Соня Тучинская (tuchiki) wrote,
Соня Тучинская
tuchiki

Айн Рэнд vs. Барак Обама

 

Айн Рэнд vs. Барак Обама



«Кто умен? — Тот, кто видит нарождающееся»
Талмуд, трактат «Тамид», 32а

"Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог."
Г. Державин, «Бог»

 
Как и ожидалось вменяемой частью американского общества, незамедлительно после прихода к власти, Обама начал прибирать Америку к своим липким государственным рукам. Государство сегодня выкупает под залог все, что выкупается: убыточные автомобильные корпорации, разорившееся банки, частные жилища нерадивых домовладельцев. Каждый такой выкуп сопровождается энергичным и убедительным спичем. Из спичей Обамы следует, что жить в Америке станет лучше, жить станет веселей. Только не сейчас, а потом. Сейчас, пока не все намеченное президентом претворено в жизнь, будет еще хуже, чем раньше. Надо просто дождаться, когда у всех всего будут поровну, и тогда, в Америке наступит, наконец, всеобщее, длительное и ничем не омрачаемое благоденствие.

" Жаль только — жить в эту пору прекрасную, уж не придется — ни мне, ни тебе"

Бодряческим речам Обамы рынок внимает с меланхолическим безразличием. На каждый же выкуп, он реагирует, хотя и с удручающим однообразием, но вполне определенно: неуклонным падением котировок биржевых индексов.

При всеобщем и повсеместном разорении, которое поразило нас сегодня, существуют в Америке два вида бизнеса, которые значительно увеличили свои доходы с приходом нового правительства. Это продажа оружия и продажа книг Айн Рэнд.

С оружием все просто, как апельсин – прослышав про обещания Обамы никогда не покушаться на вторую поправку к конституции (право народа на хранение и ношение оружия), население не поверило президенту на слово и бросилось раскупать не что иное, как огнестрельное оружие. Это был редкий за последнее время случай адекватной реакции граждан на заверения Обамы.

А вот почему за первые семь недель этого года утроилась продажа написанной в 1957 году книги «Атлас расправил плечи» (‘Atlas Shrugged’) – это вопрос, стоящий обсуждения.

Имя автора этой книги – Айн Рэнд (Ayn Rand). Ее настоящее имя Алиса Розенбаум. Она родилась в 1905 году, в Петербурге, в семье аптекаря. После окончания Петроградского Государственного Университета Алиса успела какое-то время проработать экскурсоводом в музее Петропавловской Крепости. Редкая по продолжительности и постоянству ненависть к советской власти обнаружилась у Алисы Розенбаум еще в Совдепии. Юная студентка глубоко презирала большевиков за полное попрание ими индивидуальных прав и свобод, которые для нее, читательницы и поклонницы Фридриха Ницше, были святы и неприкосновенны. В 1926-ом она приехала в Америку по вызову родственников, чтобы уже никогда не покидать ее. До конца жизни Айн Рэнд оставалась ярой анти-коммунисткой. Страны развитого социализма публично именовала не иначе, как «рабский загон для скота. Умерла она в 1982 году, До глубокой старости ее приглашали выступать на конференциях и деловых встречах предпринимателей, банкиров, экономистов. Когда она, уже сгорбленной старушкой, появлялась на сцене, рукоплещущий ей зал вставал. До самого конца жизни она говорила с тяжелым русским акцентом.

В 1943 году вышел ее первый бестселлер «Источник» (Fountainhead). Двенадцать различных издательств отклонили рукопись этой книги. Не отступившись, она обратилась в тринадцатое, которое издало книгу небольшим тиражом. «Источник» имел триумфальный успех и сделал ее богатой и знаменитой. В 1957 увидел свет «Атлант расправил плечи». Этой культовой книге, тиражи которой одно время занимали второе место после Библии, она обязана своей совершенно беспрецедентной славой в Америке.

После феноменального успеха двух ее книг, имя Айн Рэнд стали связывать с изобретенным ею философским течением, которое известно под именем «Объективизм». Это учение основано на идее нравственного, разумного эгоизма при отрицании самопожертвования и какого-либо вмешательства государства в частную и деловую жизнь индивидуума.

Основные шесть заповедей ее учения легко доступны пониманию среднего американца. Тем не менее, не надо быть профессором теологии, чтобы увидеть в учении Айн Рэнд очевидный анти-христианский пафос. Шесть заповедей Объективизма последовательно опровергают главные постулаты Нагорной Проповеди. В 50-х годах Америка была по преимуществу христианской страной. Как могла эта страна, не заметив столь кричащего противоречия, заглотить ницшианскую наживку, предложенную ей Айн Рэнд, остается непостижимой загадкой.

Вот они, эти шесть правил:
1. Разум – единственное орудие познания и единственное руководство к действию;

2. Главная задача человека в жизни – добиваться личного счастья, не жертвуя собой ради других и не требуя жертв от окружающих;

3. Капитализм – высшее достижение человечества, а свободное предпринимательство – основа всеобщего счастья и процветания;

4. Единственная задача государства – обеспечение неприкосновенности частной собственности и прав индивида. Все остальное – узурпация власти;

5. Религия, Бог, альтруизм, коллективизм, самопожертвование, беззаветное служение, мистицизм и интуиция – злейшие враги свободного человека, безнравственные препятствия на пути к светлому будущему и прогрессу.

6. Главный двигатель прогресса – не писатели, не художники, не философы, не поэты, а бизнесмены. Они же величайшие страдальцы современной эпохи.

Дух Ницше незримо витает над этим списком из шести пунктов. Его влияние, тщательно сокрытое от глаз читателя, ощущается в каждой написанной ею книге. Любопытно, что сама, она, всегда яростно отрицала какую-либо связь между немецким писателем и собственным творчеством.

Здесь уместно будет сделать небольшое отступление, чтобы коснуться одного деликатного вопроса. Это, самой собой разумеется, вопрос о том, была ли Айн Рэнд, вернее счтала ли она себя  еврейкой.. Если вы заметили, я намеренно избегаю разговора о том, как ее мировоззрение соотносится с религией, к которой она принадлежала по факту рождения.

Да, по Галахе и по выданной в Петербурге метрике в Айн Рэнд была безупречного  иудейского происхождения.

Несмотря на это обстоятельство, она была откровенной безбожницей. Кроме того, живя в Америке, она никогда и никаким образом не упоминала о своих еврейских корнях. Но и это еще не все: в начале своей жизни в новой стране она пыталась, правда, в силу очевидных причин, безуспешно, эту, постыдную для нее тайну, скрыть. Однако, ее ярко-выраженная семитская внешность подвинула вездесущих репортеров раскопать, что за чисто «арийским» именем «Айн Рэнд» скрывается, как обычно это бывает, Алиса Розенбаум.

Однако, пора вернуться к книгам. С помощью своих книг она сумела сделать почти невозможное: идеи Объективизма о разумном устройстве общества стали частью массовой культуры Америки. Ее книги дошли до «очага» средней американской семьи и поэтому имели неслыханное влияние на американское общество. Ее книги читают домохозяйки и студенты. Кроме того, на этих книгах растет третье поколение виднейших американских предпринимателей и политиков. Сам Алан Гринспэн, который двадцать лет управлял Системой Федерального Резерва США, посещал кружок Айн Рэнд и был ее верным последователем и почитателем.

 У нее взяты сотни интервью, о ней написаны тысячи статей, действует Институт Объективизма ее имени. Ей посвящены два документальных фильма и даже один художественный. В 1949 году вышел в прокат голливудский фильм «Источник» с Гарри Купером в главной роли. В настоящее время снимается фильм по «Атлант расправил плечи» с Анжелиной Джоули. Учитывая непреходящий интерес к этой актрисе широких народных масс повсюду на Земле, где смотрят голливудские фильмы, есть надежда, что после того, как ‘Atlas Shrugged’ выйдет в международный прокат, у Айн Рэнад появится массовый читатель в России, Европе, Израиле.

Женская судьба Айн Рэнд также невероятна как и писательская. Ее единственным мужем был актер Голливуда Фрэнк О’Коннор. В 44 года у нее начался роман с человеком, вдвое ее моложе. Еще до окончания средней школы ее будущий возлюбленный прочитал «Источник», после чего написал автору серию восторженных писем. Они впервые увидели друг друга, когда он был уже двадцатидвухлетним, к тому же, недавно и счастливо женатым человеком. Она сама предложила ему вступить с ней в официальную любовную связь, предварительно испросив разрешение на это у своей юной жены. Да, вы не ослышались, таково было требование Айн Рэнд, задокументированное в их переписке. Переписка эта опубликована. Она и себе поставила такое же условие, добившись временного «открепительного талона» у своего бесконечно преданного ей мужа. Прятаться и лгать ей казалось оскорблением человеческого достоинства, как своего собственного, так и партнера. Этот человек возглавит Институт по изучению ее идей. Когда через несколько лет он ее бросит, это будет стоить ему директорского поста.

Между тем, она была откровенно некрасивой, сутулая, с нелепой, бесформенной фигурой, до времени постаревшая. У нее был невозможной длины нос, внимание от которого отвлекали только ее глаза. Такие огромные, что им не хватало лица. Карие, горящие провидческим огнем глаза, такой невероятной красоты, что о них вспоминают все знавшие ее.

Вот, наконец, мы и подошли к самому главному. Айн Рэнд была ясновидящей. Возможно, ее прекрасные глаза сыграли в этом определенную роль. В любом случае, она провидчески предсказала ту катастрофическую ситуацию, в которой мы оказались сегодня.

Существует трудно оспоримое мнение о том, что книги Рэнд лишены каких бы то ни было литературных достоинств. Для любого, кто прочел хоть бы пару страниц Толстого или Бунина, очевидно, что пластическим, художественным даром она не обладала ни в какой степени. Вы не найдете в ее книгах утонченных достижений психологической прозы 20-го века. Напрочь отсутствуют в них и исследование демонов человеческой души в духе Достоевского, который, кстати, был ее любимым русским писателем. Все главные положительные герои ее книг созданы как будто бы не из человеческой плоти, а вырезаны из картона с наложением одного и того же лекала. Все они, как на подбор, - великолепные ораторы, широкоплечие, мускулистые, мужественные и неотразимо обаятельные. К тому же они творчески одаренные личности, достигшие фантастических успехов в своем профессиональном деле. Для героинь имеется другое лекало. Они, соответственно, все как одна, инфернальные, загадочные красавицы.

Очевидно, что гений ее состоял не в стилистическом блеске написанных ею текстов. Обделив ее женской прелестью, природа решила вознаградить ее иным образом. Она была одна из тех немногих, кто, как сказано в Талмуде, «умел видеть нарождающееся». В 30-х годах, пытаясь побороть страшные последствия Великой Депрессии, правительство Франклина Рузвельта выработало так называемый «Новый Курс» (“New Deal”). Он означал беспрецедентное вмешательство государства во все сферы общественно-экономической жизни страны. Начала работать социальная защита, был узаконен контроль за производством и сбытом продукции. До выкупа бизнесов и домов тогда не дошло. Тем не менее, в этой интервенции государства в сферу частного предпринимательства Айн Рэнд усмотрела покушение на самые основы капитализма, который она, как известно, считала высшим и наиболее нравственным достижением человечества в социально-экономической сфере. Именно тогда она распознала и сформулировала первые признаки губительного социального недуга, поразившего Америку и в своих книгах предупредила о его страшных и необратимых последствиях. Сегодня, с приходом в Белый дом человека, одержимого социалистическими преобразованиями, это давшее обширные метастазы заболевание, грозит перейти в запущенную и неизлечимую фазу. Доживи Айн Рэнд до января 2009-го года, она с ужасом увидела бы, что самые дерзкие из ее пророчеств, сбылись с точностью математического прогноза.

Чтобы не нарушать связность повествования, нужно опять вернуться к ее книгам. Погружаясь в их ловко закрученные детективные сюжеты, сопереживая по-голливудски сексапильным супер-героям и героиням ее бешено раскупаемых книг, читатель исподволь проникался страстью и накалом речей, в которых приведены доказательства тех самых шести постулатов мировоззренческой философии автора, о которых уже было сказано раннее.

Программные речи положительных героев и их оппонентов – это и есть то, ради чего стоит читать ее книги. «Атлант расправил плечи» начинается знаменитой фразой: «Кто такой Джон Голт?». Не менее знаменитый финальный спич Джона Голта длиною в пятьсот тысяч слов, она писала два года. Эта речь осталась уникальным вкладом Айн Рэнд в историю американской цивилизации. Усилия двух лет не пропали даром. Текст радио-обращения Джона Голта к своим согражданам повлиял на общественное сознание нескольких поколений американцев. Он живет своей собственной, отдельной от всей остальной книги, жизнью. Он разобран на цитаты как ни один другой, написанный рукой Айн Рэнд.

В недрах Интернета удалось отыскать одну замечательную ссылку. Отрывок из фильма Fountainhead 1949 года, ключевой момент – речь Говарда Рорка в суде.

Она сама написала сценарий для этого фильма, но, давая право на его экранизацию, поставила одно условие: не трогать ни одного слова в этом спиче. Студии Warner Bros. Pictures пришлось, хотя и неохотно, подчиниться этому требованию.
 
Вот небольшой отрывок из его перевода на русский:

«Основное, что требуется созидателю - независимость. Мыслящая личность не может творить по принуждению. Я пришел заявить, что не признаю чьего-либо права ни на одну минуту моего времени. Ни на одну частицу моей жизни и энергии. Ни на одно из моих свершений. И не важно, кто заявит такое право, сколько их будет, и как сильно они будут нуждаться во мне. Я вышел заявить, что я - человек, существующий не для других. Заявить это необходимо, ибо мир гибнет в оргии самопожертвования».

Похоже, что вслед за Говардом Рорком, все большее число американцев не желает быть участниками «оргии самопожертвования», в которую их настойчиво втягивает новый президент. На это указывает крайняя непопулярность его много-миллиардных «выкупных» проектов. На то, чтобы окончательно прозреть, им понадобился всего лишь месяц. Печально, что прозрение наступило, тем не менее, слишком поздно.

За один роковой месяц пребывания Обамы у власти в геометрической прогрессии увеличилась роль государства во всех сферах жизнедеятельности - от банковской системы до церковных учреждений. А тотальная власть государства это и есть социализм. Даже наивные глупцы, голосовавшие за Обаму в ноябре, поняли, какие именно перемены («Change!») он имел ввиду во время своей предвыборной кампании. Соблазнивший их лозунг наполнился, наконец, совершенно конкретным содержанием.

Смею надеяться, что я сносно справилась с поставленной задачей. Загадочный феномен резкого увеличения тиражей Айн Ранд после 20 Января текущего года, теперь разгадан и прояснен. Ну не для всех, разумеется, а только для тех, кто прочел мой непритязательный очерк.

Здесь можно было бы поставить точку, если бы не одно обстоятельство.

Внимательный читатель мог заметить, что на протяжении всего текста, автор старательно избегал демонстрации своего личного отношения к объекту исследования, полагая, что в данном случае, будет более уместен «метод отстранения» автора от предмета описания.

Однако, если быть до конца честным, настоящей причиной этой отстраненности было не только желание опробовать модный литературный прием. Истинная ее причина была совершенно в ином.

Прикоснувшись к обстоятельствам жизни и творчества личности такого неизмеримо громадного масштаба, какой была Айн Рэнд, становиться как-то немного грустно за себя и за жизнь, проживаемую, в общем-то,  по саше черному - «в суете своих пестреньких дней». Во всяком случае, не возникает ни малейшего желания завершать этот рассказ каким бы то ни было нравоучительным пассажем.

Я просто скажу, за что я люблю Айн Рэнд, и что в ней вызывает у меня абсолютное неприятие.

Я люблю ее за великолепную дерзость, за то, что посмела "колебать мировые струны", за одержимость идеей, за 50 лет добровольной каторги за письменным столом, за некрасивость, за то, что в истории с молодым любовником повела себя абсолютно не рассудочно, а иррационально, то бишь руководствовалась не обожествляемым ею разумом, а как мы, простые смертные, тем, что рассудку не подвластно: страстью, ревностью, оскорбленным женским самолюбием.

Вместе с тем, нет для меня ничего более чуждого, чем ее вульгарные, грубо-материалистические воззрения на природу человека.

Поразительно, что Творец, щедро наградивший ее всяческими талантами, отметивший ее гениальным, почти библейского свойства, провидческим даром, почему-то поскупился и отказал ей в главном: в способности ощущать Его незримое присутствие в нашем мире и в душе каждого отдельного человека. Поражает высокомерие с которым она писала о типе религиозного сознания, не ощущая при этом своей собственной ущербности.

Даже идея богоборчества была ей абсолютно недоступна. Для того, чтобы, как библейский Иов, возроптать на Всевышнего, надо, по меньшей мере, верить в Его существование.   А ее богом, ее единственным святилищем и идолом был человеческий разум, «повелевающий громам», но освобожденный от живого ощущения той бездны, которую великий Державин обозначил в вечном вопросе « Отколе происшел? и в единственно возможном ответе на него: «А сам собой я быть не мог".

Нельзя, да и не справедливо, на этой осуждающей ноте закончить рассказ об Айн Рэнд.

В последний раз вернемся к ее книгам. Мне кажется, нет, я уверена, что плотные кирпичики ее книг содержат в себе смертельно опасное оружие, для того, кто призван на службу, чтобы разрушить эту величайшую в мире страну. Для того, кто беззастенчиво надругался над заложенными в ее основание принципами. Эти основополагающие принципы освящены тремя столетиями ее процветания, свободы, и всеобщего равенства ее граждан перед законом.

Растущие тиражи книг Айн Рэнд –  залог того, что мы одолеем это наваждение, эту чуму, которую мы, бездумные слепцы, сами призвали в свой дом, не прислушавшись вовремя к голосу нашей великой соотечественницы.

 

 


 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →