?

Log in

No account? Create an account
15 августа 2005 года. Мое персональное 9-ое Ава. Сегодня орки из Газы, еврейскими руками очищенной от евреев 13 лет назад, обстреливают Юг Страны. Дети Сдерота опять слышат вой сирен воздушной тревоги. Ничего нового об этой, как будто теперь уже неразрешимой ситуации, сказать нельзя. Поэтому, повторяю то, что было сказано на 9 летнюю годовщину этого беспрецедентно-одностороннего еврейского самоизбиения.
--------------------------------------------------------------------------------------------------



Боль моего позора

"Размоет завтра дождь вопивший к Б-гу сор,
И сгинет эта кровь, всосет ее простор
Великой пустоты бесследно и уныло-
И будет снова все по-прежнему, как было…"

Хаим Нахман Бялик

В этот день 13  лет назад свершилось страшное злодеяние, исполненное одними евреями, обученными и вооруженными, против других, праведных и беззащитных. Депортация евреев Газы - это мое персональное 9-ое Ава. Не утихающее с годами. Саднящее душу и наполняющее ее ужасом перед масштабом содеянного Зла. Первоначальный план был начать "ликвидацию" на самом кануне траурного поста 9-ое Ава. Но консультанты правительства подсказали переждать день, другой, чтоб не войти новой строкой в действующий Кинот (синагогальные траурные чтения по поводу бедствий и гонений, постигших одну из общин или весь еврейский народ). Переждали, но не помогло: сегодня во многих Синагогах Израиля во время чтения Кинот упоминают в числе других бедствий, постигших евреев, и разрушение еврейских анклавов Газы.

Начали, благославясь, 15-го августа. Преступная власть бросила Армию обороны Израиля, полицию и пограничников на разрушения еврейских поселений Газы и северного Шомрона. В течение месяца было героически ликвидировано 21 поселение в Газе и 4 в Шомроне. Большинство их жителей и поныне не достигло того уровня благополучия, каким оно заслуженно пользовалось в построенных их руками поселениях. Хуже того, погром превратил многих из них в беженцев в пределах родной страны.
А между тем, противостояние, имевшее место в Гуш-Катиф, в августе 2005 года проводит черту между Добром и Злом с такой вопиющей очевидностью и однозначностью, как это вообще редко бывает в земных делах.

Итак, по одну стороны черты поселенцы, которые враз потеряли все: построенные их руками невиданной красоты синагоги, теплицы, сады, соседей-единоверцев, могилы предков, Институт Торы и, самое главное – веру в государство. Того самого, которое когда-то призвало их (по иронии судьбы озвучивал призыв никто иной, как Ариель Шарон, тогда командующий Южным военным округом) "заселять холмы" и каковому государству, они добровольно, подвижнически и многие годы служили хоть и небольшим, но надежным буфером безопасности его южных границ. Мне тогда написал один мой израильский знакомец: "Никогда не забуду, как неделю спустя после "размежевания" зашел в супер, а там в овощном отделе, где обычно на целую стену – экологически чистые овощи из Гуш-Катифа – пусто, как в гастрономе времен перестройки. И один пакетик хасы – последний привет". Кроме "чистых" продуктов для израильтян и европейцев, разгромленные поселения производили так же и "чистых" не знающих наркоты и разврата, и воспитанных, в неукоснительном соблюдении Закона еврейских детей.

По другую сторону черты – тот, в чьем помраченном годами или болезнью сознании родился этот дьявольский план. Read more...Collapse )Это также те, кто во исполнение этого безумного плана пришли без приглашения в эти цветущие жизнью, детьми и Законом поселения. Пришли по приказу и насильственно, часто "за руки и за ноги", изгнали поселенцев на глазах у их обезумевших от ужаса детей, из их собственных домов.

Ури Гринберг сказал не сегодня, а слышится - будто об этих днях:

Какое униженье: быть рабом презренным в отчем доме!
Мы ниже праха в городе Давида!
И каждый пёс арабский может плюнуть
В лицо сынам великого царя.

Он же оставил потомкам свой "плач" на разрушение Храма:

Боль моего позора, рана, что нанёс мне Тит, –
На месте Храма, что разрушен!
И, вниз с горы спускаясь, я сказал:
"Пока такое на Горе Святой – нет Избавленья!"

Найдется ли тот, кто оплачет прекрасными стихами разрушенные арабскими гуннами синагоги Газы? А главное, найдутся ли те, кто больше не допустит (допустили уже многократно) повторения Гуш-Катиф.

Разрушить "жизнь и судьбу" восьми тысяч поселенцев представлялось тогда мерой, болезненность которой сполна искупится последующими за ней выгодами. Эта "мера" как бы доказывала, что мы, евреи, люди особенные, - пережили Гуш-Катиф, переживем и все будущие "Односторонние Размежевания" (как лицемерно именуют это злодейство левые на своем новоязе), если сумеем понять, что виноватых нет, что это нужно для общего блага (а общее благо – это, разумеется, МИР, что же еще?). Что нужно отдать малое, чтобы сохранить большее, что всех одинаково жалко, и ликвидаторов, и ликвидируемых и, что нужно всем продолжать дружить. Правительство обещало, что после депортации наступит эра благоденствия: палестинцев будет сдерживать сознание, что теперь за каждую запущенную из Газы ракету их ожидает суровейшее возмездие, чуть ли не в виде ковровых бомбардировок. В то же самое время произойдет бесповоротное улучшение имиджа Израиля в глазах мировой общественности, которая наконец поймет, что сторону, решившуюся ради МИРА на такие меры, нельзя более обвинять в эскалации конфликта.

Реальные же последствия "зачистки" сектора Газы от еврейского присутствия в августе 2005-го года таковы:

Три года беспрерывного обстрела ХАМАС-ом Сдерота и других городов Южного Израиля.
Операция ЦАХАЛа в Газе "Литой Свинец" в конце 2008-го года.
Операция ЦАХАЛа в Газе "Огненный Столп" в конце 2012-го года.
Операция ЦАХАХа в Газе "Нерушимая Скала" в июле 2014-го года.

Что же до улучшения имиджа, то это не стоит даже упоминания, так как мир давно и прочно забыл о самоубийственном благородстве Израиля.

И, наконец, главный суммарный итог - превращение самой Газы в единоличную и полную вотчину ХАМАСа.

Итог этот имеет прямое отношение к тому, что все эти девять лет медленно, но верно пополнялся список убитых палестинцами евреев. После того как в собственном доме, в поселении Итамар была варварски вырезана семья Фогелей, включая спящего в колыбели грудного младенца, казалось, что страшнее сценария быть не может. Но в середине июня 2014-года этот кровавый мартиролог, помимо многих других, пополнился еще тремя именами. Невозможно выразить ту смесь, те корчи ужаса, отчаяния, беспомощности и стыда, которые испытываешь, когда утром очередного дня узнаешь об очередном зловещем пополнении этого и без того длинного списка. Нафтали Френкель, Гилад Шаэр и Эяль Ифрах были студентами иешив и детьми поселенцев. Первые две недели после похищения еврейские женщины по всему миру зажигали шабатные свечи на 10 минут раньше положенного, моля Вс-вышнего: Милосердный Отец, услышь наши молитвы, сжалься, как отец над сыновьями...". О том же просили 20 тысяч израильтян вставших в те дни на коллективную молитву у Котеля...

Нет больше нужды в наших молитвах... Первого июля при стечении десятков тысяч израильтян трех юных поселенцев и будущих воинов (они учились в иешивах с начальной военной подготовкой) похоронили на кладбище в Модиине. По решению семей убитых они похоронены вместе, один возле другого, как вместе встретили они свой смертный час, погибнув от руки тех, кого выпестовало и послало на "задание" руководство ХАМАСа. Да, да, того самого ХАМАСа, который не только стал после "размежевания" полновластным хозяином Газы, но и совсем недавно хитроумно вступил в альянс с "миролюбивым" ФАТХ-ом, и в этом новом качестве был немедленно признан вполне легитимным образованием американскими и европейскими "друзьями" Израиля.

И нельзя сказать , что весь этот неостановимый кровавый кошмар, забирающий у нас наших самых лучших, самых чистых, как будто прямо от Б-га, детей - это рок, и от нас ничего не зависело. Не можем мы, увы, пенять на наше бессилие. "Железная Стена", то есть военная и экономическая мощь, которую Жаботинский полагал единственным залогом жизнеспособности будущего еврейского государства у сегодняшнего Израиля есть. Нет другого. Нет веры в свою правоту, нет решимости использовать эту мощь так, чтобы закидывание евреев камнями, не говоря об убийствах евреев или их похищениях стало крайне невыгодным для арабов промыслом. Невыгодным до такой степени, чтобы кары за него они, как коллективное тело, боялись больше, чем гнева хамасовского начальства.

" "Как за детскую кровь казнь отмерить и счесть? Сатана б не нашел воздаянья…". Так же и за кровь ни в чем не виновных подростков, которые ехали домой к своим родителям, но никогда их больше не увидят, ХАМАС заплатит страшную цену", - заверил народ Израиля в день похорон его премьер-министр, процитировав гениального еврейского поэта Хаима Бялика. Не похоже, однако, чтобы эти угрозы произвели должное впечатление на руководство ХАМАСа. "Претворение их жизнь откроет дорогу в ад" - дерзко ответствовало премьер-министру руководство, имея в виду, что расплата ожидает вовсе не их самих, виновных в похищении и убийстве наших детей, а сами знаете кого.

В арабском мире девиз "пацан сказал- пацан сделал" намного популярней, чем у народных избранников свободного мира. Палестинские камнеметатели не устают метать, шиносжигатели - жечь. Есть разрушения, есть раненые. А "точечные ликвидации", на которые в первые дни только и решился Израиль просто приносят обратный эффект. В ответ на них день ото дня лишь увеличивается интенсивность и радиус обстрела территорий Израиля. В Ашдоде, Ашкелоне, Реховете воют сирены воздушной тревоги, отменяются занятия в летних лагерях и экзамены в вузах. Чудодейственный "Железный Купол" перехватывает ракеты над центром Тел-Авива, над Герцлией и даже над южным предместьем Хайфы. Мэрия Иерусалима открывает общественные бомбоубежища.

Поверить в то, что загадочное происшествие с арабским подростком Мохамадом послужило причиной новой волны "праведного" арабского гнева может только очень наивный человек, а сказать попросту - дурак. И даже если в ходе судебного разбирательства подтвердится, что убийство молодого палестинца дело рук отчаявшихся от бездействия правительства "еврейских мстителей" (трое из шести уже отпущены за отсутствием улик, так что зря Биби так поторопился с извинениями)- это ничего не меняет. В Израиле сласти по поводу его смерти не раздавали и пальцы буквой "V" осклабясь не складывали. А вот сам Мохамад в день похищения еврейских юношей запечатлен тянущим лыбу от уха до уха и с той самой победной растопыркой "V" над головой, по бабски замотанной в арафатку.

Израиль объявляет внеочередную мобилизацию 40 тысяч резервистов. Похоже, что на этот раз "точечными ликвидации" ХАМАС не отделается. Началась операция в Газе под названием "Несокрушимая Скала". Есть надежда, что последствия ее для ХАМАСа будут в точности соответствовать ее грозному имени. Но вот только почему опять "операция", а не война с установкой на победу, то есть на полное и окончательное поражение противника?

В декабре 2012 года после очередной кратковременной операции Израиля в Газе ("Огненный Столп") Даниел Гринфилд в своей пророческой статье "Война - это и есть ответ" довольно точно предрек начало следующей, то бишь сегодняшней "операции в Газе". Он писал:

"Не существует моральных способов предотвращения войны. Скорее, война – и есть та нравственная мера, которая, будучи правильно примененной, может привести к миру...До сих пор считается, что Мир в любом случае предпочтительней Войны. Вместо того, чтобы покончить с Хамасом раз и навсегда, выбирается ситуация, когда Израиль нескончаемо, каждые три года вынужден вступать с ним (Хамасом) в микро-войны. ("операции" - СТ). ...Хамас не желает быть вовлеченным ни в какие “мирные” дела. Его цель – уничтожение Израиля. И эта позиция - не поза или временный маневр. Это также не реакция злобного негодования в ответ на блокаду Газы или возмущение по поводу результатов последнего раунда военных стычек с Израилем. На самом деле, эта цель и есть главная и неотъемлемая часть идеологии Хамаса, которая есть всего лишь производная от фундаментального принципа Ислама, отводящего не-мусульманам, проживающим в мусульманском мире, “надлежащую” им роль...Борьба за мир, на самом деле, есть индустрия смерти. За символом мира с изображением перевернутого лого Мерседеса, расстилаются цветочные поляны, где каждому из нас уготован могильный холмик. За Мирным Договором, так же, как за Соглашением о Прекращении Огня притаился призрак следующей войны, худшей, чем была предыдущая". (перевод С.Тучинской)

Невзирая на всю привычную систему "узаконенного абсурда" "израильско-палестинских отношений" последних десятилетий, отчаянно хочется верить, что печальный опыт событий, девять лет назад вошедших в историю под именем "Гуш-Катиф", сделает очевидной прямую связь этих событий с тремя свежими могилами на кладбище в Модиине и с воем воздушной тревоги от Сдерота до Хайфы, что в свою очередь укрепит решимость Израиля на сей раз довести дело до конца. Нельзя бесконечно играть в поддавки со своим смертельным врагом, и не только потому, что это аморально само по себе, а еще и потому, что именно для сильной стороны это всегда приводит к результату противоположному задуманному.

Любопытно, что американско-еврейский публицист Даниел Гринфильд мыслит в унисон с великим Жаботинским, программная статья которого "Железная Стена" заканчивается следующим пассажем:

"...все это не значит, что с палестинскими арабами немыслимо никакое соглашение. Невозможно только соглашение добровольное. Покуда есть у арабов хоть искра надежды избавиться от нас, они этой надежды не продадут ни за какие сладкие слова и ни за какие питательные бутерброды, именно потому, что они не сброд, а народ, хотя бы и отсталый, но живой. Живой народ идет на уступки в таких огромных, фатальных вопросах только тогда, когда никакой надежды не осталось, когда в железной стене не видно больше ни одной лазейки. Только тогда крайние группы, лозунг которых «ни за что», теряют свое обаяние, и влияние переходит к группам умеренным. Только тогда придут эти умеренные к нам с предложением взаимных уступок; только тогда станут они с нами честно торговаться по практическим вопросам, как гарантия против вытеснения, или равноправие, или национальная самобытность; и верю, и надеюсь, что тогда мы сумеем дать им такие гарантии, которые их успокоят, и оба народа смогут жить бок о бок мирно и прилично. Но единственный путь к такому соглашению есть железная стена, т. е. укрепление в Палестине власти, недоступной никаким арабским влияниям, т. е. именно то, против чего арабы борются. Иными словами, для нас единственный путь к соглашению в будущем есть абсолютный отказ от всяких попыток к соглашению в настоящем."

Однажды Жаботинский предсказал страшный поворот истории, призывая своих соплеменников покинуть Европу до того, как там начнется их тотальное уничтожение. Очевидно, что человеку, предсказавшему Катастрофу нельзя не доверять. 

10 лет без Солженицына


Блажени изгнани правды ради:
яко тех есть Царствие Небесное
Мф. 9:5

Если тебе дадут линованную бумагу-
пиши поперёк.

Хуан Рамон Хименес

  «Умер Солженицын» - полоснуло по сердцу заголовками новостных каналов в аккурат десять лет назад, поздним вечером 3 августа 2008-го. Утешением одно, что  дожил, слава тебе Господи, до патриарших девяноста, и умер в своей подмосковной усадьбе, дарованной ему правительством в вечное пользование, в своей постели, на руках жены и сыновей.  Недаром говорят, что русский писатель должен жить долго.

С тех прошло десять лет. Восхищаться им, подвигом его жизни, его великими книгами, почиталось в эти годы абсолютным неприличием в среде многих образованных людей, включая бывших российских евреев.

  Одна предсмертная его книга перевесила в нашем обидчивом сознании все величие, жертвенность и громадность его земного пути. Эта книга затмила нам свет других его книг. Тот свет правды и свободы, который освящал рабски-тусклое существование миллионов в огромной несвободной стране: три тома Архипелага, В Круге первом, Бодался теленок с дубом, Матренин двор, Один день Ивана Денисовича.
Те, кто в конце 90-х кичился своей легкой  оппозиционной фрондой,  впрочем, вполне  безопасной в позднее пост-советское время, не скрывали своего презрения к нему.  Его, сидельника и мученика, обвиняли в холопском служении власти,  в мракобесии и шовинизме.  Глупцы,  они надеялись, что вернувшись в новую Россию, он  немедля прибьется к их либеральной тусовке, и неколебимым авторитетом своего имени усилит ее влияние на российское общество. А он повел себя дерзко, впрочем, вполне по солженицынски. Ни к каким стаям, разумеется, не примкнул, и, о ужас! - не только не гнушался принимать награды из рук Президента, но дошел и до того, что несколько раз его самого принимал у себя дома.

  Беспамятные и неблагодарные, они забыли, как в мутные годы брежневского безвременья  его письма «Советским вождям»,  «Съезду писателей» переписывали под копирку, его манифест «Жить не по лжи», составленный накануне высылки из СССР, заучивали наизусть, как молитву, как нравственное завещание тем, кто только входил в жизнь. Юноша, не читавший самиздатного Солженицына, не мог рассчитывать на успех у интеллигентной (еврейской) девушки.

  Он никогда не ждал, когда «правильные» идеи станут достоянием массового сознания. Он сам продуцировал эти идеи. Он  говорил горькую правду своему народу как бы «на опережение»,  невзирая на то, что в те времена ни одурманенный властью народ, ни сама дряхлеющая власть, никаким образом  не могли бы проникнуться  его, к примеру, концепцией геополитического самоограничения. Вот что писал будущий «шовинист» Солженицын  в далеких 70-х:

  "Перестав пригребать державною рукой соседей, желающих жить вольно и сами по себе, — обратим свое национальное и государственное усердие на неосвоенные пространства Северо-Востока, чья пустынность уже нетерпима становится для соседей по нынешней плотности земной жизни. <…> Это будет означать, что Россия предпримет решительный выбор САМООГРАНИЧЕНИЯ, выбор вглубь, а не вширь, внутрь, а не вовне; всё развитие своё — национальное, общественное, воспитательное, семейное и личное развитие граждан, направит к расцвету внутреннему, а не внешнему. Это не значит, что мы закроемся в себе уже навек. То и не соответствовало бы общительному русскому характеру. Когда мы выздоровеем и устроим свой дом, мы несомненно еще сумеем и захотим помочь народам бедным и отсталым. Но — не по политической корысти: не для того, чтоб они жили по-нашему или служили нам."

  Изгнанный из «Империи Зла»  за правду, бесстрашно брошенную в лицо коммунистической власти и порабощенному ею народу, он не перестал, и оказавшись на Западе, высказывать ее  гражданскому обществу свободного мира. По этой причине  кумиром левой западной интеллигенции он оставался сравнительно недолго. 8 июня 1978-года он был приглашен в качестве главного спикера на Ассамблею выпускников Гарварда. Актовая Речь Солженицына, и по глубинному смыслу и лингвистически – ослепительна. Этот шедевр «страстной публицистики»  безошибочно изобличает в нем истинного "гения века". Прочтите ее целиком просто for your reading pleasure, и вы увидите, что в ней он  бесстрашно идет  наперекор либеральному западному мейнстриму, подвергнув убийственному анализу  все и каждый из казалось бы незыблемых его столпов:  Права человека, Пацифизм, Свобода прессы, Свобода слова, и прочее.  В 1978 году Александр Исаевич  был в зените своей планетарной славы. После гарвардской речи западная либеральная интеллигенция, справедливо заподозрив в нем чужака, сначала осторожно,  а потом все смелее, стала, что называется, call him names, дойдя до «воинственного реакционера», «обскуранта», и, даже, до «будущего аятоллы». Возможно, не последнюю роль сыграл тут и полувоенный френч Солженицына, в который он, по ему одному известной причине, облачался  в особо торжественных случаях. Так или иначе, но роман его с западной интеллигенцией закончился. Вместо того,  чтобы прислушаться к его трудно оспаримым  доводам относительно природы демократии, пожирающей во все более левеющем либеральном  обществе самое себя, его просто перестали звать на подобные мероприятия. Так что, евангельское «изгнанные за правду» в эпиграфе, это не просто о нем. Это о нем – дважды.

  Нынче Гарвард такой ошибки не повторил бы. Приглашенных спикеров, из тех, что «пишут поперек линованной бумаги», здесь давно уже не случается. А все больше записные демагоги, хотя и со званиями,  которые ничем, кроме трескучей псевдо-либеральной риторики с юношеством поделиться не могут. Беспечные западные люди, в особенности молодые из  «поколения нулевых», чье сознание со школьных лет  изувечено постулатами морального релятивизма вкупе с диктатом  политкорректности, перестали отличать добро и зло. Не подозревая  о сбывшемся пророчестве, что «фашисты будущего будут называть себя антифашистами», они видят (если сами не участвуют) в членах Антифы, крушащих головы своих  оппонентов велосипедными цепями,  борцов с фашизмом (насаждаемого, разумеется,  Трампом).

  Как нам не хватает сегодня его голоса, сурово-бескомпромиссного и страстного, как у библейских пророков.

  Кода-то он учил нас как бороться с режимом, не выходя на площадь, а только неучастием во всеобщем обмане, на котором этот режим держался. Он писал -  и слово его меняло сознание миллионов. Разящим своим словом он внушал действенное отвращение к существующему порядку вещей. Ко лжи, лицемерию, предательству, беспринципности. К миру узаконенного абсурда, в котором мы жили.  Роль его в падении «Империи Зла» - огромна.

  Власти ненавидели его люто и также люто боялись. В КГБ был создан целый отдел по борьбе с Солженицыным. Несколько десятков упырей с подслушивающей аппаратурой, осведомителями, секретными инструкциями ЦК – и один, ничем, кроме правды не защищенный, пятидесятилетний человек, у которого не было ни машины, ни стоящей за ним группы или организации, не было даже московской прописки. Кроме него, так ненавидели и так боялись только Герцена, чью великую традицию в жанре "страстной публицистики" довелось ему развить и продолжить в 20-ом веке.

За распространение и даже хранение Архипелага давали срока. Но был ли в вашем окружении хоть кто-то, кто  не «хранил» и не «распространял» фотокопию этой взрывоопасной книги?  Как величайшую драгоценность передавали ее из-рук в руки, на одну бессонную ночь, с четким указанием, какому именно счастливчику передать ее завтра.

  Фотокопии делались с первого русского издания, вышедшего в 1973-ом году  в парижском издательстве Ymca Press. Книгу открывали слова автора (которые во всех последующих изданиях уже не воспроизводились): «Со стеснением в сердце я годами воздерживался от печатания этой уже готовой книги: долг перед еще живыми перевешивал долг перед умершими. Но теперь, когда госбезопасность все равно взяла эту книгу, мне ничего не остается, как немедленно публиковать ее. А. Солженицын Сентябрь 1973».

  Не дожидаясь, пока отыщутся  тайники с «Архипелагом», всесильное КГБ, арестовав в 1968-ом его архив, и окончательно осознав с каким серьезным врагом имеет дело, начало активную и целенаправленную слежку, прослушку и травлю Солженицына.  Только из утюга не неслись в то время гневные голоса трудящихся, клеймящих позором "литературного власовца". Страшно и гадко стало  открывать даже Литературку, не говоря о Правде.  Вручение ему Нобелевской Премии по литературе в 1970-ом подбросило дров  в этот и без того пылающий ненавистью костер.

  В знаменитом своем письме "Прорыв немоты", самиздатом молниеносно разнесенным по обеим столицам,  Лидия Корнеевна  Чуковская писала:
«В наших газетах Солженицына объявили предателем. Он и в самом деле… предал гласности историю гибели миллионов, рассказал с конкретными фактами, свидетельствами и биографиями в руках историю, которую обязан знать наизусть каждый, но которую власть по непостижимым причинам изо всех сил пытается предать забвению… Солженицын — человек-предание, человек-легенда — снова прорвал блокаду немоты; вернул совершившемуся — реальность, множеству жертв и судеб — имя, и главное — событиям их истинный вес и поучительный смысл».

  В конце 60-х, начале 70-х, все три поколения семьи Чуковских, помогали Солженицыну, как могли опекали его.  «Дед» - Корней Иванович, давал ему,  гонимому и бездомному,  приют и в своем переделкинском доме  и в квартире на Тверской. Дочь Лидия писала отрытые письма в его защиту, подвергая себя длительной опале. Внучка Люша, Елена Цезаревна Чуковская, будучи  ученым-химиком,  по вечерам, рискуя жизнью, становилась  начальником его подпольного штаба «невидимок». Через ее верные руки бывшие зеки передавали «своему» писателю бесценные документальные свидетельства, положенные в основу его главной книги. Всем им он воздаст потом в прологе к ней:
"Эту книгу непосильно было бы создать одному человеку. Кроме всего, что я сам вынес с Архипелага... материал для этой книги дали мне в рассказах, воспоминаниях и письмах [перечень из 227 имен]. Я не выражаю им здесь личной признательности: это наш общий дружный памятник всем замученным и убитым".

  Сестры по несчастью, две великих  печальницы,  Лидия Корнеевна Чуковская и Анна Андреевна Ахматова боготворили  «Исаича» еще с начала 60-х, с момента прочтения в рукописи «Ивана Денисовича».  Ахматова, встретившись тогда с Солженицыным накануне выхода твардовского «Нового Мира» с его повестью, расскажет потом  об этом так:
  «Вошел викинг. И что вовсе неожиданно, и молод, и хорош собой. Поразительные глаза. Я ему говорю: "Я хочу, чтобы вашу повесть прочитали двести миллионов человек". Кажется, он с этим согласился. Я ему сказала: "Вы выдержали такие испытания, но завтра на вас обрушится огромная слава. Это тоже очень трудно. Готовы ли вы к этому?" Он отвечал, что готов. Дай Бог, чтобы так...»

  ...С 1974-го он изгнанником  живет в Цюрихе, куда вся европейская политическая и художественно-интеллектуальная элита едет к нему на поклон. Гости, по 10-12 человек  в день, изнуряют его силы, не  дают остаться наедине с новым его детищем  «Красным Колесом», уже доведенным от замысла до  первых глав книги. От предсказанной Ахматовой мировой славы, столь вожделенной человеками,  он бежит на край земли, в вермонтские леса в предместье крошечного городка Кавендаш.  Там всего полторы тысячи жителей, и по личной просьбе Солженицына они не должны давать его адрес никому из приезжих гостей. За долгие 18 лет, что он прожил в этом медвежьем углу, эта его просьба ни разу не была нарушена, а сам он заслужил у мира прозвище «вермонтского затворника».  Гостей, между тем,  наезжало не мало, но дом его по наитию находили единицы. Он сам работал вне Кавендаша только однажды -  в русском эмигрантском архиве  Института  Гувера.  Это  тут у нас неподалеку, в башне, рядом с главным корпусом  Стэндфордского  Университета.  Когда мне приходится наезжать туда с экскурсией для наиболее продвинутых из моих гостей, я всегда говорю им, входя в башню, что  эту дверь каждый день на протяжении долгих двух месяцев открывал Александр Исаевич Солженицын. В Кавендаше открыт музей Солженицына, так как событий большего масштаба, чем его пребывание там, у местных жителей не случилось, и, наверное, уже не случится…

Ненавистная моя родина!
Нет постыдней твоих ночей.
Как тебе везло
На юродивых,
На холопов и палачей!
Как плодила ты верноподданных,
Как усердна была, губя
Тех — некупленных
‎и непроданных,
Осуждённых любить тебя!

За эти стихи Ирина Ратушинская, кажется, единственная в мире поэт-каторжанка, пошла в 77-ом в мордовские лагеря.  О Солженицыне кто-то скажет, что в Америке, как и в Швейцарии,  «благополучного изгнанья он снова чувствует покров». Скажет тот, кто не знает, как неизбывно и мучительно был он «осужден любить ненавистную свою родину», вдали от которой пребывает  не по своей воле, и на благо которой каторжно трудится  за письменным столом,  оставляя себе время лишь на еду и сон.  Живя на чужбине, все  громадные гонорары и роялти от продаж «Архипелага» писатель  переводит  в Фонд Солженицына, откуда потом  они тайно передавались в СССР в помощь политическим заключенным и их бедствующим семьям.

  Здесь мне хочется взять  короткую сентиментальную паузу. В 1990–ом я жила в Риме, запланированной остановке на пути эмиграции в Америку во время массового исхода евреев из России.  Помню, как почтальон принес бандероль на мое имя в грубой коричневой обертке с печатями ленинградского Главпочтамта,  и,  как нетерпеливо разорвав ее, я извлекла наружу до боли знакомый журнал в блекло-голубой обложке, где на странице «Содержание» невыносимо ярко, как вспышкой, ударило в глаза  строчкой: «Архипелаг ГУЛАГ, Александр Солженицын».  Бандероль с «Новым Миром», зная,  как долго я ждала этой публикации,  прислал мне в Рим мой питерский друг. Тогда, 30 лет назад,  мы с ним идиотически-наивно верили, что как только страна  прочтет смертельный приговор советской власти, который мы безошибочно разглядели  в Архипелаге, «истина дойдет до очагов», и Россия начнет свой победоносный путь к новой свободной жизни, к счастью и буржуазному благополучию. Получалось, что я разминулась с этим поворотно-судьбоносным  моментом всего на каких-то полгода….

  А вот еще одно личное воспоминание по касательной связанное с Архипелагом.  Уже живя в Сан-Франциско, я прочла у Елены Цезаревны Чуковской об известной мне по «Теленку» Елизавете Воронянской, что «…она была человеком восторженным, экзальтированным, очень немолодым, ей было уже за 70.  Она тяжело болела, с трудом ходила, жила в коммунальной квартире в районе  Лиговки  в каком-то достоевском тёмном доме. Там у неё была комнатка рядом с кухней…».

  Эта женщина с 60-х годов была преданнейшей помощницей Солженицына, его личной машинисткой, и что еще более важно, – хранительницей одной из копий ею же перепечатанного «Архипелага». В «Теленке» Солженицын рассказывает поразительную историю о ней. Получив от него приказ уничтожить зарытый ею в лесу экземпляр «Архипелага», она отчиталась ему в красочных деталях, как вырыла рукопись и сожгла ее на костре. На самом деле у бедной женщины не поднялась на это рука, что немногим позже и сгубило ее. В августе 1973-го, после пятидневного допроса в советском Гестапо, (читай – КГБ), не выдержав давления, которому ее, немощную, там подвергали, несчастная старуха  сломалась и  раскрыла упырям, где зарыта рукопись «Архипелага». Вернувшись домой, она,  не простив себе предательства боготворимого ею человека,  повесилась в той самой «комнатке, рядом с кухней», став, фактически, самой последней жертвой системы Гулага.  Именно и только  после этого, понимая, что книга его  попала в лапы ГБ,  Солженицын дал разрешение печатать роман на Западе.

  Я с трудом разыскала адрес коммуналки.  Роменская,  дом 4, кв. 42. Оказалось, что в поздних  80-х,  ни о чем не подозревая, я каждый день  ходила на работу мимо дома, хранившего страшную память об этой женщине и книге, из-за которой она погибла.  Мне захотелось  увидеть эту комнатку, а может быть и разузнать о Елизавете Денисовне у  помнящих  ее соседей,  но, противу ожидания,  они обошлись со мной довольно бесцеремонно. Не выслушав до конца мою историю, просто выставили меня за дверь – «никакая Елизавета здесь не живет, и никаких гулагов мы не знаем». Несмотря на печальный итог моих поисков,  продолжаю свято верить в вечную силу правдивого слова, в очищающую силу рукописей, которые  «не горят».

  В 1990 Солженицыну  возвращают гражданство. Кстати, американского гражданства у него нет, поскольку, не теряя веру  вернуться в обновленную Россию, он за ним никогда не обращался. В том же году, еще в Вермонте, он пишет и  публикует в России  скандально знаменитое эссе «Как нам обустроить Россию», за которое его до сих пор на все лады клянут лже-пророком, реакционером, русским государственником, шовинистом,  монархистом… you name it.  В коротком очерке его памяти не место обсуждать положения геополитической, экономической, религиозной  и этической программы развития России, стоящей за этим грандиозным по замаху и притязаниям проекте. Придется ограничиться тем, что напомнить его прекрасный зачин:

«Часы коммунизма - свое отбили.
Но бетонная постройка его еще не рухнула.
И  как  бы  нам,  вместо  освобождения,
не  расплющиться  под его обломками.»

  В 1992-ом Ельцин впервые в качестве Президента России приезжает в Америку. Из гостиницы он немедленно звонит «вермонтскому затворнику» с вопросом  остро стоящем тогда перед Россией. Нужно ли отдавать Японии Курильские острова? Ответ оказался довольно неожиданным для человека с репутацией "русского националиста»:  «Я изучил всю историю островов с ХII века. Не наши это, Борис Николаевич, острова. Нужно отдать. Но дорого...»

  Весной 1994-го после триумфального проезда на поезде через всю  Россию, от Владивостока до Москвы, он поселяется в Троице-Лыково, где ему от имени правительства безвозмездно и в вечное пользование  даруется участок земли и дом.

  Еженедельная передача, которую, он, вернувшись из 22-летнего изгнания, вел на московском телевидении, была отменена по причине низкого рэйтинга. Народным массам в то время как раз было не до Солженицына, они смотрели «Поле чудес» и «За стеклом».

Облик его менялся  с годами таким чудесным образом, что из бесстрашного викинга преобразился к глубокой старости в отмеченный высшей духовной красотой лик праведника. Доведись Ахматовой встретиться с ним в его последние годы, она сказала бы, что так Господь метит своих верных. Он с младых лет сознавал высокое свое предназначение и  жил так, чтобы оправдать его. В лагере (Степлаге в Северном Казахстане), где его держали на общих работах,  его прооперировали по поводу редчайшего и случайно обнаруженного вида рака. Он выжил. Через год, в 53-ом уже в ссылке у него обнаружили раковую опухоль в желудке. Врачи, тоже ссыльные, дали ему три недели. Дальше передаем слово самому Солженицыну: «Однако я не умер. При моей безнадежно запущенной остро-злокачественной опухоли это было Божье Чудо, я никак иначе это не понимал. Вся возвращенная мне жизнь с тех пор - не моя в полном смысле, она имеет вложенную цель».

  Окончательно уверившись  в волю хранящего его провидения, он начал составлять, собирать по крупицам свою главную книгу, которую, переведенную более чем на 40 языков,  прочтет потом весь мир. Прочтет и  содрогнется колоссальным масштабам советской лагерной системы, перемоловшей десятки миллионов жизней, которые, наконец-то, обрели голос  на страницах Архипелага. Только этой книгой, не напиши он больше ни одной строки, он исполнил свое земное предназначение.

  Место своего последнего успокоения, кладбище Донского Монастыря вблизи могилы историка Василия Ключевского, он выбрал сам, за пять лет до кончины. Как ветеран войны и великий  гражданин он был похоронен с  высшими воинскими почестями.  А при жизни успел  дожить и до того, что книги его  были включены в школьную программу российских школ. Однако,  к гробу его на отпевание и похороны пришло не больше тысячи человек.  Для 10–ти миллионного города это означает, что Москва не пришла проститься с Солженицыным, и похороны его не превратились, как он сполна заслужил это у своего народа, в массовую гражданскую панихиду, в общенародное паломничество, наподобие похорон Толстого. Не думаю, что это произошло от того, что в последние годы он не смог удержаться на головокружительной высоте прежних своих воззрений и книг. Скорее, это говорит о нравственном одичании общества.

  Не будем же уподобляться неразумным соплеменникам Александра Исаевича, у которых «нет пророка в своем отечестве». Забудем ему грех его последней книги. Помянем его, великого сына человечества, светло и благодарно за все, что он сделал для этого самого человечества, а значит – и для нас.
--------------------------------------------------------------------------------

Французский док. фильм (на русском) - Тайная история Архипелага ГУЛаг д.ф.

Там АИС говорит сам, незадолго до смерти, в кресле инвалидном,

совершенно уже иконописный, но ум  беспощадный, тот же, что и 50 лет назад.
И жена его чудная в начале.

Фильм о тех "неведимках", о которых я пишу в своем эссе.

Самое холодное время года в и без того нежарком Сан-Франциско - это, обычно,  вторая половина июля. Ну, как  и полагается городу Большого Содома, где все, не исключая  и  погоды,  противно норме.
Почти каждый день таскаюсь в эти июльские дни на просмотры фильмов Сан-Франциского Еврейского Кинофестиваля. JFF SF. Иногда смотрю по два сеанса в день, а в перерыве между ними наблюдаю живую жизнь района улицы Кастро, в кинотеатре которого и проходят эти показы уже 38-ой год подряд.  Если кто не в курсе, сан-франциская улица Кастро  - эта мировая столица гордых членов ЛГБТ сообщества. Правда, в последнее время за это почетное звание с Сан-Франциско успешно борется город Тел-Авив.
Если я сейчас начну делиться своими наблюдениями "живой жизни", то никогда не дойду го главного.
А я собственно, хотела спросить своих израильских френдов об израильском ТВ сериале "Commandments". Вчера на JFF я отсмотрела две серии этого сериала. Там показаны повседневные заботы  новобранцев ЦАХАЛа из харедим. Не вязанные кипы, а именно настоящие, черные, и по бокам - спирально закрученные пейсы. Короче, резиденты  Меа-Шеарим, которые добровольно, по убеждению пошли служить. Они сделали это вопреки воле своих отцов и поэтому становятся изгоями в своей коммюнити. И когда один из них, прелестный своей детской чистотой и кротостью, Янкель приезжает накануне  Шаббата домой, отец не пускает его в дом, советуя переночевать у бабушки, а родной брат с дружками-харедимами при полном, по случаю приближающегося Шаббата, параде, зверски, повалив на землю, ногами избивают и Янкеля и его армейского друга, и забирают у них оружие. Потом, боясь, что ими займется полиция, они подбрасывают оружие на военную базу. Но, за  зверское битье ногами по голове и лицу двух граждан Израиля их не преследуют в уголовном порядке. Армейский начальник говорит, что не хочет с Меа-Шеарим  связываться и раз они вернули автоматы, нечего об этом больше говорить, и выбрасывает бумажку с именами этих уголовников из харедим.
У меня вопрос к израильтянам. Как близко/далеко от реальности то, что я вчера видела? Действительно ли, что зачинщики физической расправы, оставившей ужасные следы на лицах жертв, могут уйти от закона? Где можно посмотреть этот сериал в сети целиком с русскими или английскими титрами? Он хорошо сделан. Я не  смогла найти.


Я завтра напишу о нескольких фильмах, которые MUST see не только каждый еврей, чтобы понимать, что с ним может случиться завтра, но и все  остальные, осведомленные о том, что "еврейский вопрос" рано или поздно встает перед всем человечеством.
19 июля. 11 утра. Режу овощи на суп. Овощной, но с куриными фрикадельками. Как бы тебе и первое, и второе, и компот, в смысле - гарнир овощной. В качестве энтертеймента слушаю по радио Раша Лимбо (Rush Limbaugh.). Слушаю, режу, лыбу тяну. Он истерически смешно пародирует нашу припадочную Дем. Оппозицию. Трамп-то, оказыцца , ходит в спец- агентах Путина аж с 1987-го, а не с 2003-го года, как все мы с преступным легкомыслием думали до сегодняшнего дня. Но сегодня, с выходом свежего номера NYT, выборщики Трампа поймут,наконец, всю сущность этого зловещего персонажа. Тут мне Лимбо проверять не надо, я сама все знаю. Но потом он сказал такое…, во что и сегодня невозможно поверить.

Но он никогда не врет. Так вот, самолично проверила, не врал он и на этот раз.

Ну, а теперь просто пересказываю своими словами текстовку, которую, весело куражась, выдал сегодня Лимбо.

Как вам известно, скоро в Сенате пройдут слушания по подтверждению/отклонению на пост нового члена Верховного Суда. Молодого, но опытного, амбициозного и очень консервативного Бретт Кавана (Brett Kavanaugh), вдумчиво отобранного Трампом из пятерых других кандидатов, обладающих близким к нему набором качеств. Если 53-летний Бретт Кавана пройдет в ВС, либералам – с их разрушительными для страны «интересными начинаниями», в особенности, в области увеличения нелегальной эмиграции, – хана. Лет этак на 30. А кем электорат пополнять? Все виды платящих налоги выборщиков, те самые деплоробас, рабочие, крестьяне, да и городская интеллигенция, бездумно переметнулись к путинскому агенту влияния - Трампу. А своей шпаны для победы на выборах не хватает, нужно ввозить нелегалов, и давать им право голосовать, что уже опробовано, и не только в Калифорнии. Осознав, что родная Дем. Партия в опасности, ее доноры, те из них, что сколотили капитал на производстве продукции женской гигиены, пошли на беспрецедентное.

Они послали женщинам-сенаторам-демократкам пакеты, в которых среди прочих тампонов и прокладок, были и специальные трусы, сконструированные для осуществления политических задач особой важности. В них можно находиться на слушаниях по Бретт Канава сколь угодно долго, не рискуя ни протечь, ни стать источником зловонья. Они с одинаковой гарантией предохраняют женщин и при менструации и при недержании мочи.

Создатели либ-трусов надеются, что их продукция поможет отважным женщинам-сенаторам любого возраста отклонить угодную Трампу, но заранее ненавистную Демократам кандидатуру Бретта Кавана. В идеологически ориентированных подгузниках они смогут "протестовать" против него, не покидая зал, как минимум сутки. Кстати, Раш Лимбо не преминул заметить, что наших дам одарили специально созданными для них дайперсами.

Вообще говоря, именно об этом обе компании-дарители, THINX and Icon, и уведомили получательниц своей продукции. Одна из этих счастливиц – сенатор Элизабет Уорен ( Elizabeth Warren). Курносая самозванка прибилась к племени Чероки, чтобы пройти на профессорскую должность по “native americans” квоте, но тест на наличие соответствующих генов сдать отказалась, после чего Трамп смачно припечатал ее «нашей Покахонтас».

По себе знаю, что поверить в «историю с трусами» трудно даже в наши кафкианские времена. Вот отрывок из оригинала для сомневающихся:

"The companies said they were sending female Democratic senators urine absorbent underwear to "prepare them for hearings and other potential roadblock attempts in efforts to stop Кavanaugh's confirmation." The underwear will help them "protect women's rights" by blocking Kavanaugh's appointment, according to the press release."

Этот текст привел бы в уныние Джорджа Оурвелла и заставил нервно закурить Айн Рэнд. В своих легендарных анти-утопиях они и помыслить не могли о градусе безумия, ставшем заурядной реальностью наших дней.

Вот взять бы их всех, и волхвов-дарителей и получательницу, белобрысую от природы Покахонтас, и безумную Нэнси Пелоси, с бегающими, как пинг-понговские шарики глазами, и хитроумно-подлого еврея Шумера, и оголтелую хабалку в образе черной конгрессменши Максин Уотерс, день и ночь безнаказанно призывающую к физическим расправам над членами правительства Трампа…

Собрать их всех в Вашингтоне, как собирали в придуманной Булгаковым Москве свидетелей по делу Воланда, и отвезти на длительное лечение в продвинутую психиатрическую лечебницу. Ну, наподобие клиники Стравинского. Лекарства сейчас творят чудеса. Пелоси после курса лечения вполне могла бы на паях с Шумером открыть в Сан-Франциско химчистку. Бесноватую Максин можно было бы возить в чудной решетчатой карете по Америке, демонстрируя ее черным девочкам в качестве анти-ролевого примера. Мол, будете использовать пигментацию кожи, чтобы безнаказанно творить зло, превратитесь в такого вот монстра.

Вот с чем и с кем приходится иметь дело нашему Трампу на втором году его первой президентской каденции. Но ничего, с божьей помощью будет и вторая. Но сегодня даже FOX на полном серьезе обсуждает «его связи с Кремлем». Про остальные новостные каналы не хочу даже упоминать. Там 24/7 бьются в хорошо оплачиваемом истерическом припадке люди с хронически скошенными от постоянного вранья глазами. У Трампа нет ничего и никого, кроме нас. Кроме нашего доверия, любви и поддержки. Но, дело видите ли в том, что наша поддержка - это совсем не мало:

“Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов"? Не войском, нет, не польскою помогой. А мнением, да! мнением народным”.
(А.Пушкин. “Борис Годунов”)

P.S.
Чтобы у вас сложилось полное представление о тех, кто сегодня поддерживает Дем.Партию, бросьте взгляд на заголовки статей с сайта компаний-дарителей: "Creating Space for Black Women to be Period-Proud" - Создайте условия черным женщинам гордиться собой во время менструаций. Period Reflections… with my Dad"- Раздумывая о месячных...на пару с моим папкой. Оостальные годятся для public domain еще меньше.
Эти дни сторона, проигравшая выборы и их медиа-подельники,  зашлись в таком психопатическом припадке по поводу Трампа - секретного агента Путина, что и сайт FOXа страшно сделалось открывать. Я писала в свое время, что для того, чтобы снести Трампа, они не задумываясь развяжут Третью Мировую. Им похую, что это означает "конец времен". Главное - Трамп, наконец, исчезнет из Белого Дома и все поймут, что его победа была нелигитимной. Хотя и "всех" и Белого Дома уже  не будет.

И вот, посреди этого клинического безумия, пришли отличные четверговые новости из Израиля:

1.ЦАХАЛ нанес удар по группе поджигателей на юге сектора Газы:
один убитый, трое раненых.

2
. В ответ на минометный снаряд, выпущенный из Газы и взорвавшийся на ненаселенной территории регионального совета Эшколь недалеко от коровника, из танкового орудия был обстрелян наблюдательный пункт ХАМАСа на юге сектора.

И вообще, обитатели наших коровников ближе к типу "человек разумный", чем двуногие "наблюдатели" из Газы, чьи ряды после ответа Израиля, будем надеяться, несколько поредели.


Не далее, как вчера, мой последний  ЖЖ пост о "сдерживании по Жаботинскому" появился на израильской 9-ке.
Там, если помните,  были такие слова:

Read more...Collapse )

Ну, вот, Биби, видно, прочитал текстовку мою через Гугл транслэйшн и решил, ну вот и у Сони Тучинской уже терпение лопнуло: теперь все, баста, пора. В надежде на такую, мало что супер адекватную, но еше и мгновенную реакцию, обязуюсь  чаще писать об израильских делах.

Уважительно относясь к интеллекту моих френдов, смайлик в конце не ставлю.
29 тамуза пришлось в этом году на 12 июля. В этот день в Израиле поминают Зеева Жаботинского. В связи с чем, взялась было писать  об одной из сторон его сверкающего бесчисленными гранями дара. А именно, как о гениальном переводчике, в 17 лет сподобившегося на такой перевод "Ворона", который не смогли превзойти общеприянятые титаны русской переводческой школы:  Мережковский, Бальмонт, Брюсов.  Припомнила и  об истории русских переводов прелестной баллады того же Эдгара Аллан По "Аннабель-Ли", в которых Жаботинский столь же бесспорно опередил и Бальмонта и Брюсова. И только подступила к переводам его из Хаима Бялика, прочитав которые, Горький в очерке, ему посвященном назвал последнего гениальным поэтом, как пришел мне емайл с такой вот картинкой в аттачменте:




Мельком взглянув на снимок, я было подумала, что это бездомная семья откуда-то из стран третьего мира. Но после прочтения комментария, единомоментно обобщенный укол жалости к "чужим" детям,  сменился на ужас за "своих", на  привычный бессильный гнев ...Да когда же наконец это кончится?  Русский израильтянин так прокомментировал в своем ФБ (что было вымаранно усердными про-палестинскими цензорами мерзавца Цукенберга) этот снимок:

"Утром я запостил этот снимок, который внезапно исчез с моей страницы. Но я не поленюсь запостить его снова. И даже восстановить сопровождавший его текст.
Алё, прогрессивное человечество! Вчера по Израилю было выпущено более ста ракет. Про это не сообщили почему-то ни в каких новостях, ни на каких языках.
А на снимке израильские дети, пережидающие круглосуточный обстрел. За ними присматривает мама, чтобы они не поднялись на крышу посмотреть на фейерверки, которые устраиваются на ваши, прогрессивное человечество, деньги. Чтобы они не пополнили список жертв вашего блядского мирного процесса."

Ставя  пост с этой душераздирающей фотографией в свой ФБ, автор, наверняка,  не знал, что на ней запечтлены события 4-летней давности.  Но это ведь не имеет никакого значения, если принять во внимание, что с тех пор ровным счетом ничего не изменилось.  И тогда и сейчас  "упрямые дикари" из очищенной  от евреев еврейскими же руками Газы пуляли в сторону Сдерота своими жалкими, но время от времени достигающими целей самоделками.  На прошедшей неделе в Сдероте ранено 4 человека. И нет разницы, 4 года назад или сегодня, вместо того, чтобы сидеть со своими шестью чистенькими и нарядными в честь Субботы детьми за Шаббатним столом, несчастная еврейская мать под отвратительные звуки сирены бежит с ними в убежище (?), не успев захватить одеяльца и подушки для младенцев.

Это была ситуация, когда сама жизнь опровергает красивый гуманитарный тезис, что "по кому бы не звонил колокол, он звонит по тебе". Нет, себе врать не станешь...Опять и снова. Снова и опять. Нет нам покоя. При полном молчании равнодушного мира, но уже не в христианской Европе 75 лет назад, а в СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ СТРАНЕ,  и не в первый,  не в пятый, а в двунадесятый раз, снова визжат сирены, и бегут  от смерти евреи. И не галутные, а рожденные уже в Израиле дети, снова видят ужас и страх на лицах своих матерей. Унизительный вечный страх, за который враги евреев  в который раз не увидят ВОЗМЕЗДИЯ.
Read more...Collapse )

От переводчика: Автор этого текста - Энн Коултер (Ann Coulter) -  консервативная колумнистка и автор многочисленных политических бестселлеров. Она также время от времени появляется на телевизионных политических токшоу, где  ее острого как бритва языка в сочетании с беспримерной интеллектуальной честностью панически боятся левые и инстинктивно опасаются умеренные правые. К Дню Независимости она опубликовала на своем сайте поздравление Америке, которое можно перевести как «С днем рождения тебя, прекрасная страна». Несмотря на этот конвенциальный заголовок, оно оказалось  неожиданно хулиганским, за каковое качество мне и захотелось перессказать его  кириллицей.

С днем рождения тебя, прекрасная страна!

Французская (Ф.Р.) и Американская (А.Р.) Революции  суть явления одного порядка – это убеждение так давно стало настолько привычным,  что как будто уже и не нуждается в  доказательстве. На самом же деле,  если у этих двух явлений и есть что-либо общее, то это лишь слово «Революция».

Судите сами.
А.Р.  была движением, основанном на идеях, настойчиво переосмысливаемых серьезнейшими из мужей в процессе создания новой нации, которой суждено было стать самым свободным и самым преуспевающим содружеством людей во всей истории человечества.  (Пока Демократы не пришли к решению отдать все эти достижения  на откуп Третьему Миру).

Ф.Р., в свою очередь,  была мятежом восставшего сброда, протестом разъярённой толпы, в силу чего и стала прообразом всего того кошмара, который впоследствии привнесли в мир Большевистская Революция, Культурная Революция Мао, режим Пол Пота.  В данном контексте нельзя не упомянуть и о событиях подобного рода в Америке, от восстания Шейса 1786 года в Массачусетсе до, происходящих повсеместно и на наших глазах, атаках на сотрудников Белого Дома и просто – на сторонников Трампа.

Фактически, Ф.Р. есть вариант безбожной антитезы всему тому, на чем основана Америка. И действительно, важнейшая особенность А.Р. в том, что обретя благодаря ей свободу, американский народ создал независимую самоуправляемую Республику.

В противоположность этому, Ф.Р. с ее бессмысленно-зверской жестокостью, привела  к  восстановлению  очередной монархии, за которой последовало диктаторское правление Наполеона, и только через долгих 80 лет Франция приобрела, наконец, черты Республиканского правления.

Принято считать, что философское  обоснование обеих  революций почерпнуто в трудах двух мыслителей эпохи возрождения, Джона Локка, как идейного праотца А. Р. и Жан Жака  Руссо – как предтечу Ф.Р.
Современным аналогом этого  высказывания могло бы послужить такое умозаключение:
Оба президента, Рейган и Обама, воспитаны на идеях экономистов 20-го века, с тем лишь отличием, что  Рейган был подвержен влиянию Милтона Фридмана, а Обама – Пола Кругмана.

Джон Локк был озабочен защитой индивидуальных прав граждан. В противоположность ему, Жан Жак Руссо видел в государстве одну из сторон так называемого «общественного договора», по которому  «новый человек» полностью откажется  от своих суверенных прав в пользу государства, чтобы через его посредство обеспечивать свои интересы.
Read more...Collapse )

О себе

Хозяйке этого ЖЖ "свезло" в жизни всего несколько раз, но зато по-крупному.
Первое: родиться и прожить лучшую часть жизни в Ленинграде, где с большим трудом и по абсолютному недоразумению пришлось закончить высшее учебное заведение имени Ульянова-Ленина.
Второе: давно сменив родной город на Сан-Франциско, не растерять способности описывать окружающий мир на кириллице.
Третье, последнее и главное везение - всегда находить друзей - от Москвы, Иерусалима, и Алма-Аты до Нью-Йорка, Атланты и Майями, которые разделяют давнюю и нездоровую привязанность автора к русской литературе.
Рассказы, очерки, эссе, переводы - журналы "Звезда", "Нева", "Лехаим", "22", "Nota Bene", "Слово/Word", альманах "Панорама",

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow