tuchiki

Categories:

10 лет тому Валерия Новодворская выругала Навального на "Эхо Москвы"

Навальный с его «Дворцом», арестом, и протестами занимает в эти дни добрую половину русской блогосферы.  А еще на этих же просторах активно «гуляет» цитата из письма юной Цветаевой о Революции. Попытаемся посмотреть на то и на другое незамыленным глазом. 

1. Навальный

К  двух-часовой документалке  Навального «Дворец» можно относиться по разному. Но отрицать, что этот проект за какую-то одну неделю необратимо разрушил образ «Отца Нации», 20 лет терпеливо и умело возводимый Самим и его окружением,  — этот факт  станут отрицать лишь те, кто привык врать самому себе.  

Тем более любопытно услышать, как Валерия Новодворская (на Эхо!) в своем неприятии Навального-оппозиционера совпадает с теми, кого он не устает разоблачать.  Слушаешь ее и забирает  тебя когнитивка. 

С одной стороны, умиление:  кто еще может помянуть Вольтера, Канта и  Гегеля в качестве гипотетических выступальщиков на гипотетическом же митинге малолетних нацистов под началом Навального?  Она, эта неистовая «святая Валерия»  одна только и может. Вряд ли, у Навального, неутомимого борца с коррупцией высших российских чиновников, остается время на такого рода чтение. 

С другой стороны, она неколебимо уверена, что  бороться можно только за права меньшинств, а если ты, как Навальный в 2011-ом, озаботился правами титульной нации — то  это нелепость и бессмыслица, из-за которых  родное отечество неотвратимо скатится к фашизму. Какой  наивной ребяческой глупостью отдает эта уверенность сегодня. В обожествляемой ею Америке белое »большинство« боролось за соблюдение прав всех видов этнических меньшинств так азартно и неутомимо, что анекдот о мальтикультурности - когда хозяева дома прячутся от гостей в сортире своего бейсмента, — стал зловещей реальностью. 

 Короче, ту, которая сказала Венедиктову, когда он был вынужден за крайний радикализм выставить  ее с Эхо — А теперь сам, без меня, Веник, без меня, — такую женщину всегда интересно слушать, о чем бы она ни вещала. 

Навального, и это видно по размаху, с которым сделан фильм »Дворец«, уже тщательно »пасут« те, кто разглядел в нем »пастушка Давида«, реально могущего свалить »Голиафа-Путина«. А значит, у него уже наверняка есть image maker, или что-то в этом духе. Почему они не подскажут ему, что чем неправдоподобней роскошь, чем сложнее преступная схема на видео ряде, тем спокойней должен быть голос за кадром, тем меньше в нем должно быть  возбуждения, пафоса  и ненужного задора.   

2. О Революции.  15-ти летняя и 25-летняя Цветаева.

Как уже было сказано, отрывок »о Революции« из письма юной Цветаевой  широко гуляет по инету. Адресата этого послания звали  Петр Иванович Юркевич. Ему было 19 лет, и он был юношеским увлечением Марины, или, как она его позже назовёт: «другом моих 15-ти лет». Кто его убедил встать на сторону красных в октябре 1917-го, неизвестно. Но, в отличие от Сергея Эфрона, примкнувшего к Добровольческой Армии, Петр Юркевич в 17-ом пошел служить в Красную Армию. 

Цветаева М. И. - Юркевичу П. И., осень 1908 г.

‹ОСЕНЬ 1908 Г., МОСКВА› [1-Е]

Ну вот, хотела с Вами поссориться да сейчас раздумала. 

... Подумайте, вдруг, когда нам будет по сорока лет, всё это начнется. Ведь нельзя жить без этого!  Можно жить без очень многого: без любви, без семьи, без «теплого уголка». Жажду всего этого можно превозмочь. Но как примириться с мыслью, что революции не будет? Ведь только в ней и жизнь?  Рядом с мыслью о ней всё так мелко, все эти самолюбия, намеки, весь этот чад, вся эта копоть! ... Неужели эти улицы никогда не потеряют своего мирного вида? Неужели эти стекла не зазвенят под камнями? Неужели всё кончено? Слишком много могу Вам сказать. Вот передо мной какие-то статуи… Как охотно вышвырнула бы я их за окно, с каким восторгом следила бы, как горит наш милый старый дом!

Ничего не надо, ничего не жалко!  Только бы началось.

МЦ.

Мечта Марины сбылась. Началось в Феврале 17-го года. Но девочка к тому времени выросла и поумнела настолько, что отнеслась к Февральской Революции очень настороженно. А к октябрьскому перевороту — с откровенным отвращением.  Окончательно сбывшаяся юношеская мечта привнесла в жизнь  Марины Цветаевой то, что она не смогла пережить. Ее «милый старый дом» сгорел до тла. Смерть голодом младшей дочери, разорение, и гибель всего, что было ей дорого в России, эмиграция, возвращение,  сталинский застенок для старшей дочери, до которого она дожила, и расстрел мужа, работавшего на НКВД,  о чем  она не успела узнать, засунув голову в петлю в сенях елабужской избы, месяцом раньше, чем приговор привели в исполнение.

В эмиграции Цветаева написала пьесу в стихах «Фортуна».  Она посвящена личности и судьбе герцога Лозэна (1747 — 1793), младенцем часто сиживавшего на «коленях фаворитки короля» Людовика XV маркизы де Помпадур, а окончившего жизнь на гильотине в звании главнокомандующего республиканских армий. Пьеса эта скорее о неотразимом субъекте женской любви, нежели о Французской Революции. Но в V акте ее есть такая сцена: 

Одиночная камера в тюрьме Сент-Пелажи, 1 января 1794 года, пять часов утра. Полная тьма. Из темноты голос и шаг Лозэна.

Лозэн

Так-так-так-так. — Еще разочек в такт
Пройдемся — так-так-так. — Итак, товарищ
Год девяносто третий — с плеч долой!
А с ним и голова! — Так вам и надо,
Шальная голова, беспутный год,
Так вам и надо за тройную ложь
Свободы, Равенства и Братства!
Век до рассвета!
В стуже, без света —
Радости мало
В этом курятнике!

Выводов никаких из этой истории не делаю. После того, что случилось у меня под окнами, в стране, Президента которой цивилизованный мир еще недавно  называл leader of the free world, я потеряла охоту к анализу мыслей и поступков других людей.  

А все-таки, если прочесть письмо 15-летней Марины, а потом — вот этот отрывок из «Фортуны» 25-летней Марины, то становится особенно ясно, какое это преступление, звать на баррикады старшеклассников-губошлепов.

Ведь им рано, не могут они еще прозреть то, чем во все времена и у всех народов  кончается «тройная ложь Свободы, Равенства и Братства!».  А кончается она, в зависимости от технических достижений соотвествующего века, виселицей, гильотиной, или расстрельными полигонами под Москвой.

Другие посты по тагу - цветаева, новодворская

Валерия Новодворская: "Одна из всех — за всех — противу всех!"

 И к имени моему "Марина" – Прибавьте: "мученица"...


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.