?

Log in

Записи Друзья Календарь О себе Предыдущая Предыдущая
Соня Тучинская
Грандиозный гей-парад "гордости", который ежегодно проводится в Сан-Франциско с пышностью римских сатурналий, отгремел месяц назад. Эта местная аттракция, регулярно имеющая место на нашей содомщине в конце июня, давно и во всех волнующих деталях описана мною в очерке "А Апельсиновое Графство - против". С тех пор ничего не изменилось, кроме разве того, что за последние четыре года община сексменьшинств обогатилась несколькими новыми девиациями, что сказалось на ее аббревиатуре. Теперь это не просто "LGBT", a вовсе даже "LGBTQ".   Что стоит (хм..) за этим загадочным "Q"? А кто ж его знает. Однако, даже некорректный грубиян Трамп в своей исторической  речи на  номинирование его кандидатом в Президенты,  заверил членов   этого священного для  политика любого ранга сообщества (не забыл дерзкий Трамп букву "Q" в конце добавить, не забыл), что будет яростно защищать их от исламистов.  Не припомню, чтобы какую-то особую защиту  кто-либо из участников предвыборной президентской гонки когда-либо обещал еврейской общине Америки.

А сейчас в Сан-Франциско проходит Международный Еврейский Кинофестиваль, но привязка к "гордящимся" - налицо. Ну, во-первых, часть репертуара еврейского кино-мертоприятия привычно посвящена этой, к сожалению, давно уже и еврейской теме. А во-вторых, показ проходит в кинотеатре на улице Кастро, где сплошь проживают беззащитные перед природной гомофобией "натуралов" любители однополой любви. Натуралы - это подлое слово, которым насельники улицы Кастро обозначают здоровых мужчин.

Я, кстати,  как-то вскользь упомянула в присутствии одного из своих коллег - "натуралов",  что гомоотношения мужчин - это болезненный отход от нормы, как карликовый рост или шестипалость. - Однако никому из этих (с уродствами разного рода) людей, -  сказала я,  - не приходит в голову "гордиться" на парадах своими отклонениями, как, впрочем, и государству не приходит в голову их за это дискриминировать. - Уже больше сорока лет как они "вышли из клозета" - не останавливалась я.  - В сегодняшней Америке открытым гомосексуалам не возбраняется преподавать в школах, усыновлять детей, избираться в городские супервайзеры, а теперь уже, и служить в армии. Но им этого мало. Дискриминация, на самом-то деле, давно уже имеет обратный характер, и белые гетеросексуальные мужчины - единственные ее жертвы. Но гомолюди продолжают сбиваться в кучи (шествия, парады) и на самый похабный манер публично "демонстрировать" свои сексуальные отправления, то есть, не устают всеми возможными способами пропагандировать свое природное или приобретенное уродство, настойчиво возводя его в сознании сограждан в ранг нормы.

Мой коллега внимательно меня выслушал, подмигнул, что, мол, не выдаст меня, но посоветовал быть поосторожней. И он прав. Перед тем как высказывать не самое восторженное мнение о "парадах гордости", нужно детально продумать вопрос об отпуске, так как время между работами - самое подходящее в Америке для длинных каникул. А то, что тебя за вышеозначенное мыслепреступление попрут с любой корпоративной работы, не говоря о нон-профит или  государственной, - никаких сомнений. Радужное лобби в Америке много влиятельней, чем еврейское. LGBTQ сообщество - это разветвленная полугосударственная фашистская структура, с мощным агитпропом активно действующим уже в начальных школах. Так что к университетским годам у нынешних американских студентов, за маргинальным исключением, уже нет сомнений, что семья из двух пап ничем не хуже, чем традиционная семья.

Однако, я отвлеклась.

      

Я участвую в этой, в общем-то, довольно либиральной еврейской кино-тусовке, на уровне посещения  документальных фильмов, если в анонсе их нет слов "геи" и/или "палестинцы". И вовсе не потому, что жизнь гея или палестинца не может быть предметом искусства. Еще как может, ведь они такие же разные, как и мы. Но когда речь заходит об этих материях, слишком часто искусство заменяется грубо предсказуемой пропагандой...

Короче, в прошлое воскресенье около двух часов пополудни, вышли мы с мужем из кинотеатра, и сели за столик на маленькой площади, находяйщейся на пересечении Кастро и Маркет стрит (главная улица Сан-Франциско). Хотели  за чашкой кофе поговорить о только что  увиденном прекрасном документальном фильме "Humus". Вдруг муж, перебивая меня на полуслове,  говорит - "не оборачивайся". Ну, я, натурально, тут же обернулась, (эта повадка у женщин еще с жены Лота). Прямо за моей спиной стояла группа ню с завидно ровным загаром на волосатых ягодицах. Мужички были налегке: из одежды, учитывая погожий летний день, на них не было ничего лишнего. Если не считать кроссовок и разноцветной елочной фольги, в которую были не до конца (хм, каламбур получился) обернуты их незавидные по размеру гениталии. "Обнаженные", непринужденно болтая друг с другом, грелись на солнышке, а потом неторопливо пошли, посверкивая фольгой и яйцами, по Маркет стрит. Пошли они навстречу городскому обывателю: старикам, женщинам, детям...

Вокруг сновали полицейские (еврейское мероприятие как никак), но ни один из них не обратился к голожопым представителям угнетенного сексменьшинства с предложением надеть штаны. Не надо говорить, что любая другая категория граждан за "public nudity" днем в центре города (даже Города Большого Содома - Фриско) была бы без лишних слов арестована. Вот к какому надругательству над гражданскими правами "большинства" привела начавшаяся 50 лет назад борьба за гражданские права "меньшинства", и вправду, (и с этим не поспоришь), не в полной мере соблюдаемые в отношении геев в те далекие времена.

Хотела рассказать о фильмах последнего Еврейского Кинофестиваля, а я их отсмотрела прилично, но там есть ленты о старейшей фабрике Нью-Йорка по производству мацы, об истории поселенческого движения. Не хочу мешать это с содомом. Оставлю фильмы на следующий пост.

Фашизм все еще привычно видится многим  в образе нависшего над Римом знаменитого подбородка итальянского диктатора, введшего в исторический обиход само это понятие.  Мы забываем, что "фашисты будущего будут называть себя антифашистами". " Вполне предсказуемо, что "фашистами будущего" оказались разнообразные категории "меньшинств" с их  беспроигрышно-хитроумной тактикой  - нескончаемой борьбой  против мифа; другими словами, против фантома несуществующей дискриминации, как будто бы бесконечно осуществляемой против них бессердечным "большинством". Борьбой, которая окончится, только когда понятие "нормы"  и все различия между добром и злом окончательно исчезнут из сознания этого мракобесного (по мнению меньшинства) большинства. Ну, как в сцене, открывающей первый акт "Макбета", где три ведьмы улетая в грозу по своим делам, приговаривают:
"Грань меж добром и злом сотрись,
Сквозь пар гнилой помчимся ввысь"

Но нам здесь больше подойдут не общие соображения о добре и зле Шекспира,   а строчки ныне здравствующего Наума Коржавина, одна из которых как нельзя лучше подошла к названию этой короткой заметки. .. Наум Коржавин обращается как будто бы непосредственно к нам, жителям современного Большого Содома. А это давно уже не только Сан-Франциско, а все без исключения мегаполисы западного мира. И не только мегаполисы. Вот и Иерусалим пал, не устоял перед этой чумой "гордости"...

Горожане в древнем городе Содом
Были заняты развратом и трудом.
Рос разврат и утончался... И всегда
С ним росла производительность труда.
И следил все время строго их Сенат,
Чтоб трудом был обеспечен их разврат.

Телевидение в городе Содом
Просвещение вносило в каждый дом.
Дух прогресса всех учило постигать,
Наслаждаться, но расплаты избегать.
Пусть кто хочет превращает в матерей
Их одиннадцатилетних дочерей.

Что пугаться? — были б в деле хороши!
В том и жизнь. И нет ни Бога, ни души.
Наслаждайся!.. А к вакханкам охладел,
Есть в запасе свежесть юношеских тел.
Что там грех — забвенье смысла и лица
Перед скукой неизбежного конца?

Все ли думали так в городе Содом?
Может быть. Да кто расскажет нам о том?
Остальные ведь молчали — вот напасть! —
В ретрограды было стыдно им попасть...
И от тех, кто прямо чтил не Дух, а плоть,
Их потом не отделял уже Господь.

Чем все кончилось — известно без меня.
Что вникать в природу Божьего огня.
Все сгорели в древнем городе Содом,
А при жизни размышляли не о том,
Не о том, за что сожгут, на что пенять.
Лишь — куда себя девать и чем занять.

19 комментариев or Оставить комментарий