell Street) - Нет, опять мимо.

А что, если избранные народом чиновники,  наконец, пришли в ужас от осознания проблемы нелегалов, плавно перетекающих к нам из трудно-доступных районов Мексики? Их количество давно уже превысило все санитарные нормы. Некоторые из них не умеют читать/писать на родном наречии, и, практически, никто не говорит по-английски. Последнее обстоятельство, впрочем, не мешает им по-кроличьи неудержимо воспроизводить потомство.  По великодушному дозволению властей, жены пришельцев из Мексики  вполне легально рожают в тех же самых госпиталях, что и исправно платящие налоги жительницы Сан-Франциско.

Представьте себе, что и эта тема, болезненно волнующая  всех без исключения налогоплательщиков Калифорнии, не явилась  причиной резолюции, вынесенной на голосование 15-го июня.

А что, что же, в конце концов, нарушило покой отцов города, и кого они пришли осуждать и забрасывать камнями, собравшись на свое июньское заседание?

Израиль - вот кого. За историю с "Флотилией Мира" – вот за что.

Выбирали этих дипломированных недоумков  по округам, чтобы они отвечали за порядок в вверенном им районе города, а совсем не для участия в мировой политике, да еще на стороне врагов Америки. Но так действует на их сдвинутые влево полушария магическое слово «Израиль». Оно  вызывает в них неодолимое желание распинать его даже с расстояния в  шесть тысяч миль.

Резолюция не прошла.

Не прошла она благодаря тем, кто нарушив древний указ "не ходи в собрание нечестивых",  не поленился придти в этот день в Сити Холл. Десятки  евреев, от титулованных руководителей еврейских организаций до рядовых горожан, среди которых было немало и российских евреев, сумели заслонить Израиль хотя бы от одной звонкой пощечины, которые ему так щедро раздают союзники по борьбе с терроризмом.

Моя знакомая, Галя Зелевинская, была одной из них, и в привычном ей формате описала увиденное. Вот, извольте, на десерт:

*****
В Сити Холле, сыты, в холе, cупервайзеры. Собранье.
Его цель - голосованье. Сокращение бюджета.
Им привычна кройка эта: "да"  почти единогласно,
все спокойны, всё прекрасно.

Но сегодня на повестке две наживки для народа:
осуждение евреев и снижение расходов
на психически ущербных. Два вопроса, оба нервных.
Начинают с сумасшедших, а евреев - на  закуску;
И проход к трибуне узкий заполняют персонажи
сказок Гофмана и даже мужичок с картины Мунка.
Как натянутая струнка, он взирает обреченно
на ребят охраны чёрной, и ему, как будто, больно.

Супервайзеры спокойны: две минуты каждый нищий
выступает,  тут их тыщи, нет, не больше полтораста,
хорошо, что хоть нечасто, хорошо что есть  зарплата,
и что все здесь - демократы…

Час, другой, четвёртый, пятый. В кресле инвалид распятый
По-испански с переводом oбращается к народу.
Но народ ему не внемлет, но народ тихонько дремлет.
Хоть бы начали скорее oсуждение евреев!

Дождались, раскрылись двери. Потекли, согласно вере,
Перекутанные в шали, (Как они про время знали?)
Зал забили до отказа. И, не спутавшись ни разу,
Не стыдясь несомой дичи, заготовленные спичи,
Как в лицо ведро помоев, бодро выплеснули в зал, и
Словно искры побежали по бензиновым дорожкам.
Черти обнажили рожки.  Расступились стены зданья.
Потолок спустился низко.  Испарилось пониманье
В Чистопрудном? В Сан-Франциско?
Мы в  Баварии тридцатых, иль в плену у фараона?

Подступила близко-близко тьма, стозевна и огромна.

 
June 16, 2010

Вот подробности на английском.   

 
 
 
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments